15 июля 2010, Елена БАТУЕВА

Безработное детство

Многие подростки хотели бы поработать летом. Но на их пути возникает множество препятствий.

87009672.JPGВ летний период жители Ярославля наблюдают редкое в наше время явление: около дома номер 5 по улице Чкалова выстраивается огромная очередь. Вдоль очереди ходит человек со списком, записывает прибывающих, присваивает номера, устраивает переклички. Нет, это не распродажа дешевой колбасы и не рекламная акция сетевиков. Это подростки стоят за работой.

Уже несколько лет управление по молодежной политике Ярославля совместно с администрацией области осуществляет программы трудоустройства подростков от 14 до 17 лет во время школьных каникул. Цель – дать возможность учащейся молодежи подработать. Финансируют программы областной, городской и федеральный бюджеты, а участвуют в них организации, которым нужна бесплатная неквалифицированная рабочая сила. Бесплатная, поскольку труд подростков оплачивается бюджетными деньгами. Организации лишь предоставляют фронт работ и отчетную документацию.

– В этом году нам подали заявки более ста различных организаций, – рассказывает инструктор по труду Ярославского городского молодежного центра Любовь Муха. – Если условия труда соответствуют нашим требованиям, мы составляем с ними договора.

В списке «одобренных» организаций районные администрации, судебные приставы, больницы, школы, библиотеки, пенсионный фонд, военкомат. Характер работы, как пояснили в молодежном центре, не требует особых умственных и физических затрат – сортировать документы и книги, выполнять несложные поручения. Работают подростки в возрасте 14 лет – 4 часа, 15 лет – 5 часов, 16–17 лет  – 7 часов. Оклад 4300 рублей, который облагается 13% налогом плюс доплата от центра занятости 850 рублей. В общем, деньги для подростков неплохие, а потому желающих получить работу гораздо больше, чем вакансий.

– На три месяца этого года у нас всего 1622 вакансии, – объясняет Любовь Муха, – а соискателей гораздо больше.

Количество вакансий ограничено финансами. Всего на летнюю программу выделяется 7 миллионов 238 тысяч 740 рублей из городского бюджета и 1 миллион 639 тысяч 400 рублей из областного. Федеральные деньги идут по линии центра занятости. Это та самая доплата 850 рублей, которую выдают подросткам, участвующим в программе.

На распределение вакансий, список которых оглашается раз в месяц, городскому молодежному центру дается неделя. Фактически же все совершается за день. Чтобы получить местечко получше, подростки занимают очередь ночью. Приходят к дверям центра с ковриками и спальниками, записываются и ночуют прямо на асфальте.

– Мы пришли к центру в 6 утра 1 июля, – рассказывает девушка по имени Диана, – и были уже 160.

Увы, у тех, кто пришел к открытию – к 9 утра, шансов получить работу уже не было. На этот момент в списке значилось уже 400 человек, а на август молодежный центр предлагал всего 350 вакансий. 8–12-часовое стояние в очереди – лишь начало выпадающих на долю соискателей испытаний. Вместе с вакансией в центре занятости ребятам выдают целый пакет документов, которые необходимо оформить для трудоустройства. Помимо этого, нужно пройти медкомиссию в поликлинике, получить справку из своего учебного заведения, а затем сдать документы в органы опеки, где выдают разрешение на работу.

– Проблема в том, – рассказывает Наталья Михайловна Зеванина, мама 14-летней соискательницы работы Марии, – что органы опеки работают только два дня в неделю – в понедельник до обеда и во вторник после обеда. Чтобы попасть на прием, мне пришлось отпрашиваться с работы. Мы с дочерью отстояли очередь, потом полчаса провели в кабинете, заполняя бумажки, за ответом через две недели пришлось поехать в департамент образования, так как он вовремя не пришел в органы опеки. Если бы мы ждали его, то не успели бы в срок сдать все документы. В целом процесс сбора бумаг для трудоустройства занял у нас около месяца.

Еще одна организация, где царствует волокита, – молодежная поликлиника. Там теряют карточки подростков, долго делают анализы, из-за больших очередей подростки не попадают на прием к врачу. И в результате не успевают сдать вовремя документы и лишаются работы. Но даже когда все справки собраны, расслабляться нельзя – впереди повторное посещение молодежного центра, оформляющего подростков на работу и выдающего им трудовые книжки. И тут подстерегают новые ловушки.

Например, когда, собрав все справки для трудоустройства сына, я пришла с ним в молодежный центр, выяснила, что со всех документов нужно было снять ксерокопии. Молодежный центр эту услугу не предоставляет. Пришлось искать пункт ксерокопирования. Благо успели это сделать, не пропустив своей очереди. Но это были не все сюрпризы. Когда мы попали на прием, выяснилось, что необходима еще и ксерокопия загранпаспорта ребенка – для изготовления пластиковой карточки «Ярсоцбанка». Пришлось ехать домой за загранпаспортом. Дальше был обеденный перерыв, в центр мы вернулись ближе к вечеру. Каково же было мое возмущение, когда, проверив наши документы, сотрудница центра сказала, что принять их не может, так как в медицинской справке врач написала: «Может работать без вредных условий труда», а нужно было написать: «Может работать на должности подсобного рабочего».

Опять возвращаемся из центра в наш отдаленный район, приходим в поликлинику. Участковый врач уже закончила прием. После бурной сцены с моей стороны заведующая соглашается дописать в справке необходимую фразу.

В молодежный центр приезжаем за полчаса до закрытия.  На этот раз документы принимают. И хотя трудоустройство ребенку теперь гарантировано, необходимо выполнить еще массу бюрократических формальностей: оформить сберкнижку в Сбербанке России, отнести ее в центр занятости и написать там заявление на доплату. Кроме того, нужно оформить пластиковую карточку в «Ярсоцбанке», на которую будет перечислена зарплата.

В целом на хождения по инстанциям с ребенком, без учета ожидания готовности документов, потратила три полных рабочих дня. А ведь я передвигалась на автомобиле. Те, кто пользуется общественным транспортом, тратят времени намного больше. А если у подростка нет пробивной силы в виде родительского плеча, он вообще вряд ли сможет чего-то добиться. Поэтому я не удивилась, когда, приведя сына в детский экологический центр «Родник», где ему предстоит трудиться, узнала, что из-за проволочек с документами четверо из 15 подростков, которые должны работать здесь в текущем месяце, не успели оформиться и потеряли места. Документы задержали в органах опеки и в молодежной поликлинике.

Сотрудница центра Любовь Муха призналась мне, что иногда поражается терпению клиентов их центра. Будь она на их месте, вряд ли смогла бы дойти в процедуре оформления документов до конца. Но, видимо, не все соискатели столь терпеливы, поэтому часть вакансий все же пропадает. Например, в июле остались незанятыми 50 рабочих мест из 600.  Подростки хотят получить работу, но когда сталкиваются с бюрократическими препонами, это желание пропадает.



Общество Глава комитета Госдумы выступила против поправок в Семейный кодекс Глава комитета Госдумы выступила против поправок в Семейный кодекс

Глава комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Тамара Плетнева считает, что предложенные сенаторами поправки в Семейный кодекс, касающиеся брака и усыновления, слишком объемны, изменения должны вноситься постепенно.

Спорт Фальстарт из-за коронавируса. Как "Зенит-Ижевск" пострадал после матча на Кубок России Фальстарт из-за коронавируса. Как "Зенит-Ижевск" пострадал после матча на Кубок России

Ижевский футбольный клуб сложно было назвать фаворитом "группы 4" в первенстве ПФЛ. "Зенит" рассматривался в качестве крепкого середняка – букмекеры не предполагали, что ижевские футболисты смогла побороться за путевку в ФНЛ.