24 июня 2010, Владимир БУЛЫЧЕВ

Ударницы секс-труда

В рейде по злачным местам города Омска я оказался вместе с работниками здешней милиции. Целью был отлов «ночных бабочек». Проституция существует с древних времен. Она была, есть и будет. Стражи правопорядка прекрасно это понимают. Так в чем же тогда

-.JPG– В том, чтобы хотя бы убрать проституток с улиц, – говорит сотрудник оперативно-разыскной части УВД Сергей (он просит не называть его фамилии и звания). – Пару лет назад в нашу «Газель» мы набивали столько девочек, что им приходилось сидеть друг на дружке. А сегодня, вот увидите, их окажется всего несколько.

В итоге, прокатившись по самым распространенным местам съема проституток (это Волгоградский проспект, улица Энтузиастов, Красноярский тракт), мы действительно привезли в отделение милиции лишь пять путан.

 

Низшая каста

Девушки, завидев знакомый автомобиль, сами к нему подходили, обращались к «оперу» по имени-отчеству (давний знакомый!), покорно забирались в салон.

Спрашиваю:

– Почему не убегаете?

– А толку-то. Потом все равно поймают – хуже будет.

– Побьют, что ли?

– Нет, такого пока что не было.

В любом случае, лучше с милицией отношений не обострять. От нее зависит, уйдут ли материалы в суд. Если оперативники осерчают на девочку (сбегает, хамит), ей придется активнее работать на госказну. Согласно статье 6.11 КоАП занятие проституцией влечет наложение административного штрафа в размере от полутора до двух тысяч рублей. Периодически раскошеливаться каждой из них, само собой, приходится. Но это их особо не ущемляет. Ежедневный доход уличной проститутки в Омске – две-три тысячи рублей. Тарифы у всех примерно одинаковые: четыреста рублей – оральный секс, пятьсот – «полная программа».

Выглядят уличные дамы полусвета, как бы помягче сказать… не лучшим образом. У Маши нет двух передних зубов, у Нины – признаки легкой дебильности на лице, у мужеподобной Нади жеванные замызганные джинсы. Кого такие девушки могут заинтересовать?

– Да представьте, их и на «Лексусах» снимают, – удивляет меня Сергей.

Может быть, мужики таким образом экономят? «Классная девочка», но не с улицы, в том же Омске, стоит от 1500 до 3000 рублей в час. Встречаются и дороже (райские птички из числа «гостиничных», «салонных» и «виповских»). Но во время нашего ночного рейда оперативники имеют дело с низшей, уличной кастой. Непритязательная внешность – не главная ее особенность. Она представляет особую угрозу как рассадник заразы. Как правило, у каждой из «уличных» проституток – букет инфекций, передающихся половым путем. Медики, дежурящие в милиции во время рейдов, аналогичных нашему, обнаруживали у них все подряд – от сифилиса и хламидиоза до гепатита. Было несколько случаев выявления ВИЧ-инфекции.

В кабинет к медикам отправляться никто из девушек не хотел. Заталкивали их туда едва ли не насильно. Исходя из их наплевательского отношения к собственному здоровью можно смело предположить, что и лечиться после выявления заболевания путаны не стали. А на вопрос, работают ли по-прежнему ВИЧ-инфицированные, никто мне не смог дать внятный ответ. Милиционеры не знают зараженных поименно (врачебная тайна!), а медики не знают, чем зарабатывают на жизнь их пациентки.

Разумеется, в этом замкнутом кругу не находится места для преследования проституток по статьям 121 (заражение венерической болезнью) и 122 (заражение ВИЧ-инфекцией) УК РФ – а подобные случаи наверняка встречаются. Однако таких дел в судебной практике в Омской области нет.

Очень редки дела и по статье 240 – «Вовлечение в занятие проституцией». Всего лишь одно за весь прошлый год. Потому что в абсолютном большинстве случаев никакого вовлечения «путем применения насилия или угрозы его применения, шантажа» и прочего нет. В свою профессию девочки приходят, как правило, добровольно.

 

Портрет в интерьере

Света выглядит, пожалуй, приличнее своих товарок: и одета опрятнее, и выражение более или менее осмысленное, и перегаром не воняет. Работала продавцом и страдала от вечного безденежья. У нее на иждивении сын-второклассник. Муж отбывает наказание за разбой. Свету в ее образе жизни, в общем-то, все устраивает. Беспокоят лишь два обстоятельства. Во-первых, она боится, что ревнивый зэк-муж узнает о ее занятии и, вернувшись с зоны, «башку оторвет». Во-вторых, мать хочет лишить ее родительских прав и установить опеку над ребенком. Говоря об этом, Света роняет слезу, а оперативники ее пытаются утешить:

– Занятие проституцией само по себе не является основанием для лишения родительских прав. Ребенок в школу ходит?

– Ну конечно…

– Одет-обут? Накормлен?

– Само собой. Зачем бы я работала?

Нотаций оперативники проституткам не читают. Потому что бесполезно. Если кто-то и бросает это ремесло, то уж точно не в результате душеспасительных бесед в милиции. Иные, бывает, выходят замуж, другие – в тираж, потеряв на улице здоровье.

Оружие милиционеров – закон. Более строг он к организованным формам проституции. Статья 241 Уголовного кодекса – «Организация или содержание притонов для занятий проституцией» – предполагает санкции вплоть до пяти лет лишения свободы. На практике же осужденные отделываются, как правило, условным сроком. Схватить за руку сутенера, владельца бани, где оказываются интимные услуги, организатора фирмы по торговле плотскими утехами не так-то просто. Чем активнее милиционеры, тем осторожнее сексуальный бизнес.

Из омских газет давно пропали объявления, прозрачно предлагающие услуги проституток. Сутенеры работают без широкой рекламы, через администраторов гостиниц и бань, через таксистов – все посредники получают свой процент. Обычный расклад: из суммы, которую клиент отдает проститутке, треть идет посреднику, треть – сутенеру и треть – самой девушке.

Сексуальный бизнес уходит в тень. И хотя в 2009 году более 50 дел по 241-й статье прошли в судах, а за первые три месяца нынешнего года раскрыты 29 подобных преступлений, преданные огласке случаи – лишь крошечная часть айсберга, основная часть которого скрыта. Задерживать торговцев оружием или наркотиками помогает проверочная закупка товара. А проверочной закупки сексуальных услуг нет. Поэтому-то так сложно засадить сутенера или содержателя борделя. Сами же проститутки идут как свидетели. В течение трех часов после задержания их должны отпустить, составив административный протокол.

Задачу убрать проституток с улиц сотрудники милиции в поте лица решают уже несколько лет, и как будто в этом преуспели. «Если процесс нельзя остановить, его нужно хотя бы контролировать», – говорят они. Однако при этом милиционеры понимают, что по большому счету борьба с этим социальным явлением существующими методами обречена на провал. 

 

Закон рынка

– А если бы ввести ответственность клиентов за пользование услугами проституток, если бы об этом во весь голос заговорили лучшие люди общества, «властители дум», эффекта было бы куда больше, – размышляет оперативник Сергей. – Пока же клиенты безнаказанны, покуда существует ненаказуемый спрос, будет и предложение. Закон рынка!

– Существует и другая точка зрения: почему бы не узаконить проституцию, коль скоро она непобедима?

– Это никому не выгодно. Может быть, кроме правоохранителей. Да, нам было бы так легче проверять легальные публичные дома, выявлять и наказывать нелегалов. А сутенеры и проститутки разве заинтересованы платить налоги? К тому же, в таком случае они, как, допустим, в Нидерландах, должны иметь соответствующие санитарным нормам рабочие места, регулярно проходить медицинскую проверку. Это дополнительные вложения, и очень серьезные. Да и от государства потребовались бы немалые затраты на контролирующие органы в структурах муниципальной власти…

А как быть с моральной стороной дела? Легализацию проституции наше общество явно не примет. Вот ведь какая закавыка: к проституткам оно относится в основном с порицанием, а к тем, кто пользуется их услугами, – вполне терпимо. Именно эта двойная мораль и оберегает древнейший промысел и делает его бессмертным.

Света умоляет не публиковать ее снимки в газете. Вдруг ее узнает муж? Или учительница сына?

Сегодня она дает объяснение в милиции. Заплатит штраф, к которому, впрочем, ей не привыкать. А завтра она снова выйдет на дорогу. И возле нее притормозит машина. Спрос...

досье

Если привлечь проститутку к административной ответственности можно только за «систематичность действий», а «отдельный, единичный факт вступления в половую связь за вознаграждение не содержит признаков…» правонарушения (Комментарий к ст. 6.11 КоАП), то сутенер может быть оштрафован на 2000–2500 рублей или взят под арест на 10–15 суток даже за однократное получение дохода. При этом вид и размер вознаграждения – будь то деньги, вещи, ценности или другие блага – не имеет квалифицирующего значения. «Подогнал» клиента, подыскал место для интима (скажем, предоставил свою квартиру) – отвечай перед законом по ст. 6.12 КоАП.

***

Как относятся россияне к предложению легализовать проституцию? По данным исследования фонда «Общественное мнение», 38 процентов наших сограждан считает, что государство могло бы контролировать эту область секс-индустрии. При этом 43 процента все-таки выступают за запрет. Фонд «Общественное мнение» задавал и другой вопрос: «Осуждаете или не осуждаете женщин, которые за деньги оказывают сексуальные услуги?» Оказалось, 42 процента россиян осуждают, 35 процентов – нет. При этом у мужчин и женщин мнения разнятся. 41 процент мужчин не осуждает, 36 осуждает. У женщин 47 процентов осуждают, 30 процентов – нет.

***

Несколько лет назад санкт-петербургские общественные организации подсчитали, что в Петербурге вовлечено в проституцию более 20 тыс. женщин. «Проблема намного масштабнее, – уверяет Игорь Князькин, автор книги «История петербургской проституции» и главврач Центра простатологии, – в Питере проституцией занимаются, по крайней мере, 60–65 тыс. женщин». По данным МВД, в России около 1 млн путан. Правозащитники уверены: показатель в несколько раз выше.

Годовой оборот отрасли сексуальных услуг в России, по мнению экспертов, составляет 5–7 млрд долларов.

Темы: УВД секс


Общество Глава комитета Госдумы выступила против поправок в Семейный кодекс Глава комитета Госдумы выступила против поправок в Семейный кодекс

Глава комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Тамара Плетнева считает, что предложенные сенаторами поправки в Семейный кодекс, касающиеся брака и усыновления, слишком объемны, изменения должны вноситься постепенно.

Спорт Фальстарт из-за коронавируса. Как "Зенит-Ижевск" пострадал после матча на Кубок России Фальстарт из-за коронавируса. Как "Зенит-Ижевск" пострадал после матча на Кубок России

Ижевский футбольный клуб сложно было назвать фаворитом "группы 4" в первенстве ПФЛ. "Зенит" рассматривался в качестве крепкого середняка – букмекеры не предполагали, что ижевские футболисты смогла побороться за путевку в ФНЛ.