13 сентября 2011, 13:15, Михаил САДЧИКОВ (САНКТ-ПЕТЕРБУРГ)

Александр РОЗЕНБАУМ: «У меня сильнейшая ностальгия по здоровой морали человеческих отношений…»

13 сентября поэт и музыкант отмечает свой 60-летний юбилей. К этой круглой дате вышла 900-страничная книга его стихов, идет работа над новым музыкальным альбомом, который выйдет весной будущего года. А еще Розенба

Александр РОЗЕНБАУМ: «У меня сильнейшая ностальгия по здоровой морали человеческих отношений…»

– Александр Яковлевич, говорят, у вас богатое спортивное прошлое…

  В мои времена все мальчишки бредили боксом и борьбой. Правда, мама сначала отдала меня в фигурное катание, но мне там не понравилось. Первая позиция, третья, пятая... Нет, этим пацана было трудно увлечь. И я сбежал с катка на ринг. Начал первоклассником, закончил первокурсником института. Тренировался у Григория Филипповича Кусикьянца – любителям бокса не надо объяснять, кто это такой. Мой тогдашний вес был 67 кг. Я хорошо двигал ногами. Вообще по жизни я упертый, меня тяжело свалить. У меня до сих пор бойцовская стойка. И на сцене я корпусом работаю. Может быть, я бы и вырос в хорошего спортсмена, но остановился на кандидате в мастера. В медицинском институте, куда я поступил, меня подстерегала жесткая система отработки за каждое пропущенное занятие. Кстати, поэтому из медицинского вышло мало больших спортсменов. Пришлось выбирать: либо спорт, либо профессия врача. Но у меня остался спортивный «нюх». Любой спорт формирует характер, психологию, особенно единоборства. Боксеры не дерутся на улицах, если это действительно серьезные люди, а не пропитые козлы.

 – Как говорит Леонид Парфенов, «мы живем в эпоху возрождения советской античности»… А у вас нет ностальгии по советским временам?

 – У меня сильнейшая ностальгия по здоровой морали человеческих отношений не столь давнего прошлого. Разумеется, у меня нет ностальгии по пустым прилавкам, по КПСС или по запрещению выезда за рубеж и прочее. Но совершенно точно имеется ностальгия по пионерским кружкам авиа- и судомоделизма, спортивным секциям, тимуровцам, по каткам в каждом ленинградском дворе…

 

– А как насчет конного спорта? Ведь вы во многих песнях воспеваете лошадей…

 – В 1982-м пришли ко мне ребята из сборной города по конному спорту: послушали, мол, ваши казачьи песни, хотим сказать «спасибо». Вскоре в манеже на улице Марата меня обучили верховой езде. Не знаю, на уровне какого разряда занимаюсь, но сижу в седле не как турист, и меня лошадь не возит, а я ее веду.

 – Спортивными нагрузками занимаетесь в утренние часы?

 – Боже упаси! Утром – ни за что. Вообще человек должен отдаваться физкультуре, спорту, когда его организм созрел, готов к нагрузкам. Мне хвататься утром за тяжести – преступление для организма. Через два-три часа – пожалуйста. А лучше всего мне хвататься за тяжести ближе к вечеру. Могу среди дня отжаться от пола раз по пятьдесят, но по утрам – никогда. К тому же каждый второй-третий вечер своей жизни я отдаю сольному концерту. А это огромная физическая и душевная нагрузка – сольный трехчасовой концерт в двух отделениях.

 

– Несколько лет назад вы пригласили в Россию легендарного отца рок-н-ролла Чака Берри и представляли его во Дворце спорта. Вы, автор казачьих песен и «Глухарей», действительно такой большой поклонник рок-н-ролла?

 – Казачьи песни и «Глухари» – это далеко не ранний Розенбаум. Мое поколение вырастало даже не на Высоцком, а все начиналось с Элвиса Пресли, Чака Берри, а затем с «Битлз» и «Роллинг Стоунз». Мне смешно, когда меня называют бардом или шансонье. Я – музыкант, у меня есть свой стиль, где нашлось достойное место и для рок-н-ролла.

Чак Берри для меня – как для модницы Коко Шанель, а для русского хирурга – Николай Иванович Пирогов. Он – отец рок-н-ролла, музыки, которую очень люблю. Все мои товарищи – рок-н-ролльщики, но никак не рокеры. В моем детстве рентгеновские пленки с рок-н-роллами слушал сначала мой старший брат, а потом и я. Среди моих тогдашних знакомых не было моряков дальнего плавания, которые привозили вожделенные диски, но ничего – мы слушали Чака Берри и «на костях».

И, конечно, для меня принять Чака Берри в России было огромным счастьем. Один мой знакомый пошутил: «Это как для чекиста – пострелять из пистолета Дзержинского!» А я добавил: «Даже в воздух!» Шутки шутками, но когда я выступал в Тамбовской области, недалеко от музея-усадьбы Сергея Рахманинова, то, конечно, поспешил туда. Сохранилось не так много подлинных вещей, в том числе стул пианиста, на котором была написана 2-я симфония и многое другое. Когда я присел на этот стульчик и взял несколько аккордов на рояле, то испытал такое трепетное чувство, что словами не передать. Что-то подобное я ощущал, принимая Чака Берри. Господи, мог ли я, простой ленинградский пионер, подумать, что буду петь с самим Чаком Берри!

 – В свое время, при полете из Америки в самолете вы оказали первую помощь оперному артисту Пищаеву и, таким образом, спасли его. А несколько лет назад, в День военно-морского флота, вы вытащили с того света человека, который когда-то был крупным руководителем города на Неве…

 

– У этого уважаемого человека, в ту пору уже пенсионера, был приступ мерцательной аритмии с явлениями острой сердечной недостаточности, с потерей сознания и так далее. Прямо на военном корабле, в момент произнесения торжественной речи вице-адмиралом, бывший руководитель города потерял сознание и «завалился» на палубе. К счастью, там оказались двое врачей с медикаментами. Я развязал ему галстук, расстегнул рубашку, качнул, вздохнул пару раз, вколол быстренько и поработал руками. Я же врач «скорой помощи», и у меня реакция быстрая. Да и по званию я старше тех врачей, был при своих погонах подполковника медицинской службы.

 – Также известно, что вы обожаете собак…

 – Мне нравится одна немного циничная американская поговорка: «Чем больше я узнаю людей, тем больше люблю свою собаку». Братья наши меньшие, клянусь, гораздо честнее, порядочнее, добрее нас. По крайней мере, они всегда покажут зубы, перед тем как укусить. Коварных животных крайне мало, а люди сплошь и рядом улыбаются, а потом тебя же и кусают. Если собака – твой друг, то предан на всю оставшуюся жизнь. Своего бультерьера Лаки я иначе как сынком не называл.

 – Чему посвящаете домашние вечера?

 – Семье, жене, дочке, внукам, собаке… С десяти вечера до трех ночи у меня – «личное время». Прихожу домой совершенно вымотанным. Я же имею дело с людьми, с проблемами, затрагивающими душу, ум, сердце. Это гораздо хуже, чем состояние коронарных сосудов. Максимум, на что способен поздним вечером, – плотно поесть, погулять с собакой и улечься в койку. Включаю какую-нибудь видеожвачку и под нее благополучно засыпаю. Если, конечно, у меня нет в этот момент «творческого зуда». Ну а если возник, могу до пяти утра сочинять.

 – Что стало с брендом водки «Вальс Бостон»? Ведь был неплохой напиток…

 – Бренд благополучно скончался. Сначала водка была действительно неплохая, но потом стала хуже, потому что в 2005 году погиб на снегоходе Кирилл Рогозин, хозяин выпускающей компании. Она перешла в другие руки, продукция стала потихонечку хиреть. Мне потом даже самому стало стыдно за качество, хотя я к этому делу имел касательное отношение, получая мизерный процент с продаж.

 – Отметив юбилей, вы отправитесь в тур по России?

 – Мой тур по России и другим странам не кончается уже много лет, плавно перетекая из юбилея в юбилей (смеется). Хотя в нынешней программе «Полтинник после детства» будут и новые песни. За минувшее лето я написал 12 новых произведений, которыми очень доволен. Конечно, не буду сразу вводить все новинки в концертную программу, так как подавляющее большинство зрителей все-таки приходят на «Вальс Бостон», «Утиную охоту», «Гоп-стоп», «Черный тюльпан», «Глухарей». Должна быть разумная концентрация нового с песнями-визитками. К тому же я хочу вспомнить какие-то произведения из старых, совсем мало исполняемых.

 – Что еще в ваших планах?

 – Уже началась работа в студии над новым альбомом, который выйдет весной 2012 года. Завершаю работу над диском дуэтов, записанных вместе с Григорием Лепсом. Давно хочу сделать программу с фольклорными коллективами, а также стать продюсером художественного фильма о локальной войне.

 


Политика Посольство России обвинило США в обострении ситуации в Персидском заливе Посольство России обвинило США в обострении ситуации в Персидском заливе

Давление, оказываемое США и Великобританией на Иран путем создания коалиции по защите свободы мореплавания способствует лишь обострению ситуации в Персидском заливе. Вместо этого необходима инклюзивная система региональной безопасности, заявили в посольстве РФ в Великобритании.

В мире Глава МИД Польши предложил способ военного сдерживания России Глава МИД Польши предложил способ военного сдерживания России

Размещение американских войск в Польше будет сильнее "сдерживать Россию", чем если их отправить в Западную Европу, заявил глава МИД Польши Яцек Чапутович. Его слова цитирует телекомпания Polsat.

Экономика Россия сократила вложения в госдолг США на миллиард долларов Россия сократила вложения в госдолг США на миллиард долларов

В июне Россия вложила в американские облигации 10,8 миллиарда долларов, продолжая тенденцию сокращения, следует из данных Министерства финансов США.


Общество Профсоюзы России предложили сократить рабочую неделю Профсоюзы России предложили сократить рабочую неделю

Федерация независимых профсоюзов России (ФНПР) направила в Минтруд предложения по переходу на четырехдневную рабочую неделю, сообщается в заявлении департамента общественных связей аппарата ФНПР.

Культура Книга – источник вдохновения для режиссеров и актеров.
Книга – источник вдохновения для режиссеров и актеров.

С 30 августа по 1 сентября в Иркутске будет проходить международный книжный фестиваль "Контуры нового мира" при поддержке Фонда поддержки социальных инноваций.