11 ноября 2010, Антонина КРЮКОВА

Семья завещана нам Богом

В Москве открылся фестиваль «Александр Журбин: Музыка. Театр. Кино», посвященный юбилею композитора.

На протяжении многих десятилетий он работает в самых различных музыкальных жанрах. В 1975 году написал первую советскую рок-оперу «Орфей и Эвридика», взорвавшую привычную атмосферу отечественного музыкального пространства и положившую начало новому театральному направлению – русскому мюзиклу. Потом появились: «Разбитое зеркало», «Луна и детектив», «Нетерпение», «Биндюжник и король», «Стакан воды», «Камера обскура», «Униженные и оскорбленные», «Доктор Живаго», «Чайка», «Мертвые души». Особая страница в творчестве композитора – это музыка к кинофильмам: «Эскадрон гусар летучих», «Лес», «Бедная Маша», «Московская сага», «Тяжелый песок». Ну и, конечно, широко известные песни: «Мольба», «Все к лучшему», «Послевоенное танго», «Тучи в голубом».

SemjazavewananamBogom.JPGВ Центральном музее музыкальной культуры имени Глинки, где состоялась презентация фестиваля, виновник торжества представил свою книгу «Моя музыкальная жизнь» и диск с 40 песнями в исполнении звезд российской эстрады. Кроме того, тут же продемонстрировал гашение марки с собственным изображением, выпущенной «Почтой России» специально к его юбилею. Здесь можно увидеть снимки, на которых композитор запечатлен с экс-президентом СССР Михаилом Горбачевым, французским композитором Мишелем Леграном, танцовщиком Михаилом Барышниковым, поэтом Булатом Окуджавой. Здесь же представлены портреты композитора кисти Александра Осипова, Гавриила Гликмана, Никаса Сафронова, шутливые автографы Василия Аксенова, Евгения Евтушенко, который однажды написал: «На электроэнергии Журбина продержаться могла бы не одна страна».

После презентации Александр ЖУРБИН ответил на вопросы нашего корреспондента.

– Александр Борисович, что вы ждете от этого фестиваля?

– Жду, что придут люди, послушают мою музыку и убедятся в том, что я разнообразный композитор, работающий в жанре оперы, балета, мюзикла, песни. Ведь часто композиторы не доживают до исполнения своих произведений – мне же не хотелось бы этого. Напротив, услышать все написанное при моей жизни.

– Вы много лет прожили в Нью-Йорке. Где лучше сочинять – там или здесь?

– Дело в том, что я долго жил на две страны, бывая в России по два-три раза в год. Собственно, так происходит и сейчас, только теперь из Москвы езжу в Нью-Йорк. Вот после Нового года собираюсь в США, где состоятся мои концерты. Есть одно местечко во Флориде, где сочиняется быстро и легко. Но большая часть моих произведений написана и исполнена в России, чем я очень горжусь. В Нью-Йорке живет мой сын, талантливый композитор – говорю это как музыкант. Его оценила американская критика, которая пишет о нем, как о восходящей звезде. Там же подрастает любимый внук. Так что с этим городом я крепко связан.

– Значит, можно состояться в чужой стране?

– Вы знаете, я приехал в США, когда мне было 45 лет. Там к успеху стоит огромная очередь, и для того, чтобы стать победителем, надо потратить жизнь. Кроме музыки, я создал театр «Блуждающие звезды» с русскими эмигрантами, организовал фестиваль русского кино. Это был огромный опыт, но своего слушателя я нашел в России.

– В юности вы показывали свои произведения Дмитрию Шостаковичу. Как он к ним относился?

– Познакомились мы с ним в доме творчества «Репино», где он обычно проводил лето. О моих сочинениях Шостакович говорил немного, в основном хвалил, однако замечания делал точные и правильные, что мне очень помогло.

– Как вы относитесь к музыкальному авангарду?

– Смотря что называть авангардом. Для одних это Шенберг, Булез, Вебер, а для других – когда за музыку выдают гудок паровоза или звук пилы. Я не приемлю любое новаторство, связанное с разрушением музыки, – это для меня не авангард. Все-таки музыка должна обращаться к душе человека, волновать и радовать, а если она не вызывает никаких эмоций, то такая музыка никому не нужна.

– Вы часто выступаете вместе с женой Ириной Гинзбург. Мне кажется, что для вас семья – главная ценность в жизни. 

– Семья завещана нам Богом, и это гарантия того, что человечество будет жить вечно. Для меня это оплот и опора. Я счастлив, что у меня есть жена, сын, внук и что еще жива мама, которой 90 лет, – это то, ради чего я живу и работаю.


Экономика S&P подтвердило инвестиционный рейтинг России S&P подтвердило инвестиционный рейтинг России

Международное рейтинговое агентство S&P Global Ratings (S&P) подтвердило рейтинг России на инвестиционном уровне "BBB-", прогноз стабильный, говорится в кратком обосновании агентства.


Общество Дело прокурора Павлова все ближе к разоблачению провокации Дело прокурора Павлова все ближе к разоблачению провокации

Дело бывшего прокурора Безенчукского района Самарской области Андрея Павлова, которое в апелляционной инстанции рассматривает коллегия судей Самарского областного суда, приближается к своему логичному завершению.

Культура Lux aeterna   Lux aeterna

В сотворенном под ДА БУДЕТ СВЕТ – тот, кто его добудет. Ему мало и отраженного лунного, и мерцающего звездного, и немигающего света глаз, обращенных к нему. В саду, что вокруг, цветут и нега, и надежда, и страх, и мольба. Он поет небу о земной, а на земле бессонницей пытаются отсрочить свой вечный сон. Хор поет обреченно, герой вдохновенно. О том, что с утренней зарей победит, рассеяв мрак и растопив немоту сердца.