21 декабря 2011

Придут ли националисты к власти?

Семинар, посвященный влиянию этнополитических факторов на развитие России, прошел в Общественной палате РФ.

Участники обсуждали возможность и вероятность прихода националистов к власти, отношение власти к национализму, а также имперскую концепцию национализма и концепцию национал-демократов.

В самом начале обсуждения директор Союза православной молодежи Мордовии протоиерей Александр Пелин обратил внимание собравшихся на то, что это уже третья встреча, две предыдущих были посвящены темам «Формирование национальной идентичности: исторические предпосылки и перспективы развития», и «День национального единства в контексте модернизации России». По словам Пелина, итоговые документы рабочих семинаров вызвали интерес профильных комитетов Государственной Думы, а также некоторых министерств и ведомств.

Основной тон дискуссии задал соруководитель семинара, руководитель экспертной группы РЕЛАНД ГРУПП Николай Григорьев. Отметив многослойность как самой России, так и происходящих в ней процессов, ученый сообщил, что понятие «национализм» редко существует само по себе, обычно к нему прибавляется еще что-то — то ли это социализм, то ли демократия, то ли империя. Сравнивая две последних модели, Григорьев отметил, что оба направления — на его взгляд, бесперспективны. Национал-демократы стремятся построить маленькое национальное государство по типу Чехословакии, но при российских размерах это нереально («многие жители Дальнего Востока никогда не были в Сочи или в Москве, но регулярно бывают в Китае или Таиланде»).

Что же касается имперских амбиций националистов, то они требуют мощного демографического ресурса, считает эксперт, кроме того, Россия должна быть сильнее тех, кого она собирается поглощать, но пока у нее нет такой возможности. Придти к власти националисты, по мнению Григорьева, могут, «даже в среднесрочной перспективе».

Что же касается взаимоотношений власти с национализмом, то Григорьев сравнил последний с термоядерной энергией, которую политики использовали всегда, потому что просто не могли не использовать. «Определенная шизофрения в этом присутствует, — полагает Григорьев. — С одной стороны, использует национализм, с другой — от него отмежевывается, запускает кампанию о том, что преступность не имеет национальности. Власть одновременно с ним борется и его использует».

Ученый считает, что русский национализм в этом смысле самый рисковый, поскольку русских очень много, а у них немало комплексов и обид, и если эта смесь разгорится, то будет полыхать подобно ракетному топливу.

Представитель Центрального Совета Союза Православных Граждан Сергей Елишев предложил рассмотреть разницу между понятиями «нация» и «этнос», приведя в пример европейское представление о нации как о совокупности граждан национального государства. Отсюда национализм — это движение за создание национального государства, считает ученый. По его мнению, русский национализм — очень разный, от любви к народу и стремлению к самосохранению до агрессивности. Национал-демократы пытались сформировать нацию в nation-state, однако «Манежка показала, что россиянами граждане себя не ощущают», — отметил Елишев.

Если же рассматривать вариант «Россия для русских», то куда девать нерусских жителей России, задался вопросом эксперт. Он также отметил, что в Европе нет государства с одним этносом и признался в своих симпатиях имперскому национализму. Относительно прихода националистов к власти Елишев сообщил, что, по его мнению, если разыгрывать эту карту, при определенной ситуации националисты могут придти к власти, однако здесь существует множество сценариев.

Представитель Российского клуба православных меценатов Андрей Салмин заговорил о революции, каждая из которых, по его мнению, имеет три этапа: собственно революция, анархия и контрреволюция. «У русского этноса нет дара революционности, поэтому русских революций практически не бывает», — отметил Салмин. Он также разделил российское общество на три группы: бедные и обеспеченные верующие люди, которые планируют жить в России и считают себя частью страны, бедные неверующие люди, которые тоже привязаны к этой территории, но больше материально, чем духовно, и богатые неверующие люди, которые не связывают свое будущее с Россией и относятся к ней как к бизнес-проекту.

«Если к власти придут первые, национализм будет иметь духовную доминанту, и все будет хорошо, — считает Салмин. — Если вторые — национализм станет инструментом подавления. Если третьи — Россия распадется на множество мелких государств, поскольку в основе стратегии этих людей лежат лишь мелкие коммерческие интересы, не связанные с судьбой страны».

Иван Миронов, зампред Российского общенародного союза, определил национализм как любовь к своей нации и заявил, что нацизм, фашизм — неприемлемые термины, поскольку этих явлений не существует с 1945 года. Он также заявил, что считает неправильным считать ксенофобию и шовинизм проявлениями национализма: «Никто же не говорит, что зоофилия и некрофилия — это проявления любви?».

Миронов отмел «страшилки» о том, что «русские придут и станут убивать» и заявил, что если русский народ станет сильным, будут сильными и сопредельные территории. Для Миронова не принципиальна разница между национал-демократами и имперцами, по его мнению, философские нюансы не смогут разделить лидеров и будут спокойно преодолены.

По его мнению, если националисты не придут к власти, Россия навсегда исчезнет из мировой истории. «Социальные лифты уничтожены, у молодежи нет шанса вырваться, — констатировал Миронов. — И за последние несколько лет произошел стремительный рост национального самосознания». Он также заявил, что во многих европейских государствах к власти уже пришли националисты и говорят в полный голос о соблюдении национальных прав и недопущении национальных перегибов.

Павел Карпачев, руководитель Федерации русского воинского искусства, отметил, что не замечает, чтобы молодые люди задумывались о национальной идее, тем более «ее у нас пока еще нет». Карпачев считает, что гораздо больше образованная молодежь стремится уехать из России. Также, по его мнению, в стране нет человека, который мог бы объединить и повести за собой националистов. Карпачев определил национализм как любовь к родине и заявил, что его надо воспитывать с детства.

Лидер движения «Сопротивление» Роман Зенцов заявил, что все сказанные слова имеют мало общего с реальностью, которая управляет процессами сегодня в мире. Он подтвердил наличие в обществе протестных настроений и отметил, что националисты — уже не те. «Есть внутренняя потребность самоидентичности, — считает Зенцов. — При этом идет слияние и правых, и левых идей, главное — протест против государства всех сил вместе».

Зенцов считает, что существует опасность развала государства, но что молодежь этого развала не страшится, поскольку ей важнее сохранить этнос, нацию. «Молодежь — против власти, а не против других национальностей», — пояснил Зенцов и добавил, что «национализм — не наше слово, у нас — народ». При этом он считает, что власть борется с теми, кого видно, кто на переднем крае, однако сохраняет надежду, что «власть — более прагматична».

Учредитель издательства «NIKEA» Евгений Денисов с сожалением констатировал, что церковь за последние 20 лет растеряла кредит доверия народа. Между тем паломничество к поясу Богородицы, на его взгляд, продемонстрировало огромный духовный голод населения, жажду чуда, красивых поступков, героев. «Мы же призываем людей держать посты и молиться», — огорченно подытожил Денисов.

Жесткую оценку национализму дал Константин Миронов — начальник дружины «Москворечье» Организации Российских юных разведчиков: «Патриотизм — это любовь к ближнему, национализм — ненависть к окружающим». Он также отметил, что в обществе «не осталось моральных ценностей, только потребительские», а выборы превращаются в протест против деятельности руководства страны. Беда уже пришла — мы разобщены, считает Константин Миронов.

Член Общественной палаты Иосиф Дискин предложил посмотреть на ситуацию с точки зрения «материальных носителей»: «За 20 лет произошла огромная индивидуализация, но теперь, когда материальные проблемы решены, на первый план вышла проблема человеческого достоинства», — считает он. По мнению Дискина, люди ищут ответы, и рынок предлагает разные идеи и идеологии, ценности — что кому подходит. Он полагает, что российская буржуазия сейчас — реальная сила, заинтересованная в демократическом законе и порядке, поскольку без защиты российского национального государства бизнесу, выходящему на глобальный уровень, не выжить.

По мнению Дискина, русская буржуазия, понимающая, в чем общность интересов ее и государства, встраивается в концепцию российской гражданской нации. Дискин считает, что националисты придут к власти, но при этом нужно будет отмежеваться от национализма, различающего «по почве и крови», потому что русская буржуазия этого не приемлет.

По итогам семинара будет подготовлена аналитическая записка-отчет, отображающий основные тенденции, существующие в понимании националистического движения в российском обществе.


Политика Зеленский прокомментировал возможность возвращения России в G8 Зеленский прокомментировал возможность возвращения России в G8

Президенты Украины Владимир Зеленский прокомментировал в своем фейсбуке возможность возвращения России в G8, выразив мнение, что это станет возможным только после "возвращения" Крыма и прекращения конфликта в Донбассе.


Культура Второй раз Пускепалису в Волковском театре должно пофартить. Второй раз Пускепалису в Волковском театре должно пофартить.

После конкурса кандидатов на должность художественного руководителя первого русского театра имени Федора Волкова, объявленного Министерством культуры Р.Ф, победил Сергей Пускепалис, пребывающий в должности заместителя по творческим вопросам Эдуарда Баякова с декабря 2018 года в МХАТе имени Горького.