16 декабря 2010, Алексей СТЕПАНОВ

Трагедия и подвиг московского ополчения

Регулярная Красная Армия представляла собой лишь часть советского народа, которая сражалась на фронте с оружием в руках. В разное время, кроме заключительного, третьего периода войны создавались и ополченские формирования. Некоторые историки и ряд ве

Однако, что касается боевых потерь, то такие же, особенно в первый период войны, несла и Красная Армия. Относительно же эффективности применения – все зависело от конкретных обстоятельств, и точно так же этот критерий можно применить к регулярным войскам.

Tragedija_i_podvig_moskovskogo_opolchenija.JPGДобрая воля москвичей

Почти 40% ополченческих дивизий РСФСР было сформировано в Москве. Этот процесс шел в два этапа: летний (с начала июля до конца сентября) и осенний (с середины октября до середины ноября 1941 года). В ночь на 2 июля 1941 года ЦК ВКП(б) предложил местным партийным организациям возглавить создание народного ополчения, и в тот же день Военный Совет Московского военного округа принял Постановление о добровольной мобилизации жителей Москвы и области в народное ополчение. Согласно нему, в Москве план мобилизации составлял 200 тысяч человек, в области 70 тысяч человек. Предполагалось создать 25 дивизий. Каждый административный район Москвы формировал свою дивизию, к которой позже присоединялись группы ополченцев из Подмосковья. Предписывалось провести мобилизации жителей в возрасте от 17 до 55 лет в срок с 3 по 5 июля в Москве и с 3 по 6 июля – в области. Освобождались лишь призывники, имеющие на руках мобилизационные предписания, либо работники наркоматов военной промышленности, станкостроительных заводов и предприятий, выполняющих оборонные заказы особой важности. Около половины командного состава назначалось новым дивизиям из кадров округа, остальные командиры – из числа ополченцев. За мобилизованными в ополчение сохранялось ежемесячное денежное содержание по последней занимаемой должности, а в случае инвалидности или смерти им (или их семьям) гарантировалась военная пенсия. Районные начальники разъясняли, что, собственно, воевать – т.е. нести фронтовую службу – ополченцы не будут. Им придется решать вспомогательные задачи недалеко от дома: строительство оборонительных рубежей, охрана военных объектов, ловля диверсантов (последнее под влиянием пропагандистских установок тех лет воспринималось вообще как вид спорта). В советское время историки, естественно, не писали о том, что часть рабочих Москвы и Подмосковья – в основном вчерашние крестьяне, жившие очень небогато, – высоко оценили возможность пойти в ополчение, сохранив при этом зарплату и обеспечив семьям кое-какие льготы. Однако, безусловно, очень многие примкнули к ополченцам, просто повинуясь патриотическому порыву.

Позже стало ясно, что изъятие 270 тыс. человек могло отрицательно сказаться на работе столичных предприятий, поэтому вместо 25 фактически было создано вдвое меньше ополченских дивизий – 12. Осенью сформировали еще три. В целом в 15 дивизиях столичного ополчения насчитывалось свыше 165 тыс. бойцов и командиров. Осенью на укомплектование войск Московской зоны обороны были также обращены 3-я, 4-я и 5-я дивизии московских рабочих (24 тыс. 304 человека), сформированные на втором этапе. Те районы Москвы, которые не создавали самостоятельных соединений, направляли многих своих ополченцев на пополнение регулярных войск Красной Армии. Так, более половины бойцов и командиров 305-й стрелковой дивизии составляли добровольцы Коминтерновского района.

 

Через тернии к звездам

Большинство воинов московского ополчения имели проблемы со здоровьем. Так, в ночь с 7 на 8 июля 2-я дивизия Сталинского района выступила из Москвы в район Химки – Сходня – Крюково. Здесь она должна была получить обмундирование, вооружение и транспорт. Этот первый переход в 20–25 километров стал для ополченцев первым серьезным испытанием: хотя на половине пути, в районе Ховрина, был организован трехчасовой привал, а малые 10–15-минутные привалы назначались через каждые 40 минут пути, весь марш закончился далеко за полдень 8 июля. У ополченцев пожилого возраста выявились застарелые болезни, а большинство 16–17-летних юношей были недостаточно физически натренированы. Отсев составил около 3500 человек, что сильно уменьшило численность рот и батарей. В дивизии осталось около 8500 человек.

Тем не менее столичное ополчение представляло собой крупный оперативно-стратегический резерв Красной Армии. Советское командование обратило его на укомплектование нескольких оперативных объединений. За счет ополченских дивизий, сформированных в Москве на первом этапе, были укомплектованы две общевойсковые армии, а одна получила существенное усиление.

Писатель Константин Симонов вспоминал о встрече 23 июля 1941 года с 6-й дивизией народного ополчения Дзержинского района Москвы: «В следующей деревне мы встретили части одной из московских ополченских дивизий, кажется, шестой. Помню, что они тогда произвели на меня тяжелое впечатление. Впоследствии я понял, что эти скороспелые июльские дивизии были в те дни брошены на затычку, чтобы бросить сюда хоть что-нибудь и этой ценой сохранить и не растрясти по частям тот фронт резервных армий, который в ожидании следующего удара немцев готовился восточнее, ближе к Москве, – и в этом был свой расчет. Но тогда у меня было тяжелое чувство. Думал: неужели у нас нет никаких других резервов, кроме вот этих ополченцев, кое-как одетых и почти не вооруженных? Одна винтовка на двоих и один пулемет. Это были по большей части немолодые люди по сорок, по пятьдесят лет. Они шли без обозов, без нормального полкового и дивизионного тыла – в общем, почти что голые люди на голой земле. Обмундирование – гимнастерки третьего срока, причем часть этих гимнастерок была какая-то синяя, крашеная. Командиры их были тоже немолодые люди, запасники, уже давно не служившие в кадрах. Всех их надо было еще учить, формировать, приводить в воинский вид. Потом я был очень удивлен, когда узнал, что эта ополченская дивизия буквально через два дня была брошена на помощь 100-й и участвовала в боях под Ельней».

31 августа началось новое наступление в районе Ельни. По одним данным, 6-я дивизия не участвовала в этих боевых действиях, по другим – она была введена в бой, когда общий темп наступления замедлился, и именно благодаря ее успеху 6 сентября 1941 года была отбита Ельня, что явилось важной победой в ходе Смоленского сражения. 2 октября дивизия продолжала отбивать атаки неприятеля. 3 октября немцы, прорвав фронт, стали заходить в тыл 24-й армии. Ополченцы начали отход на восток в сторону Угры и далее в Волочек, где в то время находился штаб 24-й армии, а затем вместе с частями 24-й армии отступили по направлению к Семлево. В бою в урочище Гаврюково погиб командующий 24-й армии генерал Ракутин. Отступающая группа оказалась окружена немцами в болотистых местах. После 7 октября, когда замкнулось кольцо окружения в Вязьме, ополченцы прорывались в лучшем случае по двое…

Всего на дальних подступах к Москве, на Ржевско-Вяземском оборонительном рубеже, сражались 11 дивизий столичного ополчения летнего формирования. Они понесли огромные потери, приняв на себя удар армий группы «Центр». В результате перестали существовать и были расформированы 2-я дивизия Сталинского района, 7-я дивизия Бауманского района, 8-я дивизия Краснопресненского района, 9-я дивизия Кировского района, 13-я дивизия Ростокинского района…

 

Хроника трагических дней

Только за первый день боя 4 октября Краснопресненская дивизия потеряла ранеными 1 тыс. 200 ополченцев! В.С. Розов, до войны бывший актером Московского театра Революции, а тогда – бойцом орудийного расчета, вспоминал: «Вооружение – допотопные ружья прошлого века, пушки прошлого века 76-мм, все на конной тяге. Мы, можно сказать, голые, а они – из железа. На нас двинулось железо. Как нас обстреливали – мотоциклы, танки! А у нас 76-мм пушка. Они нас засыпали снарядами. Вечером образовалась немыслимая каша. Я полз в канаве... И весь мой ватник набух кровью...». Г.Ф. Ситник, до войны бывший доцентом астрофизики МГУ, в своих воспоминаниях указывает, что под Юхновом ему встретился пятизвездный генерал (в котором он позднее признал Жукова). На вопрос о местонахождении Краснопресненской дивизии последовал ответ: «Молодой человек, мы не знаем, где армии находятся, а вы о дивизии»…

Трагически сложилась последующая судьба и многих других ополченческих дивизий. А.Е. Гордон, боец 5-й дивизии Фрунзенского района, рассказывал: «Вначале нам необходимо было пересечь проходившее неподалеку Варшавское шоссе, теперь уже занятое немцами. Наступали сумерки. При подходе к шоссе нас поддержали огнем несколько установок «катюш» из дивизиона гвардейских ракетных минометов, отступивших, видимо, из Белоруссии и оказавшихся в расположении наших войск. Личный состав, естественно, об этом не знал. После нескольких залпов по движущемуся по шоссе автотранспорту и боевой технике врага установки были взорваны. Вероятно, у них закончились боеприпасы. Мы были ошеломлены этой неожиданной поддержкой. Еще более неожиданной она оказалась, по-видимому, для немцев. Движение по шоссе на некоторое время прекратилось, и нам удалось беспрепятственно его пересечь. В оставшееся ночное время мы смогли продвинуться на восток на 10–15 км и сосредоточились в лесу в районе станции и деревни Чепляевка. Отдохнув там и дождавшись темноты, мы намеревались двинуться дальше на восток для соединения с частями Красной Армии. Вдоль опушки леса, в котором мы расположились, тянулась грунтовая дорога. К вечеру на ней появилась колонна бронетранспортеров, автомашин с пехотой и небольшая группа легких танков. Когда головная машина приблизилась к опушке леса, мы с удивлением обнаружили на ней красный флаг. Потом, присмотревшись, разглядели в центре его круг со свастикой. Появление противника застало нас врасплох. Единственным укрытием стали стволы деревьев. Времени на то, чтобы вырыть хотя бы индивидуальные окопчики, не было. Генерал Пресняков подал команду: «Приготовиться к бою, но огня без команды не открывать!» Когда противник приблизился к лесу, многие бойцы не выдержали и открыли беспорядочную стрельбу. Немцы от неожиданности остановились. В их колонне все смешалось, отдельные машины с пехотой выскочили вперед, но затем, преодолев замешательство, колонна развернулась. Танки и бронетранспортеры двинулись к лесу, ведя на ходу огонь, в том числе и разрывными пулями, которые, пролетая над нашими головами, разрывались потом даже от легкого соприкосновения с листвой деревьев. Создавалось впечатление полного окружения. Поднялась паника, которую с трудом удалось остановить. При этом много бойцов, особенно командиров и политработников, погибло. Во время этого боя мы потеряли также остатки артиллерии, все автомашины и лошадей. С наступлением темноты гитлеровцы прекратили попытки смять нашу оборону. Трудно определить наши потери. Они были огромны. Из примерно 2 тыс. человек способными передвигаться остались не более 300–350. Как выяснилось уже после войны, генерал Пресняков и комиссар Антропов были тяжело ранены и попали в плен. Там они и погибли…».

В октябре 1941-го вышли из окружения части 17-й стрелковой дивизии (так с конца сентября именовалась 17-я дивизия Москворецкого района). Уже 20 октября, после переформирования, имея 2 тыс. 500 человек, она прикрывала отступающие 53-ю и 312-ю дивизии. На следующий день немцы выбили их из Тарутино и стали заходить в тыл 17-й дивизии. Ее командир, полковник П.С. Козлов, изменил позиции, отдав приказ отойти с ровного участка на северный холмистый берег Нары и там закрепиться. 21 октября Г.К. Жуков отдал приказ Военному совету 43-й армии выделить отряд заграждения, чтобы не допустить бегства с поля боя. В том приказе были такие слова: «Заставить 17-ю и 53-ю дивизии  упорно драться и в случае бегства выделенному отряду заграждения расстреливать на месте всех, бросающих поле боя». В результате полковник Козлов был расстрелян…

Несмотря на трагичность ситуации того периода, нехватку подготовленных кадров, пробелы в организации и управлении, отсутствие современных средств вооружения, нельзя недооценивать героизм сотен тысяч людей, так же как и забывать о тех жертвах, которые москвичи-ополченцы положили на алтарь победы.

Источник: Алексей СТЕПАНОВ

Политика Владимир Путин: война в Сирии скоро закончится Владимир Путин: война в Сирии скоро закончится

20 ноября Владимир Путин встретился с президентом Сирии Башаром Асадом. Прибытие сирийского президента сопровождалось беспрецедентными мерами безопасности. Он прибыл в Сочи на военном российском самолете, который взлетел с российской базы.

В мире Президент Зимбабве подал в отставку Президент Зимбабве подал в отставку

Один из долгожителей политической карты мира, диктатор Роберт Мугабе подал в отставку. О своей отставке он написал письмо, которое было зачитано в парламенте.


Общество Дело Татьяны Сухаревой: ляпы обвинителей и прибыли "потерпевших" Дело Татьяны Сухаревой: ляпы обвинителей и прибыли "потерпевших"

Редакция "Деловой Трибуны" продолжает следить за рассмотрением дела Татьяны Сухаревой в Пресненском районном суде г.Москвы.

Культура Смерть за предательство стоит миллиард. Смерть за предательство стоит миллиард.

"Визит старой дамы" в Малом театре напомнил зрителям о главных человеческих ценностях, которые могут исчезнуть, если люди забудут о сострадании и прощении.

Спорт Новое слово в мире ставок на спорт Новое слово в мире ставок на спорт

В России ставки на спорт принимают как минимум 15 крупных букмекеров. Как не утонуть в этом море информации? Помощник в выборе букмекерских контор Topbukmeker поможет сделать правильный выбор