31 марта 2011

Месть генералу

По логике, Польша должна была ставить памятники своим первым президентам – генералу армии Войцеху Ярузельскому и капралу Леху Валенсе, обеспечившим мирный переход страны к демократии. Однако вместо этого их пытают судебными процессами.

По логике, Польша должна была ставить памятники своим первым президентам – генералу армии Войцеху Ярузельскому и капралу Леху Валенсе, обеспечившим мирный переход страны к демократии. Однако вместо этого их пытают судебными процессами. Варшавский окружной суд возобновил после более чем полугодового перерыва процесс по делу о введении в Польше 13 декабря 1981 года военного положения. Институт национальной памяти (ИНП), ставший во времена правления братьев Качиньских организацией политического сыска, еще в 2007 году обвинил 9 членов правительства и Госсовета Польской Народной Республики в том, что они «руководили вооруженной преступной группой с целью совершения противоправных действий», то есть введения военного положения. Двух «преступников» уже нет в живых. Трое настолько больны, что физически не могут присутствовать на судебных заседаниях. На скамью подсудимых усадили генерала Войцеха Ярузельского, экс-министра внутренних дел Чеслава Кищака, бывшего первого секретаря ЦК ПОРП Станислава Каню и бывшего члена Госсовета ПНР Эвгению Кемпару. Каждому из них далеко за 80. Однако прокурор ИНП Петр Пентек дал понять, что процесс продлится до тех пор, пока все, кто на скамье подсудимых, будут в состоянии добираться до суда. Однако врачи разрешают тяжелобольному 87-летнему Ярузельскому пребывать в суде только два часа в неделю. Судьи напомнили, что против генерала ведется еще один процесс (по делу подавления рабочих выступлений в Гданьске в 1970 году), и поэтому как быть? Решено, что генерал должен присутствовать на процессах по очереди. 8 марта судьи заслушали последнего свидетеля – бывшего начальника политуправления Войска польского генерала Тадеуша Шацило. Он сразу же отверг обвинения прокуроров ИНП в том, что в начале 1981 года «группа преступников» разработала три варианта плана введения военного положения, которые были переданы на согласование в Кремль. «Я хотел бы заявить, – сказал Шацило, – что не видел документов, которые указывали бы на то, что генерал Ярузельский обращался за помощью к Советскому Союзу. Напротив, он настойчиво подчеркивал, что трудные польские проблемы мы должны решать собственными силами». На просьбу заслушать других свидетелей, в частности бывшего лидера «Солидарности» Леха Валенсу, экс-президента СССР Михаила Горбачева, экс-премьера Великобритании Маргарет Тэтчер, прокурор ИНП Пентек категорично ответил: «На людей с громкими именами не следует рассчитывать». Автор этих строк поддерживает регулярный контакт и с генералом, и с капралом. На наш вопрос, как он воспринимает судилище, экс-президент Польши, лауреат Нобелевской премии Лех Валенса ответил: «По поводу введения военного положения у меня тоже есть претензии к генералу Ярузельскому. На его месте я поступил бы иначе. Но я не был на его месте. Расчет с прошлым – чрезвычайно трудная проблема. По моему мнению, такой расчет следовало бы проводить за весь период, начиная с 1939 года, когда Запад не помог нам и обманул нас. Сегодня же очень много эмоций, из-за чего невозможно принять справедливое и верное решение. Поэтому мы еще долго будем разделены, пока следующие поколения непредвзято, без эмоций не проведут тот расчет. Окончательно же это сделает только Бог». По словам Валенсы, необходимо разогнать как можно скорее ИНП, поскольку «почти все, что родилось в его недрах, является недостоверным, профессионально неряшливым, грязным». А генерал Ярузельский в телефонном разговоре с нами сказал следующее. – Занимая различные посты, я не единожды принимал трудные и даже драматические решения, которые, по моим и сегодняшним убеждениям, были абсолютно необходимы. Считаю, что мне удалось, служа той Польше, какой она реально была в реально существующем мире, а не в абстракции, не на Луне, сделать что-то полезное, особенно для вооруженных сил и безопасности страны. Меня беспокоит, что в демократической Польше «инфекция» (под этим словом подразумеваю переписывание истории под политическую конъюнктуру) приносит вред не только мне, Ярузельскому, которому грозят «пожизненным заключением». Мне осталось недолго жить, так что «заключение» долго не продлится, и государство не потратится на мое содержание (шучу). Говорю все это не в защиту самого себя, не своего доброго имени, а в защиту всего поколения поляков, которое служило Польше такой, какой она была. – Что вы думаете по поводу самого процесса? – Как старый человек, генерал, фронтовик, должен сказать: это тягостно и больно – сидеть на скамье подсудимых в суде, где карают разного рода бандитов. В обвинительном акте, напомню, говорится, что в 1981 году я и мои соратники руководили созданной «преступной группой военного характера с целью совершения преступлений». Эта статья уголовного кодекса применяется, как правило, к гангстерам. Такая форма обвинения тем более болезненна. И все же я сегодня заинтересован в том, чтобы этот процесс состоялся. Поясню, почему. Наросла и нарастает гора обвинений со стороны разных политиков, историков, журналистов: трубят о преступлении, предательстве, измене, призывают осудить, покарать. Я располагаю ограниченными возможностями высказывать убеждения, хотя и написал ряд книг, статей, но они не являются в полном смысле документом. Теперь появился шанс представить развернутое объяснение. Оно-то и станет тем самым документом, который будет трудно не заметить. Именно на это рассчитываю, поэтому постараюсь дожить до конца судебного процесса, чтобы представить свои объяснения в суде и не оставить обвинения без ответов. Касаясь своего нынешнего положения, считаю, что могу ходить с поднятой головой, поскольку в состоянии делать и делаю это неустанно. Сожалею, сострадаю и прошу прощение за то, что было плохо, причем не только в моих действиях, но и в действиях всех подчинявшихся мне структур. О некоторых вещах в Польше я не мог знать и влиять на них. Однако с нравственной точки зрения и сожалею, и прошу прощения у всех тех, кто испытал несправедливое отношение к себе. Одновременно имею право ожидать, что будет признано и то, что нам удалось дойти без пролитой крови до пункта, в котором могли свершиться перемены. Тут есть определенный парадокс: я вводил военное положение и одновременно был архитектором «круглого стола» и перехода к демократии. Иначе говоря, без военного положения не было бы и «круглого стола». Не исключаю, это, возможно, случилось бы, но значительно позднее и неизвестно, какой ценой. Эту точку зрения разделяют очень многие поляки, что, не скрою, укрепляет мой дух: я – не одинок.


В мире Французские власти назвали основную версию взрыва в Лионе Французские власти назвали основную версию взрыва в Лионе

Министр юстиции Франции Николь Беллубэ заявила, что прокуратура Парижа рассматривает версию террористического сговора при взрыве в Лионе, при котором пострадали не менее 13 человек, сообщает телеканал BFM TV.

Экономика Нефть марки Brent впервые с апреля подешевела до 68 долларов за баррель Нефть марки Brent впервые с апреля подешевела до 68 долларов за баррель

Цена фьючерсов на нефть марки Brent теряет более четырех процентов и впервые с 1 апреля опустилась ниже отметки в 68 долларов за баррель, свидетельствуют данные торгов.


Культура Договор Чичикова с дьяволом. Договор Чичикова с дьяволом.

Трудно представить, чтобы "Мертвые души" Николая Гоголя, вдоль и поперек изучаемые в школьной программе, прозвучали сегодня так злободневно, саркастически и современно. Еще удивительнее то, что это явление появилось в маленьком городском театре "Поиск" Лесосибирска Красноярского края.

Спорт Конюхов впервые в истории пересек южную часть Тихого океана на веслах Конюхов впервые в истории пересек южную часть Тихого океана на веслах

Путешественник Федор Конюхов стал первым человеком в мире, переплывшим южную часть Тихого океана от Новой Зеландии до Чили на весельной лодке, сообщили в штабе экспедиции.