3 февраля 2011, Любовь ЛЕБЕДИНА

Эротика Андрея Житинкина

Очень часто известного режиссера Житинкина называют великим провокатором, поскольку в начале 90-х годов прошлого столетия он открыл русским зрителям неведомые глубины чувственного театра, раздевая актеров на сцене. И, как ни странно, они этому не соп

Скажите, режиссер зависит от времени или это время носит в себе?

– С одной стороны, ты живешь во времени и, конечно, зависишь от него. А с другой – время живет в тебе. Я давно хотел воплотить на сцене Театра Моссовета «Милого друга», но не находил главного героя, а когда мне удалось перетащить из Театра Армии Александра Домогарова, то их дуэт с Маргаритой Тереховой оказался выше всяких похвал, и моя мечта сбылась. Многие из моих коллег говорили, что характер у Тереховой непростой, капризный и даже вздорный. Я же этого не почувствовал и в краткой беседе с ней сказал лишь одну фразу, подействовавшую на нее: «Понимаете, Мопассан без вас – это все равно, что кран без воды», и она согласилась. Саша Домогаров был в шоке, когда прочитал на афише спектакля «Мой бедный Марат»: «Марат – Александр Домогаров – дебют». Ведь он в течение 13 лет в Театре Армии ничего значимого не играл. Вот вам и актерская судьба, не случись этого дебюта, так бы и оставался одним из многих рядовых исполнителей, коих у нас немало.

Эротика Андрея Житинкина.JPGЭто врожденное качество – подкупать к себе людей или сказывается воспитание?

– Я родился в интеллигентной семье, мои родители были учеными-химиками и часто уезжали на разные симпозиумы. Так вот, чтобы мне не было скучно, в четыре года научили меня читать. И в этом книжном мире я нахожусь до сих пор, оттуда черпаю свои режиссерские идеи. Так, лет 15 назад я почувствовал, что наступило время авантюристов, и поставил в «Табакерке» с Сергеем Безруковым «Признания авантюриста Феликса Круля». Потом мне показалось, что наступило время двойной морали и тут же возник «Портрет Дориана Грея». Я не очень люблю то, что делают мои молодые коллеги: меняют место действия, переписывают текст. К примеру, идет пьеса Чехова, а внутри мат. Нельзя ненормативную лексику вводить в контекст классики да и вообще любого спектакля. Какая же это будет культура?

– И тем не менее режиссер должен понравиться актерам, поразить их, того же Безрукова, который 15 лет назад не был мегазвездой, как сейчас. По какой схеме вы работаете с актерами?

– Существует такое понятие, как метод Житинкина. Я коренной вахтанговец, закончил актерский факультет Щукинского училища. Евгений Симонов привел меня в режиссуру, сказав: «Ты характерный актер. Представляешь, сколько тебе придется ждать, чтобы играть эти роли. А при твоих мозгах ты можешь много полезного сделать в режиссуре». И оказался прав. На репетициях я влезаю в актерскую шкуру, прекрасно понимая, что они чувствуют во время перевоплощения. К сожалению, сегодня из театра уходит красота, поэзия, мало кто умеет мыслить метафорическим языком. Происходит это оттого, что в театр проникла масса дилетантов. Так, в одном из театров я увидел спектакль, который поставил буфетчик. Со мной тогда случился шок.

Вам никогда не приходила в голову мысль оставить эту профессию? Тем более сейчас, когда театр находится в сложных экономических условиях, а ваш скромный гонорар близко не стоит с гонораром кинорежиссера.

– Моя профессия отнюдь не связана с материальным удовлетворением, она связана с великой тайной, волшебной магией. И когда наступают минуты отчаяния, я беру в руки книжку Эфроса «Репетиция – любовь моя» и начинаю анализировать его трудную жизнь, свою кочевую и спрашиваю себя: «Ты бы мог жить без сочинительства, даже если бы тебе за это платили?» И отвечаю: «Нет!»

И это несмотря на то, что театральная критика на вас часто наезжает. Вы были первым режиссером, который стал раздевать актеров на сцене.  

– Театр – очень откровенная вещь. И если актер способен сыграть эротическую сцену, значит, и свое тело готовит к этому. Он должен быть абсолютно свободным, и тогда его обнаженность не будет казаться пошлой. Ведь мы с удовольствием смотрим на обнаженную скульптуру и ничего похабного в этом не видим. Тот же Лев Николаевич Толстой очень тонко чувствовал эротическую природу, и когда я ставил «Анну Каренину», то обратил внимание на сны Анны, когда ей кажется, будто ею владеют оба Алексея: Вронский и Каренин. И здесь мы ничего нового не открывали, только обнажали любовный треугольник, и в результате получилась история страсти. Упрекающие меня в искажении классики критики забыли, что во время романа Анны и Вронского муж продолжал входить в спальню жены. Вообще-то я люблю ломать каноны изнутри, особенно в пьесах Теннесси Уильямса, которые мне дарил Виталий Вульф. Когда Безруков сыграл «Старый квартал» с Мариной Зудиной, это было похоже на разрыв бомбы. Критики негодовали: зачем нам показывают проституток, наркоманов, но постепенно выяснилось, что это не только американское дно, но и наше тоже.

Выходит, вы стали первооткрывателем чувственного театра?

– Ну, это вам, как критику, виднее, но когда я ставил в Театре Армии «Гарольд и Мод» с Людмилой Касаткиной, то на первой же репетиции она нервно сказала: «Я не могу понять, как можно сыграть любовь 80-летней женщины к 18-летнему юноше? Вы меня провоцируете?» – «Людмила Ивановна, отнеситесь к своей роли, как к некой миссии, – старался я ее успокоить. – Вы спасаете от суицида мальчика, которому неинтересно со своими сверстниками, а интересно с вами. И между вами начинается духовная связь, он в вас влюбляется, но ваша героиня понимает, что у них нет будущего, поэтому принимает снотворное». Знаете, многие циничные молодые люди приходят на этот спектакль и на нем раскрываются.

Если так все замечательно у вас складывается с актерами, то почему за вами закрепилось «звание» скандального режиссера?

– Я думаю, это связано с той драматургией, которую я ставил. Мой первый спектакль «Снег. Недалеко от тюрьмы», где тогда играли мало кому известные Лена Яковлева, Саша Балуев. И вот он в роли ангела спасал беременную лимитчицу от насилующих ментов. Потом были «Роковые яйца», «Калигула».

А может быть, это связано со скандальной историей на Малой Бронной? Когда понимающие вас актеры восстали и свергли с поста художественного руководителя?

– Этот сюжет напрямую связан с амбициями. После того как меня «ушли» из театра, на мои спектакли продолжали спрашивать билеты у метро, и те же актеры звонили мне и просили вернуться. Я даже помню тот шок Льва Дурова, главного инициатора моего увольнения, который говорил: «С приходом Житинкина к нам стала приходить не наша публика». Но когда он ставил свои спектакли, то на сцене было больше актеров, чем публики в зале. Я даже вам больше скажу: меня упрекали в том, что я слишком много уделяю внимания рекламе, занимаюсь пиаром, но когда выяснилось, что без этого невозможно получать хорошие отпускные, ездить на гастроли, в ту же Америку, то стали кусать локти. А им сказали: а чего вы хотите, если у вас пустые залы!

Извините за такой больной вопрос, но когда вы покинули Бронную, вам было обидно?

– Отвечаю, как на духу: стало легче. Потому что свобода в искусстве – главное. Будучи руководителем на Бронной, мне даже приходилось думать о туалетной бумаге и пьющих актерах, попадающих в милицию. На все эти мелочи уходила масса времени, которое было необходимо для сочинения новых спектаклей. Ведь когда придумываешь постановку, то тысячу вариантов перебираешь. Во сне тебе что-то привидится, и ты вскакиваешь, записываешь.       

Ну и когда же вы живете для себя? Ваша голова бывает свободна от спектаклей, от замыслов?

– Ни-ког-да!

Источник: Газета "Трибуна" №04 от 3 февраяля 2011 года

Политика Марин Ле Пен отметила абсурд в заявлениях о возвращении России в G8 Марин Ле Пен отметила абсурд в заявлениях о возвращении России в G8

Выступая против возвращения России к участию в формате G8, европейские политики создают абсурдную пародию на холодную войну, написала глава партии "Национальное объединение", член комитета Национального собрания Франции по международным делам Марин Ле Пен в Twitter.


Культура "Таврида-АРТ" отпраздновала 350-летие российского флага. "Таврида-АРТ" отпраздновала 350-летие российского флага.

22 августа при участии 4.500 тысяч представителей творческой молодежи и видных деятелей искусства был развернут российский триколор 12 на 18 метров. Этим событием стартовал праздничный флешмобл