15 июля 2010, Татьяна КОРОТКОВА

Козырные карты Твери

Только что закончил работу VII Тверской социально-экономический форум «Информационное общество», где обсуждали планы широкого применения информационных технологий в народном хозяйстве. В этом году в Твери одновременно с форумом проходил и Совет при п

ec4680cd.JPG– Почему именно Тверь стала площадкой для такого рода тематики?

– Любая территория должна иметь какое-то свое лицо. Хотелось найти точки, на которых бы область звучала. Экономический форум, конечно, – это стандартный прием. И мы не сразу пришли к этой тематике. Пару лет форум проходил для инвесторов, затем несколько лет мы обсуждали различные срезы экономики. Наконец, последние 2 года тематикой форума стали информационные технологии. Причем не просто информационные технологии, а их конкретное использование, прежде всего, в бюджетной сфере, управлении государством и муниципалитетами. И такая специализация дала достаточно заметный эффект. Очень обширная и представительная площадка получилась – 70 субъектов Федерации, 2 тыс. делегатов. Солидно для города с населением 400 тыс. человек. На самом деле Тверь еще в советские времена была городом программистов, в той степени, в которой это могло быть в 80-е годы. Здесь располагались общесоюзные фонды, в которые стекались и хранились лучшие электронные программы. Например, я в качестве системного программиста 4 года проработал в авиационной промышленности и создал несколько комплексов программ ориентации крылатых ракет по рельефу местности. Вот они хранились в Твери. И я очень старался, чтобы мои разработки хранились именно тут. Так что Тверь – давно уже, по сути, информационный город.

– Так, может, Сколково надо было делать в Твери?

– Вот именно! На самом деле у нас в Твери все равно будет свое Сколково. Потенциал для этого есть. Например, на молодежном форуме, который состоялся за день до открытия Санкт-Петербургского экономического форума, самой интересной презентацией была презентация города Большое Завидово. Население города всего 30 тыс. жителей. Его строят действительно молодые ребята, предлагая креативные решения, используя инновационные подходы, создавая такую структуру жизни, которая отвечает потребностям молодых. И они построят, я убежден. Есть и пример, когда крупная западная компания, создающая программные продукты в основном для заказчиков за рубежом, приняла решение перевести свой офис в Осташково. Все это элементы Сколково. С той лишь разницей, что реальное Сколково будет обладать конкретными и вполне ощутимыми преимуществами в виде налогообложения. Ну а мы будем работать на общих основаниях.

– Некоторые регионы объявили, что у них уже заработало электронное правительство.

– Я скажу так – электронное правительство готово не везде. Электронное правительство пока только больше слова, так называется целевая программа. Я считаю, что она будет реализовываться в разных регионах не один год, скорее больше 10 лет. Кроме того, это процесс бесконечный, потому что подходят новые средства коммуникаций, новые технологии. Что такое электронное правительство? Это использование компьютера в повседневной работе и ежедневное сокращение бумажного документооборота. Ну вот, например, мы удовлетворены работой Миг-рационной службы – в целом она работает хорошо. Зато работой, скажем, Кадастровой палаты, регистрирующей недвижимость, – не удовлетворены. Казалось бы, и там и там – федеральные органы. Или, например, Налоговая служба работает хорошо, а транспортный налог не собирается как следует. А это тоже элементы электронного правительства.

Из интересного, звучного, чем может похвастаться Тверская область, – мы единственные в России, у кого есть в открытом доступе, подчеркиваю – в открытом, географическая карта. Она имеет несколько десятков слоев, а предполагается много тысяч слоев. Каждый может зайти и отработать свой транспортный маршрут, выбрать, как проехать от одной деревни до другой, каким транспортом и сколько времени на это потребуется. И это тоже элементы электронного правительства. Кроме того, в каждом муниципалитете у нас есть оптоволокно. Для всех муниципальных центров от 5 тыс. человек – это 10 гигабит в секунду, до 5 тыс. – 1 Гбит/с. Очень хороший поток. Но люди же этим не пользуются. У каждого главы муниципального образования есть Skype с камерой, я могу позвонить им в любой момент, хотя бы прямо сейчас. Другой вопрос, оказался бы он в этот момент на месте. Тем не менее. Сам я присутствую во всех социальных сетях: в Livejournal, в Twitter, на Facebook, и в «Одноклассниках». Читаю все.

– Насколько Тверь оснащена компьютерами? Насколько в этом отстает от Москвы?

– Конечно, отстает. В целом по России, где-то порядка 45 человек на тысячу жителей – активные пользователи. Зато во всех 620 школах Тверской области, естественно, есть компьютерные классы. Кроме того, в 180, в которых обучается более 80% школьников, т.е. в базовых школах, есть и информационные центры. И это не простой компьютерный класс, это средство доступа к внешнему миру и к средствам внешнего обучения, самостоятельного обучения, причем не только учеников, но и педагогов. Это уже сделано. Остается только добиться, чтобы школы пользовались всеми этими возможностями.

– Экономические форумы проходят в спокойной, деловой обстановке. А когда происходит «Нашествие», Тверь не «дрожит»? Рок-фестиваль – тоже большое событие, но гораздо более шумное.

– «Нашествие» уже шестой год проходит в Тверской области и второй раз в 50 километрах от Твери, недалеко от Большого Завидово. Наверное, эхо фестиваля и будет изредка доноситься сюда, но я считаю, что молодые должны отдыхать и общаться между собой. Ожидается, что фестиваль опять посетят не менее 50 тыс. человек. Но в Завидово места с запасом – всем хватит. Единственное, когда там будет все «дрожать», – это во время пролета авиации. Молодые люди увидят, подняв голову, еще и мощь государства. Что тоже очень важно, я считаю. Чтобы какое-то объединяющее начало было не только в рок-музыке. Все будет замечательно там. Вопрос только в погоде, конечно.

– А вообще соседство с Москвой – благо или головная боль?

– Если о работе говорить – благо, во всем остальном – головная боль. Благо нашего соседства все-таки в том, что все основные финансовые и человеческие ресурсы – в Москве. Возьмем, например, туризм. Который год, невзирая на кризис, у нас идет 15-процентный прирост туристического потока. В региональном округе по числу туристов мы вышли уже на 3-е место, и, думаю, в следующем году станем вторыми, даже опередим Московскую область. Так что в каждом обстоятельстве есть свое конкурентное преимущество. Надо его использовать.

– У вас кругом история, древняя – это же территория бывшего Тверского княжества. Есть проблемы по содержанию, реставрации, использованию памятников?

– Конечно же, есть. На самом деле, здесь всегда необходимо различать две вещи – надзор и содержание. К сожалению, у нас на уровне государства это все еще не отрегулировано до конца. Мы постоянно совмещаем эти две функции. Речь идет о том, что федеральное правительство и федеральное министерство должны надзирать за памятниками, от них должны исходить указания о том, как их нужно содержать, как использовать. И, если денег на все у федеральной власти не хватает, конкретную заботу о наследии следовало бы отдать на региональный уровень. Под контракт, в котором четко должно быть прописано, что и как. Вот, например, Путевой дворец в Твери. На его содержание выделялось в год от 5 до 10 млн рублей, при необходимых 100. А вообще говоря, на его полную реконструкцию нужен миллиард. Из федерального бюджета получить такие средства совершенно невозможно. Но дворец – федеральная собственность, и мы по закону не имеем права сами финансировать его реконструкцию. У нас на это нет полномочий. В противном случае к нам придет прокуратура и обвинит нас в нецелевом использовании средств. Мне совершенно непонятно, зачем такие объекты наследия выведены на федеральный уровень. Рассчитывают, что якобы найдутся на это деньги? Мы же понимаем, что в обозримом будущем деньги не найдутся. Тогда отдайте тем, кто готов финансировать. Кстати, на процедуру передачи из федеральной собственности в региональную уходит 2 года. Проблема. В то же время есть примеры в Твери, когда находится эффективный собственник. Особенно по дворянским усадьбам. Большей частью, конечно, в сельской местности. С таким собственником заключается специальный контракт. Пожалуйста, пользуйтесь, восстанавливайте, считайте его своим. Но это региональная собственность под надзором.

– По поводу обязательства чиновников публично подавать декларации о доходах. Вы тоже подавали. Не считаете ли вы это пустой затеей?

– Я считаю, что декларирование – абсолютно правильная вещь. И его надо продолжать. Эффект мы пока не чувствуем. Но если просмотрим результаты за 8 лет – почувствуем. Если человек, скажем, был министром, потом губернатором, или наоборот, всегда можно проследить его финансовую историю и понять, откуда и что берется у этого человека, обманывает он или нет. Политик не имеет права обманывать. Хотя механизм декларирования необходимо совершенствовать. У нас нет пока декларирования расходов, поэтому непонятно, где берутся средства на такие расходы.

– Как вы (Тверская область) умудряетесь выжить, если у вас нет нефти и газа?

– За счет диверсификации экономики. Это была моя задача как губернатора, когда я заступал на пост. И этого мы смогли добиться. Потому в кризис, несмотря на то, что машиностроение, на которое у нас приходится 33% в общей структуре производства, просело где-то почти в три раза, налоговые сборы за прошлый год у Тверской области были выше, чем в 2008-м. У нас находятся головные офисы и ozon.ru, и компании «Отто», и все call-центры. Например, когда вы звоните в справочную «Аэрофлота», попадаете в Тверскую область. У нас успешно работают 30 небольших химических предприятий. В общем, ряд предприятий и вытащили бюджет региона.

– В Тверской области хватает промышленности. А сельское хозяйство осталось?

– Вопрос не так стоит. Сельское хозяйство в целом существует и развивается. Неравномерно. Но оборот сельского хозяйства в целом растет. Сейчас все крупные агропромышленные предприятия находятся в прибыли. Я говорю об этом так спокойно, потому что у нас нет той засухи, от которой страдают другие регионы. Тверская область – это все-таки северная территория, даже в сравнении с Москвой. Поэтому у нас развитие сельского хозяйства идет преимущественно в мясном и молочном животноводстве, растениеводство – не наш конек. Самый распространенный тип хозяйствования – в основном фермерство и агропромышленные комплексы. И есть достаточно большие и серьезные хозяйства. Другое дело, к сожалению, – число личных подворий сокращается. И падает поголовье скота. Потому что намного легче купить молоко в магазине, чем содержать 2–3 коровы. Ситуация непростая, хотя, подчеркиваю, кризиса здесь я никакого не вижу. Другое дело, что импульсы от федерального правительства и профильного министерства поступают нередко труднообъяснимые. Для крестьянина и для фермера очень важна уверенность на перспективу. Если не запустить программу на 8 лет, фермер не решится взять кредит или запустить в хозяйстве что-то новое. Например, в прошлом году оказывалась помощь мясному животноводству и активная, в этом – уже нет. 10 лет помогал федеральный бюджет льноводству, в этом году – нет. Отрасль сразу пошла в минус, только из-за того, что ей недодали денег. И деньги-то были не такие большие – миллионов 250 на все льноводство. Какой это импульс? А это такая отрасль, в которой культура на этом конкретном поле родится раз в 7 лет. Теперь лен больше сажать просто не будут. Посадят рапс, все, что угодно, но не лен. Приехали.

– Наверное, есть и другие проблемы?

– Если мы говорим о сбыте, то людей надо учить и подталкивать к тому, чтобы занимались переработкой. Например, у нас функционируют небольшие молокосборные пункты с переработкой и твердой упаковкой. Такой небольшой заводик стоит недорого – 15 млн рублей. Мы еще даем 30-процентную субсидию. Если это кооператив без собственной переработки – 50%. Можете себе представить, собрались 5 человек, организовали такой мини-заводик, и еще им половину денег на это дали. Достаточно серьезная помощь. Поэтому в магазинах Твери и других муниципалитетах молоко пакетированное, 5-дневное продается по цене 24 рубля. А мы все знаем, сколько стоит пастеризованное, 90-дневное – рублей 36. Пятидневное-то полезнее, дешевле, и вкус молока в нем есть. Кроме того, мы сдаем в аренду по 100, по 200 га земли в обработку, практически бесплатно.

– Берут?

– Слабо. Хотя арендная плата – 3–4 тыс. рублей в год за 100 га. А дальше хочешь – картошку сажай, хочешь – что-то другое.

– Почему не берут?

– А кто из здесь присутствующих готов взять 200 га? Похоже, никто. Ее же обрабатывать надо. В этом-то и весь вопрос. Кому охота возиться с землей? Например, средняя заработная плата в Тверской области 15 тыс. рублей, в том числе в городах, а на мебельной фабрике в нашем Жарковском районе при 4-сменной работе средний заработок у рабочих всего 6 тысяч. Это я к тому, что человек сам выбирает, работать ли ему на предприятии за эти деньги или взять землю в аренду. Все-таки уровень жизни и потребностей во втором случае будет выше. Правда, государство тоже влияет на этот выбор такими действиями, о которых я говорил выше, импульсами невнятными и зачастую противоречивыми. Но все равно ничего страшного нет. Мы уже вполне обеспечили свою собственную продовольственную безопасность. И дальше будем обеспечивать. Нам некуда деваться.

– В свое время вы были одним из руководителей Госкомспорта. Как вы оцениваете положение в российском спорте? Мы же все проиграли.

– Результаты у нас действительно плохие. Но, в общем, ожидаемые. Хотя финансирование – достаточное. Идет не туда. Конечно, очень хочется, чтобы у нас была спортивная база мирового уровня. Но давайте будем честно говорить, что на это требуется время. Года два уйдет на строительство, еще года два мы будем формировать кадры, потом еще надо спортсменов вырастить. Итого, на этой базе мы сможем получить результат лет через 7. Если же мы хотим получить результат в Сочи, лучше тренироваться за рубежом. И если уж финансировать, то давайте мы будем разделять основную и резервную сборные. Давайте финансировать тех, кто реально может завоевать медали. Если мы говорим об управлении, то опять-таки до сих пор в этом нет четкости. Зато есть затяжной многолетний переходный период. Мы как должны управлять спортом? Через министерство или через федерации? Если убрать из бюджета и задач Госкомспорта строительство объектов и перевести их в Минрегион, то денег на профессиональный спорт, спорт высших достижений хватит. Все зависит о того, о чем идет речь – о спорте высших достижений или о массовом спорте. За массовый спорт должны отвечать регионы, а задачи ставить – министерство. Другое дело – первые команды, наши сборные. Например, фигурное катание, хоккей, футбол – конечно же, что там министерству делать. Если есть нормальный договор, то пускай федерация возглавляет. Но надо заслушать федерацию: есть ли планы, результаты. План защитили, финансы защитили – идите, завоевывайте. Если же речь идет о менее развитой федерации, управление должно брать на себя министерство. Например, кёрлинг, единственный вид спорта, где у нас нет мужской сборной. Что, федерацию мужскую поднимать? Давайте все-таки сначала министерство там поработает, хотя бы для того, чтобы сформировать мужскую команду. Показать, что это все не так страшно – и мальчики могут полы тереть.

– У вас четверо детей – две дочки и два сына. Сыновья еще совсем маленькие. Может быть, дочки уже определились, кем станут, когда вырастут?

– Я думаю, об этом говорить еще рано. Я, например, в детстве, когда мне было лет 7, хотел быть водителем «катка», в смысле работать на асфальтоукладчике. Конечно же, все у детей потом меняется. Главное – надо предоставить возможность детям выбирать. Они должны обладать своими знаниями, навыками и т.д. Вот недавно был день рождения моего младшего сына. У него как раз в этот день прорезался 4-й молочный зуб. Это все в Twitter можно посмотреть на DZelenin. И личную жизнь, и рабочий график.

– Что у вас за Музей козла в Твери?

– Козел – это символ Тверского княжества. Сохранилось много сказаний, легенд, в том числе такая. Во время наступления татаро-монголов, один батюшка бил в колокол. Когда понял, что защитникам нужна его помощь, схватил рогатину и бросился отбивать врага. А чтобы колокол продолжал звонить, привязал к нему козла. Козел звонил, а батюшка воевал с противником. А вообще козел – животное достаточно продуктивное и жизнеустойчивое. Для жителей Твери – это символ устройства быта. В музее хранятся не только разные предания об интересных случаях, но и собрано все, что связано с этим животным, включая изделия народных промыслов.

– То есть в Твери за козла отвечают?

– Однозначно. Отвечают.

 

досье

ЗЕЛЕНИН Дмитрий Вадимович

Родился 27 ноября 1962 года в г. Москве.

Образование – высшее, Московский физико-технический институт, факультет управления и прикладной математики.

Кандидат экономических наук.

30 декабря 2003 года вступил в должность губернатора Тверской области.

Женат. Отец четверых детей.

 


Политика В США предложили ввести санкции против России из-за Навального В США предложили ввести санкции против России из-за Навального

Группа американских сенаторов внесла законопроект о санкциях против России из-за инцидента с Алексеем Навальным, говорится в релизе на сайте одного из инициаторов Марко Рубио.

Экономика Титов предупредил Мишустина об угрозе волны банкротств Титов предупредил Мишустина об угрозе волны банкротств

Уполномоченный при президенте России по защите прав предпринимателей Борис Титов обратил внимание премьер-министра Михаила Мишустина на системную проблему с выдачей льготных кредитов бизнесу под два процента, которая может обернуться волной банкротств, рассказали в пресс-службе омбудсмена.


Общество Глава комитета Госдумы выступила против поправок в Семейный кодекс Глава комитета Госдумы выступила против поправок в Семейный кодекс

Глава комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Тамара Плетнева считает, что предложенные сенаторами поправки в Семейный кодекс, касающиеся брака и усыновления, слишком объемны, изменения должны вноситься постепенно.

Культура В "Соседях" соседствуют смех и слёзы – комедия и мелодрама В "Соседях" соседствуют смех и слёзы – комедия и мелодрама

На днях в станице Обуховская Ростовской области стартовали съёмки четвёртого и пятого сезонов сериала "Соседи" силами телекомпании "Мостелефильм дистрибьюшн" по заказу канала "Россия 1". В новых сериях героев проекта ждут настоящие страсти. Казалось бы, все конфликты в прошлом, в большом семействе Ширшиковых и Кораблёвых наступил долгожданный мир: дети отпраздновали свадьбу, выигран районный конкурс на лучший садовый цветок, – но идиллия новоиспеченных родственников рушится в одночасье, когда вн

Спорт Фальстарт из-за коронавируса. Как "Зенит-Ижевск" пострадал после матча на Кубок России Фальстарт из-за коронавируса. Как "Зенит-Ижевск" пострадал после матча на Кубок России

Ижевский футбольный клуб сложно было назвать фаворитом "группы 4" в первенстве ПФЛ. "Зенит" рассматривался в качестве крепкого середняка – букмекеры не предполагали, что ижевские футболисты смогла побороться за путевку в ФНЛ.