18 февраля 2010, Анна ЧУПРИЯН

Роман его жизни

Владимир Войнович, знаменитый создатель романа «Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина», представил свою новую книгу – «Автопортрет. Роман моей жизни». В ней автор попытался рассказать о том, что пришлось пережить ему в детстве, юности

При первом впечатлении книга Войновича пугает своим весом и объемом, почти 900 страниц. Однако знаменитый писатель-диссидент остался верен себе: читать его чрезвычайно легко. Сатира без тени заносчивости, юмор, безапелляционная честность и двадцать захватывающих сюжетов, которые могли бы лечь в основу отдельных книг.

Безусловно, дело не только в таланте Войновича, но и в том, что он прожил пеструю, интересную, в некотором смысле фантастическую жизнь. Детство прошло в Душанбе, отца арестовали за «антисоветскую пропаганду», учился в ремесленном училище, работал в колхозе, плотником на стройке, служил в армии, потом конфликтовал с советской властью, за что поплатился эмиграцией. За мемуары Войнович взялся не от хорошей жизни. До и после эмиграции власти распускали о нем удивительные по изобретательности небылицы.

– Когда в Театре Советской армии запретили мою пьесу «Два товарища», причина «отставки» называлась такая: меня поймали на границе при попытке провезти брильянты контрабандой. В это время я даже близко не мог подойти к границе, а брильянты не отличил бы от битого стекла. Писали, что я предатель, беглец, добровольно покинул ро-дину. Меня это раздражало, и я решил рассказать о себе, – говорит писатель с улыбкой.

– Обиды на страну не держу. Ведь что такое Россия? Это пространства, реки, поля, моря... Даже на советскую власть у меня обиды нет. Есть к ней отвращение. Это враждебная мне система. Она ко мне плохо относилась, и я к ней плохо относился. 

Книга «Роман моей жизни» писалась около 30 лет с постоянным переключением на другие литературные задумки. Так происходило со всеми крупными произведениями писателя – они растягивались во времени. К примеру, над «Чонкиным» Войнович работал 49 лет! На его создание автора подтолкнули солдатские байки о чудаковатом сослуживце, с которым постоянно случались невероятные истории. Как выяснилось позже, прототипом Чонкина был якут, и звали его Чонгин, с которым писатель никогда не виделся, а все приключения выдумывал сам. И хотя за солдатскую сагу Войновича уничтожали, он с легкостью говорит:

– Ни с какими трудностями при издательстве «Чонкина» я не столкнулся, поскольку впервые книга вышла в самиздате. Потом – без моего ведома попала на Запад. Вот тогда неприятности у меня были большие! Гораздо позже ее охотно напечатали сразу в 30 странах.

Конечно, Войновичу, дружившему со многими писателями, я не могла не задать щекотливый вопрос о его непростых отношениях с Солженицыным…

– С Александром Исаевичем у меня разногласия возникли не сразу. Его появление я воспринял с восторгом, как все интеллигентные люди того времени, будучи одним из первых его читателей. Произведения и поступки Солженицына тоже вызывали у меня восторг. Но потом многое стало не нравиться, некоторые его высказывания, работы, а самое главное, мне стала не нравиться обстановка вокруг него. Помню, когда Солженицын был популярным и еще не запрещенным, у него появилась повесть «Для пользы дела» – довольно средняя и неинтересная. Но когда я высказал свое мнение, мне ответили: «Как ты смеешь так говорить? Это же Солженицын!» Я был поражен: «А почему я могу сказать, что мне не нравится «Крейцерова соната» Толстого, но не могу сказать, что мне не нравится что-то у Солженицына?» Какие-то вещи у него были длинные, скучные, с употреблением неудобоваримого языка. Однажды он упрекнул меня, что я его языка

не понимаю. Короче говоря, мое критическое отношение к Солженицыну воспринималось обществом, как покушение на его жизнь. Хотя «Один день Ивана Денисовича» я всегда считал шедевром. 

Вот так, без обиняков и прикрас, Войнович рассказывает в своей книге не только о себе, но обо всех, кого знал, называя имена тех, кто был рядом и предавал, а также тех людей, которые привнесли в его жизнь радость и добро. Кстати, у книги удивительная обложка: она оформлена авторскими рисунками Войновича. Это – уже совсем другая ипостась творческой натуры писателя и, как говорят профессиональные художники, не менее серьезная. Впрочем, тут нет ничего удивительного, ведь талантливый человек – талантлив во всем.

Темы: Войнович

Политика Пушков прокомментировал готовность Трампа воевать с Турцией Пушков прокомментировал готовность Трампа воевать с Турцией

Российский сенатор Алексей Пушков прокомментировал готовность американского лидера Дональда Трампа к войне с Турцией, отметив, что еще не было такого, чтобы США угрожали ударами союзнику по НАТО.

Экономика Россия увеличила вложения в гособлигации США на 800 миллионов долларов Россия увеличила вложения в гособлигации США на 800 миллионов долларов

Россия в августе увеличила вложения в государственные ценные бумаги США на 800 миллионов долларов - до 9,3 миллиарда долларов, свидетельствуют данные американского минфина.


Общество Минтруд прокомментировал сообщения о массовых сокращениях в России Минтруд прокомментировал сообщения о массовых сокращениях в России

В Минтруде ответили на публикации в СМИ о грядущих сокращениях в российских компаниях и заявили, что показатели безработицы в следующем году сохранятся на нынешнем уровне.

Культура Михаил Пуговкин хотел сыграть Отелло Михаил Пуговкин хотел сыграть Отелло

Об актёре Михаиле Пуговкине на канале "ТВ Центр" покажут документальный фильм "Михаил Пуговкин: "Я всю жизнь ждал звонка". Премьера состоится 19 октября в 10.20.