23 декабря 2010, Олег КУЗИН

Слеза Зураба Церетели

Недавно народный художник СССР, президент Российской академии художеств Зураб Церетели отметил свое 75-летие. Несмотря на то, что его скульптуры признаны во многих городах мира, творчество большого мастера вызывает неоднозначные оценки в России. Ему

Слеза Зураба Церетели.JPGНевзирая на напряженный график работы, Церетели согласился встретиться для беседы с главным редактором нашей газеты Олегом Кузиным и ответить на все его «неудобные» вопросы.

– Зураб Константинович, начнем с личного вопроса: вы родились в семье инженера-строителя, а ваш дядя был известным живописцем. Поэтому жизненный путь как бы заранее был предначертан. С конца 60-х годов прошлого столетия вы стали заниматься монументальным искусством. Но как вас судьба свела с Пикассо и Шагалом и в какой степени они повлияли на ваше мировоззрение и художественное становление?

– Да, мой дядя был художником, и мы все жили вместе. Дедушке удалось в свое время построить отдельные комнаты для мамы, тети и для дяди. Только закончил, как начался 37-й год, и его арестовали. Мы долго ждали, когда он вернется, только зря, потому что возле Кутаиси его расстреляли вместе с другими «врагами народа». А дядя, Георгий Нижарадзе, был очень интересный человек, красивый, атлет, и я, когда маленький был, думал, что буду таким же художником, как он, и таким же атлетом. Но не получилось! Правда, художником тоже стал. Обычно по вечерам у него собирались друзья-художники и тихо говорили об искусстве, тихо, потому что без политики, а о настоящем, об искусстве ради искусства. Тогда для меня это было загадкой, поскольку все вокруг твердили об искусстве для народа, а тут вдруг – искусство для искусства. У меня долго это из головы не выходило. Позже я пошел на подготовительные курсы и стал участвовать в конкурсе, три человека на место, там нас троих выделяли и отмечали: меня, Тенгиза Мирзашвили и Котика Челидзе. Потом комиссия посовещалась, и приняли всех троих. Так что я счастлив, что в то время учился в Тбилисской академии художеств у великих мастеров.

В конце обучения я женился. Родственники моей супруги Инессы Андроникашвили-Андрониковой жили во Франции. Ее дядя работал у де Голля. По их приглашению я и оказался в Париже. Мне даже посчастливилось встретить лично самого де Голля, он шел мимо, подошел, поздоровался, меня представили, и дальше мы расстались. Я был в шоке. Такая неожиданность, хотя в то время у меня не было ни приличного костюма, ни даже галстука. Меня по всем музеям водили, однажды привели в мастерскую к Пикассо, позже познакомили с Шагалом. Я ходил на курсы, там надо было даже что-то нарисовать, как бы конкурс пройти, и потом был допущен в святая святых. Пикассо – легенда. Все выглядело чистой фантастикой. Благодаря Пикассо я понял, что художник имеет полное право быть свободным и изображать то, что он хочет, а не следовать социалистическому реализму, любым другим установкам. Когда я вернулся из Франции, то неожиданно для окружающих стал пробовать себя в разной области – и витраж, и мозаику делал. Потом занимался фарфором, у меня есть скрипка из фарфора, по моему эскизу выполнена, а позже начал изучать технологию эмали. Побывав в Португалии, Бразилии, Японии, США как главный художник МИДа, я еще раз убедился, как много значит синтез монументального искусства и архитектуры, что в принципе и стало основным в моем творчестве. К сожалению, сейчас архитекторы работают сами по себе, а художники сами по себе и прежнего синтеза нет, поэтому монументальное искусство постепенно исчезает. Да и материальной базы для этого у нас нет.

– Значит, после учебы во Франции вы не вернулись в Грузию, а попали в Россию?

– Нет. Я жил и там и там, просто занимался разными проектами в Пицунде, Адлере, Ульяновске...

– А почему только в 2003 году вы получили российское гражданство?

– В тот год я получил новый паспорт, ну а гражданином России я стал значительно раньше, если не считать, что во времена Советского Союза мы все были гражданами одной страны.

– Наша газета уже не раз писала о том эффекте, который произвела ваша «Слеза скорби». Как сейчас в Америке относятся к вашему монументу, установленному на месте двух разрушенных башен?

– Я получил самую большую награду от мэра города Нью-Йорка Майка Блумберга – Золотую медаль почета, ее, кстати, ранее получили Сальвадор Дали, Роберт Раушенберг, Джефф Кунс. До сих пор в том месте, где произошла трагедия, ничего нет. В композиции «Слезы» установлены гранитные плиты с именами погибших. В Нью-Йорке в этом году много памятных мероприятий около памятника прошло, даже на несколько минут прекратили трансляцию передач, показывали монумент в память о погибших. Я очень много хороших отзывов получил – и от Генерального директора ООН, и от ЮНЕСКО, но, конечно, самое ценное – люди, которые благодарят за эту работу, родственники и близкие погибших в первую очередь.

2010 год был для меня особенным, столько наград – Саркози вручил мне орден Почетного легиона, а президент России Медведев – орден «За заслуги перед Отечеством» I степени. 

– Всем известно, что у вас много завистников. Сразу же после отставки Юрия Лужкова количество критических выступлений в СМИ по поводу ваших монументальных проектов выросло на порядок. Будто вы монополизировали столичное монументальное искусство. А один из писателей даже написал рассказ, посвященный вашему «Колумбу», которого якобы предлагали многим странам, но они отказывались. Что вы можете ответить этим «доброжелателям»?

– Лет тридцать назад мы как-то пили кофе с Сальвадором Дали и его супругой Галой. Тогда меня поразили сказанные им слова: «Что-то меня ругать перестали, совсем забыли». Сейчас в России, если вас в прессе ругают, то публика проявляет интерес. Так что пусть чаще ругают. Я не обращаю на это внимания, потому что у меня есть большой проект и я его осуществлю. Второе: я не во время Лужкова родился. До этого был главным художником московской Олимпиады, работал в Бразилии, Португалии, Англии, Японии, США и до Юрия Михайловича сделал в Москве 12 объектов. Ну а куда деть Пицунду, Мисхор, Адлер – это тоже все мое. В 1979 году создал скульптурную композицию в США – «Счастье детям всего мира»…

Слеза Зураба Церетели2.JPGКакова судьба вашей идеи, связанной со стометровой статуей Иисуса Христа в Соловецком заповеднике? Замысел уже реализуется?

– Над самим образом я продолжаю работать, не знаю, будет ли это именно Соловецкий заповедник, но есть и другие варианты. В конце января должен закончить голову и руки, ну и какие-то мелочи в следующем году. Недавно я разговаривал с конструкторами по этому поводу.

– В Москве существует ваш памятник, посвященный дружбе России и Грузии. В то время как в Грузии пытаются восстановить памятник в честь грузинских героев, погибших во время Великой Отечественной войны, который был взорван в Кутаиси, вы будете принимать участие в этом восстановлении?

– Нет. Был объявлен конкурс, много художников талантливых предложения свои дали. Мой творческий вклад вместе с моим другом, Андреем Вознесенским, в эту тему – монумент «Дружбы навеки» на Тишинской площади в Москве, там грузинский и русский алфавит, та мудрость, которая заложена в произведениях литературы России и Грузии, символизирующих единство, братство и дружбу. Это целая история, навсегда связавшая русских классиков: Пушкина. Лермонтова, Руставели, Чавчавадзе, в общем, Россию с Грузией. Я очень переживал во время открытия этого памятника. У его подножия располагались картуши с цитатами выдающихся русских и грузинских поэтов, в том числе и Бориса Пастернака (а имя Пастернака тогда было под запретом), и когда мне позвонили и сказали, что приехали из Кремля, я сказал своему прорабу – надо установить подъемники, чтобы руководители партии и правительства не глядели вниз, а смогли увидеть то, что находится наверху, а там виноградные гроздья, переплетенные хлебными колосьями, как символ дружбы двух народов. Все сошло нормально. Многие русские интеллигенты тогда подходили ко мне и благодарили за Пастернака. А Вознесенский после открытия памятника прочитал стихи Пастернака в Доме кино.

– Известно, что ваши скульптуры стоят во многих странах мира, и одна из последних скульптурных групп была поставлена во Франции, посвященная «Трем мушкетерам» с лицами наших популярных киноактеров. Какие еще есть у вас интернациональные проекты? Над чем сейчас работаете и где мы сможем увидеть ваши скульптуры?

– Я не люблю говорить о новых работах заранее. Тем не менее в Америке уже начали устанавливать 126-метрового Колумба, и скоро я туда полечу. В Севилье 45-метровый Колумб тоже установлен. У него другой образ. Есть проекты для Европы, для России, дал свои предложения для сочинской Олимпиады, создаю 22-метровый памятник аргонавтам. Так что работы много, а как будет готово, тогда все и расскажу.

– Мы с вами встречаемся в преддверии Нового года, и, видимо, наша беседа выйдет в одном из последних декабрьских номеров, поэтому хотелось бы узнать, что вы хотите пожелать нашим читателям и почитателям вашего таланта?

– Самое большое счастье, это когда люди идут по жизни вместе с искусством, с творческим настроением. Поэтому желаю всем не порывать связи с искусством, а также долголетия, поменьше морщин и побольше любви. 

– Мы также желаем вам долголетия и творческого вдохновения. Я заметил, что даже на серьезные заседания вы приходите с альбомом, а это значит, работаете круглые сутки, и, наверное, когда спите, к вам тоже приходят новые идеи.

– Да, вы правы. Например, в рабочих поездках в Санкт-Петербург. Там в институте им. Репина, музее и в библиотеке академии много дел. Так вот я полюбил ездить на поезде, потому что могу спокойно рисовать днем ли, ночью ли, никто не мешает.

справка

Скульптор Зураб ЦЕРЕТЕЛИ родился 4 января 1934 года в Тбилиси. В 1958 году окончил живописный факультет Тбилисской академии художеств. Работал в Институте истории, археологии и этнографии Академии наук Грузии. С конца 1960-х годов начал активно работать в области монументального искусства. Был главным художником МИД СССР (1970-е годы), главным художником Олимпиады 1980 года в Москве. Является автором одного из самых высоких в мире памятников – 96-метровой статуи Петра I в Москве. Церетели участвовал в сооружении мемориального комплекса на Поклонной горе в Москве, художественном оформлении Манежной площади, воссоздании храма Христа Спасителя. Президент Российской академии художеств, директор Московского музея современного искусства, директор Галереи искусств Церетели. Народный художник Грузии (1978), народный художник СССР (1980), народный художник России (1994), лауреат Ленинской премии (1976), Государственных премий СССР (1970, 1982) и России (1996), Герой Социалистического Труда (1991), кавалер ордена Почетного легиона (2010), кавалер ордена «За заслуги перед Отечеством» I степени (2010).


Экономика Источник сообщил детали переговоров ОПЕК+ о сокращении добычи нефти Источник сообщил детали переговоров ОПЕК+ о сокращении добычи нефти

Страны сделки ОПЕК+ обсуждают два варианта продление сокращения добычи нефти в объеме 9,7 миллиона баррелей в сутки: до сентября с пересмотром в августе и до конца года, сообщил источник в одной из делегаций, представленных в альянсе.


Культура Театр Романа Виктюка предлагает коллегам присоединиться к акции "Когда мы снимем маски" Театр Романа Виктюка предлагает коллегам присоединиться к акции "Когда мы снимем маски"

Форс мажор "Роман-на – дому" был запущен с момента начала карантина в столице. Предложенный театром флешмоб "Когда мы снимем маски", это своего рода вполне реальный проект, заточенный на благодарности всем медицинским работникам, сражающимся со смертельным вирусом KOVID – 19 и спасающим жизни тысяч людей.

Спорт РФС определил дату возобновления чемпионата России по футболу РФС определил дату возобновления чемпионата России по футболу

Чемпионат России по футболу, приостановленный из-за коронавируса, возобновится 21 июня, сообщается на официальной странице Российского футбольного союза (РФС) в Twitter.