6 июля 2011, Михаил МОРОЗОВ

Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: "Я готов стать президентом ..."

О планах на предвыборную кампанию и не только об этом рассказал в эксклюзивном интервью обозревателю «Трибуны» лидер ЛДПР и вице-спикер Госдумы Владимир ЖИРИНОВСКИЙ.

– До выборов в Госдуму остается не так много времени, а обострения политической борьбы не ощущается. Все уже предопределено?

– Нет, просто еще рано. За рубежом выборы объявляют за два месяца. Выборная кампания начинается за один месяц до голосования. А у нас борьба ведется практически день и ночь без перерыва на обед. Но сейчас для самых решительных действий еще не наступило время. Дебаты у нас не проводятся. Нет смысла начинать раньше времени. Кроме того, в настоящий момент идет подготовка списков кандидатов. А это очень трудоемкая работа. Поэтому основная кампания начнется в октябре, а самый острый ее этап – в ноябре. Но в целом расстановка сил уже действительно известна.

– Вы готовы дать свой прогноз итогов голосования в декабре?

Против течения.JPG– При условии честных выборов в Госдуму проходят три партии: «Единая Россия» – 40 процентов. Да-да, именно так. Меня все время упрекают, что я чей-то противник. Но посмотрите, рейтинг партии власти снижается. 40 процентов – это честный рейтинг поддержки «Единой России» с учетом всей власти, госслужащих, пенсионеров, которые в большинстве своем голосуют за партию, которая находится у власти.

Люди не хотят думать о далеком будущем и боятся любых изменений. Как и во многих странах мира, правящая структура обеспечивает себе 40 процентов голосов. 30 процентов наберут коммунисты. И 30 – ЛДПР. Все остальные могут получить 1–2–3 процента голосов, максимум 4. Ни одна партия даже 5 процентов не получит, включая эсеров, рейтинг которых – 3–4 процента. С новым руководителем «правые» могут претендовать на 1 процент. Но не исключено, что за уши будут тащить, чтобы было 5 процентов для получения одного места в Госдуме. Ведь этот один депутат будет обладать такими же правами, как целая партия, имеющая полноценную фракцию. Кстати, это тоже полная чушь: 200 депутатов и один. И две фракции в Госдуме. Такого нигде в мире нет. Но вот у нас придумали. Видимо, это нужно, чтобы создать площадку для выдвижения кандидата в президенты России. Ведь собрать два миллиона подписей в январе-декабре нереально. А выборы президента 11 марта. В этой ситуации, если кто-то хочет выдвинуть кандидатуру на пост президента России, им нужно иметь площадку в лице парламентской партии. Естественно, «Единая Россия» имеет своего кандидата, представительство коммунистов тоже «занято», как и ЛДПР. Поэтому возможен сценарий: протащить в Госдуму «правых», эсеров, «Яблоко» и от этих партий выдвинуть кандидата или кандидатов. 

– Как вам видится компания ваших конкурентов на президентских выборах, поскольку вы уже объявили о том, что будете участвовать?

– Мы вообще против всяких предвыборных рассуждений вокруг тандема. Кто из них пойдет на выборы и так далее. Нас это мало волнует. Разговоры на эту тему возбуждаются для того, чтобы граждане не думали о других кандидатах. Своеобразное зомбирование населения. Вот, мол, только два, кто из них лучше, кто сильнее, кто слабее… Короче говоря, один «кремлевский» кандидат, Зюганов от КПРФ, я от ЛДПР. Хотя мы можем и другого кандидата выдвинуть, как это уже делалось. Если пройдут справедливороссы, то они предложат женщину. Определенное преимущество у женщины может быть на фоне мужской компании. Возможно, это будет Оксана Дмитриева. От «Яблока» только Явлинский может участвовать в президентской гонке. Лишь у него есть шанс что-то получить. «Правых» во главе с Прохоровым тянут в Думу для того, возможно, чтобы у кого-то был запасной аэродром для взлета. Вдруг свободное выдвижение кандидатов. То есть не в результате договоренности, а решат самостоятельно выдвигаться, в свободном режиме. И тогда, если Прохоров пройдет в Госдуму, у него будут все права: выдвигать, задвигать…

Вот такой сценарий мне видится: пять кандидатов на пост президента России. И там может быть интересная борьба, если состоится второй тур голосования. Все будет зависеть от того, кто призовет своих сторонников голосовать и за кого.

– Вы готовы стать президентом?

– Готов. И у меня есть шанс выйти во второй тур вместе с «кремлевским» кандидатом. Тогда многое решит Зюганов, в зависимости от того, кому он отдаст свои голоса.

– С каким самым главным лозунгом вы пойдете на президентские выборы?

– Защита русского населения. Экономическими посылами трудно завоевать избирателя в России. Потому что невозможно доказать людям, что завтра у всех будут пятикомнатные квартиры. Просто не поверят. А вот если поставить вопрос идеологически, предложить россиянам голосовать за президента, который в первую очередь будет думать о русских, это может помочь – заставит избирателя задуматься.

– Сейчас говорить о защите русских неполиткорректно. Многих обвиняют в экстремизме. Вы не боитесь таких обвинений?

– Я юрист. Закон об экстремизме карает тех, кто высказывается против кого-то. Еще ни разу законодатель ни в одной стране мира не сформулировал законодательную норму в наказание за то, что кто-то выступает в поддержку кого-то. Тем более что речь идет о народе, который здесь живет и на котором держится государство. Вот я выступаю за русских, ну и что?

– В этом, видимо, будет отличие от тактики бывшей партии «Родина».

– Конечно. «Родина» предлагала: давайте уберем «понаехавших». И это действительно вызывало враждебность к тем, кто приехал в Россию. Приезжие сидят на бульваре, кушают арбуз. Да, у них такой обычай – сидеть на корточках...

Мы же за соблюдение прав русских, которые действительно ущемляются. Простой пример: в Мордовии или в Татарии русских детей в детском саду заставляют учить местный язык. По желанию второй, третий язык – пожалуйста. Но в обязательном порядке – это недопустимо, это нарушение элементарных прав. У нас государственный язык русский. Местный гражданин в регионе может его не знать, пожалуйста, если сможет прожить без русского языка. Но заставлять русских детей в приказном порядке учить местный язык – это нонсенс. Это насилие над государствообразующим народом. Любая западная страна сочтет это нарушением гражданских прав. Да что там Запад. Попробуйте молодого турка заставить учить курдский язык. Ничего не получится. Турки скажут: мы в Турции, курды пусть изучают свой язык. А мы не обязаны учить курдский. Защита русского народа в таком виде не может иметь правовых последствий.

– Вы исключаете отмену парламентских или президентских выборов из-за резкой дестабилизации обстановки в стране?

– Вряд ли это произойдет. Нет никакого смысла. Действующий глава государства настроен на выборы, команда, находящаяся у власти, заинтересована в сохранении статус-кво. Поэтому выборы состоятся.

– Я не имею в виду искусственное создание такой ситуации, а нежелательный объективный ход развития событий. Социальный взрыв на почве нерешенности социальных проблем, коррупции и прочих болячек России, о которых все знают, но до поры терпят…

– Да, исключать полностью нельзя. Но надо понимать, что, если начать реальную борьбу с этими явлениями, это тоже может иметь негативные социальные последствия. К сожалению, выбор невелик: если больному не сделать операцию, он будет жить, но здоровье его не улучшится. Однако, если сделать операцию, он может умереть, хотя не исключено, что и выздоровеет. Взять хотя бы милицию-полицию. Там участковый «несет» начальнику, тот главе УВД, и так по возрастающей. Выходит, надо убирать всех начальников, всю цепочку. А это опасно.

Нет оснований считать, что нынешняя власть не видит проблем или не пытается их решить. Но следует принципу: лишь бы еще больше не навредить. Межнациональные проблемы стараются спустить на тормозах. Сменили немало губернаторов. Надо бы еще человек двадцать сменить. Но боятся, что это вызовет проблемы. Однако после выборов, летом 2012 года будут предприняты решительные шаги.

– Но есть же простой способ борьбы, например, с коррупцией: сменяемость чиновников, сменяемость персон во власти.

– Согласен. Не работает главный механизм: сменяемость партий у власти. Посмотрите, в Германии: те же четыре партии. ХДС со свободными демократами 18 лет имели парламентское большинство. Потом победили социал-демократы, которые создали коалицию с левыми партиями бывшей ГДР и тоже несколько лет находились у власти. Пропорции постоянно меняются. В Британии к власти вернулись консерваторы вместе с либеральными демократами, впервые появилась третья партия. У нас все стабильно: или царь, или КПСС, или «Единая». Это нужно поменять. И я думаю, к этому мы и идем.

При условии честных выборов 4 декабря три партии пройдут в Госдуму, можно создавать разные коалиции. Например, если ситуация в стране будет ухудшаться – коалицию КПРФ – ЛДПР. Разные варианты, и это будет соответствовать чаяниям наших избирателей, можно будет проводить политику, которая устраивает большинство.

– То есть вы исключаете повторение ситуации Египта или даже Ливии?

– Полностью исключаю. Там один народ – арабы, хотя и разделенный на кланы. А Россия – многонациональное государство. Есть различие интересов наций и народностей. Одни не поддержат какие-то резкие движения других, подозревая в этом покушение на их позиции. На этом всегда стояла империя. На том, что она сплачивает многонациональный народ, объединяет их интересы. Выступление какого-то одного этноса всегда подавлялось, поскольку это было выступление против государства, империи, против остальных наций, объединенных в империю. А там, где мононациональное государство, легче «раскачать лодку».

– Но сейчас основная нация чувствует себя неуютно. Русские не могут вызвать социальный взрыв, предвестники которого мы видели на Манежной площади?

– Это как раз то, о чем мы говорим. Почти 100 лет в России ставка делалась на нацменьшинства. О русских забывали, а их большинство. Так не может продолжаться вечно. Сейчас растет самосознание русского народа. Но этому процессу необходимо задать какой-то формат, рамки. Чтобы это не выливалось в баррикады, в стихийные выступления.

– Какова, на ваш взгляд, ключевая проблема России, над которой должен будет работать президент-2012?

– Жилье и работа. Половина населения России живет в ветхом и непригодном жилье.

– Но чтобы решить жилищную проблему, как и другие, необходимо искоренить коррупцию, кумовство и другие болячки современной России… 

– Безусловно. Но я говорю о главном, чего хотят избиратели: обеспечения жильем и работой. А инструмент – это ликвидация монополии в экономике и коррупции в органах управления. Но это можно сделать только при наличии конкуренции политических сил. Когда контрольные органы будут отданы в руки оппозиционных сил: Министерство финансов, Счетная палата, Росфинмониторинг, Госдума, Совет Федерации, Генеральная прокуратура. Пока все в руках одной команды, успеха не добиться. Единороссы критикуют собственное правительство. Такого ни в одной стране нет. Как можно критиковать самих себя? В их же руках правительство, и они могут устранить все недостатки, а не критиковать. Это издевательство над народом. Вызывайте на ковер министров, губернаторов. Снимайте с должности, если того заслужили, ставьте достойных. В этом корень. При однопартийном режиме невозможно решить ни одной проблемы. Критикой ничего не добиться, нужны действия.

В европейских странах успехи появляются тогда, когда у власти коалиции: пять или три партии. Везде это отработанный механизм. И в России приходит понимание необходимости такой системы. Но хотелось все сделать для себя, насладиться властью. Сейчас насладились, необходимо сохранить достигнутое. А сохранить можно, только обеспечив баланс политических сил. К этому подошли. Нынешняя партия власти в декабре получит гораздо меньше голосов, чем раньше, а в 2016 году проиграет выборы и перейдет в оппозицию или создаст коалицию с другой партией. К этому идем. Хочется, конечно, быстрее, люди устали ждать. Мы предлагали ускорить этот процесс, вносили законопроект, ограничивающий максимальное число мест в парламенте у одной партии 40 процентами. Документ не принят. Но сейчас все дыхание политической жизни России говорит о том, что элита понимает: нужен баланс политических сил, сменяемость партий у власти. Тогда будет жилье, работа для народа, нормальное здравоохранение, образование. И стабильность.

– 20 лет Россия непрерывно реформируется. Вы лично и ваши коллеги-депутаты гнете спину на ваших «галерах». В каких областях, по-вашему, удалось добиться успеха?

– Прежде всего, свобода слова. Раньше ни дома, ни на работе нельзя было говорить то, что думаешь. Я в свое время предложил повысить цену на картошку, чтобы было меньше гнилой. А на меня цыкали: ты заводишь антисоветские разговоры. Я предлагал способ решения проблемы, а меня записывали в антисоветчики. Покритиковал вслух кадровую политику: зачем Шеварднадзе и Алиева перевели в Москву. Так моему начальнику объявили выговор за плохую воспитательную работу. Как-то дома с девятого этажа шестилетнему сыну Игорю показываю на стоящую у подъезда автомашину и говорю: вот, сынок, у нас с тобой никогда машины не будет. Жена, коммунист, на меня ругается: зачем ты воспитываешь сына в антисоветском духе. А за последние 22 года я сказал все обо всем и обо всех, даже обо всем мире.

Другое достижение – частная собственность. Не все имеют, но право иметь есть у всех. Есть деньги, покупай десять машин. А при советской власти 20 лет стояли в очереди за одной машиной, автобус и трактор вообще нельзя было купить. Квартира, дом – максимум 60 метров. Современная молодежь этого часто не понимает, а я остро чувствую, потому что прожил 43 года при социализме, окруженный красными флажками, когда ничего нельзя было.

– Это все пришло одномоментно в результате смены власти в 1991 году. А какие последующие реформы, проведенные законодательным образом, были успешны: здравоохранение, образование, что-то еще?

– Принято много законов. Создана законодательная база. Но мы решили, что строим капитализм. А на Западе от капитализма уже отказались. Мы пытались скопировать велосипед, а они давно ездят на гоночной машине. Мы оказались в дураках. Беря западную модель, мы пытались подражать, но не получилось. А надо было идти собственным путем, опережая Запад, с учетом наших особенностей. Виноваты Гайдар, Чубайс, Касьянов, Немцов – радикальные демократы, которые получали готовые законы с Запада и пользовались иностранными советами. Даже Конституцию писали под диктовку из-за рубежа. Я был в Париже, и мне там открыто говорили: вот здесь мы тренировали Гайдара. Там всех учили, чтобы они создали самый худший вариант капитализма.

– Но Гайдар уже давно не во власти, его уже и в живых нет, а реформы продолжаются…

– ЛДПР против этих реформ борется уже 22 года.

– Против каких конкретно реформ вы выступаете?

– Против всех. Взять хотя бы финансовую сферу. Во главу угла поставлен финансовый капитал. Треть бюджета гнали каждый год за рубеж. Зачем? Во время кризиса оказали помощь коммерческому сектору для погашения долгов. Мы были против. Реформа сельского хозяйства идет не в том направлении. Медицину пытаемся сделать платной, хотя она должна быть только страховой. Никаких денег между врачом и пациентом. Школы и вузы слишком коммерциализуем. Так нельзя. ЕГЭ не надо было вводить вообще. Дороги надо строить день и ночь, а этого не делается. Жилье возводить индивидуальное и не вверх, а «в лежку», малоэтажное. Дешевле. У нас земли немерено. Все это изложено в нашей программе «Сто пунктов».

Еще 20 лет тому назад я говорил, что для резкого перехода к новой формации необходима диктатура. Без профсоюзов, политических партий, 10 лет жесткого режима, а затем плавный переход к демократии.

– Китайская модель России бы подошла?

– Нет, она у нас была при Сталине. Но отдельные ее элементы – это как раз то, о чем я говорю. Свой Дэн Сяопин. Примаков мог бы добиться успеха. В 1999 году надо было отодвигать Ельцина и давать полную власть Примакову. Мы бы уже сейчас обогнали Китай. Но вместо Примакова пришел Касьянов.

– Что-то извне сейчас может угрожать нашему движению по пути модернизации?

– Нет. Ислам разобщен. Китай никогда ни на кого не нападет. Сейчас все против него: Индия, Япония, США. Западу мы не нужны. Мы слабее, чем был СССР, и не представляем угрозы. Кроме того, мы и так все лучшее отдаем Западу: сырье, деньги, лучшие умы. Поэтому сейчас самое благоприятное для нас время, чтобы собраться с силами и подняться.

– Скоро исполнится 10 лет с того дня, который изменил ход истории, всю конфигурацию мира, после которого были развязаны несколько войн. Как вы относитесь к событиям 11 сентября 2001 года?

– О приближении этих событий мы знали еще в 1996 году. В Шарм-эль-Шейхе Билл Клинтон собрал лидеров (и Ельцин там был) и объявил, что в ХХI веке будем бороться с исламским терроризмом. Тогда же, видимо, американцы разработали стратегический план, в соответствии с которым был разгромлен Ирак, оккупирован Афганистан. Приход к власти Барака Обамы, арабские революции – все это элементы того плана. Вот мы уже 10 лет живем в этом формате, и еще 90 будем бороться с якобы угрожающим миру мусульманским экстремизмом. Как весь XX век прошел в борьбе с советским империализмом и 12 лет боролись с фашизмом. Век закончился, было две войны, и нет ни фашистской Германии, ни СССР. Теперь XXI век – исламский фактор. Каждые 2–3 года в разных концах света будут происходить вспышки новой войны.

– Последний вопрос личный. Вы даете интервью во время часового перерыва в пленарном заседании парламента. А еще, я знаю, вам предстоит провести короткое совещание. Как вам при такой нагрузке удается поддерживать поразительную работоспособность?

– Алкоголь не употребляю, не курю. Наркотик исключается. Для того чтобы расслабиться, можно было бы заняться верховой ездой, поездить на лошади. Но содержать ее непросто. На даче у меня ослик есть, запрягаем его в тележку и по территории немного катаемся. Пару раз был на ипподроме, ездил на лошади где-то в других местах. Люблю плавание – в естественных водоемах, но это тоже редко удается: вода грязная, а там, где чисто, слишком холодная. И чаще всего приходится плавать против течения. Это для большинства сложно, но для политика – нормально. Поэтому расслабляться некогда.


В мире Мадуро прокомментировал информацию о связи Гуаидо с наркокартелем Мадуро прокомментировал информацию о связи Гуаидо с наркокартелем

Информация о связи главы Национальной ассамблеи Венесуэлы Хуана Гуаидо, незаконно провозгласившего себя президентом страны, с боевиками-наркоторговцами из Колумбии спровоцировали там громкий скандал, заявил действующий венесуэльский президент Николас Мадуро.

Экономика Литва впервые купит крупную партию российского СПГ, пишут СМИ Литва впервые купит крупную партию российского СПГ, пишут СМИ

Литва, стремившаяся снизить свою зависимость от энергопоставок из России, впервые закупит крупнотоннажную партию российского сжиженного газа (СПГ). Об этом пишет "Коммерсант" со ссылкой на источники.


Культура "Театральная бессонница" – в театре Рюминой покажут 3 спектакля за одну ночь. "Театральная бессонница" – в театре Рюминой покажут 3 спектакля за одну ночь.

Есть одна только ценность, которую ни кино, ни телевидение никогда не смогут перенять у театра: непосредственная связь, рождающаяся между живыми существами. Ежи Гротовский

Спорт Отличия синего и красного букмекера "Фонбет" Отличия синего и красного букмекера "Фонбет"

В чем разница между легальным и нелегальным букмекером с одним и тем же названием "Фонбет"? Основные отличия двух букмекеров. Как выглядит официальный сайт легальной и нелегальной конторы? Различия в игровом аспекте.