17 февраля 2011, Мария БЕЗРУК

От «Белорусского вокзала» к «Антоновщине»

Андрей СМИРНОВ известен широкой публике в первую очередь как создатель бессмертного «Белорусского вокзала». После тридцатилетнего перерыва режиссер вернулся в профессию, чтобы вновь обратиться к исторической теме.

В марте Смирнову исполняется 70. В свой юбилейный год Андрей Сергеевич подарит зрителю новую картину «Жила-была одна баба», повествующую о судьбе русской деревни в начале ХХ века. Подготовка фильма заняла 20 лет, десять из которых ушло на сценарий, а последующие пять – на поиски финансирования. Мы встретились с Андреем Сергеевичем, который поведал читателям «Трибуны» о своем новом детище.

– Андрей Сергеевич, почему после столь долгого перерыва вы решили сделать историческое полотно о судьбе русской деревни?

От Белорусского вокзала к Антоновщине.JPG– 41 год назад, то есть в 1967 году, я был молодым режиссером и на экспериментальной студии снял короткометражную ленту «Ангел». В основе лежал одноименный рассказ Юрия Олеши, где пересекались темы Гражданской войны и русской деревни. В этом фильме дебютировали Николай Губенко, Георгий Бурков, Леонид Кулагин, Людмила Полякова. Картина была положена на полку, а негатив уничтожен. И знают о ней сегодня лишь потому, что одна копия, чудом выжившая, пролежала 20 лет под столом у монтажера. Следующей работой был уже «Белорусский вокзал». Вскоре я бросил режиссуру, поскольку мне надоела толкотня с цензурой. Ведь из моих пяти картин ни одна не вышла на экран в том виде, в котором была сделана, в том числе «Белорусский вокзал», «Осень», «Верой и правдой». Как только заговорили об отмене цензуры в 1987 году, я решил, что обязан вернуться к этой теме и попытаться рассказать о российской катастрофе. Таким образом, родилась идея использовать материал тамбовского восстания, известного в русской историографии как «Антоновщина».

– Какие новые исторические факты открылись вам при работе с архивными документами?

– Дело в том, что крестьянство в штыки приняло советскую власть. В 1918 году Ленин сказал, что надо вести классовую борьбу в деревне. Тогда были созданы так называемые комбеды – комитеты бедноты, которые принялись зверствовать там, где уже была советская власть. Деревенская пьянь и голь врывалась в дома справных мужиков, грабила и убивала. Это оказалось настолько неэффективно с точки зрения порядка, что вскоре комбеды были отменены. Это ведь только на словах говорилось, будто Октябрьская революция была направлена против помещиков и капиталистов. На самом деле ни один из этих классов не пострадал так сильно, как крестьянство и духовенство. Мне очень захотелось рассказать об этом. Я сам человек городской, и мне понадобились годы, чтобы проникнуться темой антоновского восстания. Бесценную помощь нам оказал замечательный историк Владимир Самошкин, который, к сожалению, не дожил до начала съемок.

– Были ли у вас сложности с доступом к архивным документам?

– Я начал работу над сценарием с визита в КГБ. «Дело Деникина», которое я запрашивал, мне не дали даже в 90-х годах. К счастью, огромное количество документов, связанных с антоновским восстанием, было опубликовано в томе «Антоновщина» и для написания сценария мне этого вполне хватило.

– Расскажите, что на самом деле представляло из себя антоновское восстание?

– Тамбовщина – сердце России. Здесь самый плодородный чернозем на свете. Куб тамбовского чернозема в свое время лежал в Парижской палате мер и весов как образец самой плодородной почвы. И вот на этом черноземе, где палку воткни – вырастет дерево, люди в 1920–1921 годах жрали лебеду. В 1920 году случился неурожай. Однако все, что было собрано крестьянами, большевики забрали силой – с расстрелами, пытками, порками – сеять на следующий год было нечего. Взрыв народного негодования был таков, что к зиме 1920 года у Антонова, возглавившего бунт, было уже 50 000 бойцов, больше, чем у Пугачева. В работе над фильмом мы изменили только масштаб террора, поскольку то, что здесь было на самом деле, невозможно воспроизвести силами искусства. Например, в Кирсановском районе, согласно документам, за один день было расстреляно 80 человек. В наказание за непослушание у многодетной семьи баграми растащили избу на бревна. Масштабы здешней бойни описать нельзя. Они не могли 3 года справиться с этим восстанием. В апреле, когда Гражданская война уже закончилась, Врангель уплыл, Колчак был разгромлен, Деникина не стало, Ленин назначил Тухачевского возглавить армию, дабы подавить восстание. Тухачевский собрал отборные полки – у него было больше 100 000 отборных кадровых бойцов, кавалерия, под сотню стволов артиллерии, 4 бронедивизиона под командованием Боревича, броневики, пушки и пулеметы, самолеты, которые бросали не только листовки, но и бомбы. На Тамбовщине были созданы концлагеря. Туда забирались семьи тех, кто воевал на стороне Антонова. В этих концлагерях погибали дети. Показать все это в кино невозможно и не нужно – зритель просто не сможет вынести это.

– Почему вы пять лет потратили на поиски денег и не обратились к крупным телеканалам, которые берутся за производство национальных кинопроектов?

– У телевидения тоже есть цензура каналов. Если телевидение дает деньги, оно вмешивается во все, вплоть до выбора актеров. Для меня это было неприемлемо. Вначале я думал о телеверсии, но потом решил, что романная структура фильма не позволяет разбивать его на 4 серии. Поэтому решил сделать фильм для кинопоказа. Моя картина, прежде всего, создавалась для широкой России, не для кинофестивалей, поскольку это рассказ о наших предках.

– И кто же в результате помог с деньгами?

– Четверть суммы мы получили от Министерства культуры. Нам помогли администрация президента России, культурный фонд «Эгида», компании Романа Абрамовича, Альфреда Коха, сахарные промышленники Тамбовской губернии и многие простые люди. Я им несказанно благодарен за это.

– Вы не боитесь, что современный зритель, уже привыкший ждать от кино только развлечений, не пойдет смотреть историческую драму, тем более на деревенском материале?

– Несмотря на то, что в основе лежит историческая трагедия, на первом плане у нас все-таки история русской женщины и четырех ее мужчин. Через ее любовь, ее собственные катастрофы мы видим, что происходит со страной. Когда я замыслил этот сценарий, то мне просто хотелось рассказать историю русской деревни. У нас на съемках происходили удивительные вещи. Мы снимали финальную сцену, где в деревню входит армия Тухачевского, берет заложников и расстреливает их. Во время съемок этой сцены – расстрела в деревне Кривополянье – к нам подошла жительница этого села и рассказала историю своего отца – священника, которого расстреляли возле той же самой церкви, где мы работали, только с другой стороны. Еще больше я удивился, когда, утвердив на роль главной героини молодую московскую актрису Дарью Екамасову, мы узнали, что ее предок был священником в Тамбовской губернии. Поразительно! Наш фильм рассчитан в первую очередь на провинциального зрителя. Недаром помимо таких замечательных артистов, как Алексей Серебряков, Роман Мадянов, Нина Русланова, Евдокия Германова, Всеволод Шиловский, в нашей картине снимались артисты из Тамбова, Воронежа, Саратова, Липецка, Ельца, а в массовых сценах жители Тамбовской губернии. То есть они играли своих дедов и прадедов. Я уверен, что моим соотечественникам будет интересно и полезно узнать ту историю, которую мы расскажем.

Источник: Газета "Трибуна" №6 от 17 февраля 2011

Политика Зеленский прокомментировал возможность возвращения России в G8 Зеленский прокомментировал возможность возвращения России в G8

Президенты Украины Владимир Зеленский прокомментировал в своем фейсбуке возможность возвращения России в G8, выразив мнение, что это станет возможным только после "возвращения" Крыма и прекращения конфликта в Донбассе.


Культура Второй раз Пускепалису в Волковском театре должно пофартить. Второй раз Пускепалису в Волковском театре должно пофартить.

После конкурса кандидатов на должность художественного руководителя первого русского театра имени Федора Волкова, объявленного Министерством культуры Р.Ф, победил Сергей Пускепалис, пребывающий в должности заместителя по творческим вопросам Эдуарда Баякова с декабря 2018 года в МХАТе имени Горького.