27 апреля 2012, 13:49, Леонид ТИМОФЕЕВ

Пакистанский премьер отсидел… три минуты

Верховный суд Пакистана признал действующего премьер-министра страны Юсуфа Разу Гилани виновным в отказе потребовать от властей Швейцарии возобновления уголовного дела против президента Азифа Али Зардари, которому, в свою очередь, инкриминируют корру

Пакистанский премьер отсидел… три минуты

За неуважение к суду Гилани грозило шесть месяцев тюремного заключения. Анекдотичность ситуации в том, что в ходе судебного заседания его формально лишили свободы. А именно: судья постановил считать премьера задержанным до окончания заседания, и по сути премьер находился под стражей в течение… трех минут.

Но это внешняя, так сказать, сторона дела. Речь в действительности идет о серьезном внутриполитическом конфликте. Напомним, что следственные органы подозревают Зардари и его супругу, бывшую главу правительства Беназир Бхутто в отмывании 12 миллионов долларов. Факты якобы относятся к 1990-м годам. В 2003 году швейцарский суд заочно признал супругов виновными и приговорил к 6 месяцам лишения свободы условно. А в самом Пакистане преследование нынешнего президента было прекращено в связи с амнистией, объявленной тогдашним главой страны Первезом Мушаррафом в 2007 году. Сделано это было для того, чтобы снять накопившиеся в обществе разногласия. Правда, позже Верховный суд отменил амнистию и постановил возобновить уголовные дела. В марте 2010 года Верховный суд Пакистана обратился к Швейцарии с просьбой возобновить расследование по факту коррупции, однако необходимого в этом случае официального запроса об оказании юридической взаимопомощи от правительства страны так и не поступило. В свою очередь прокурор Женевы Даниэль Запелли также считает, что у него не было оснований возобновлять следствие в силу юридического иммунитета, которым пользуется Азиф Али Зардари как глава государства. Впрочем, и премьер Гилани с членами правительства саботировали постановление суда, ссылаясь на тот же юридический иммунитет. Но теперь возникает вопрос, должен ли Гелани уйти в отставку после символического, но все же приговора. Конституция это предусматривает, а оппозиция даже настаивает на уходе нынешнего главы правительства.

Масла в огонь внутриполитических противоречий подливает фигура и другого экс-президента – генерала Первеза Мушаррафа. Одно время он намеревался вернуться в страну, но в 2011 году Верховный суд выдал ордер на его арест в связи с делом об убийстве бывшего премьер-министра Беназир Бхутто. По мнению Фемиды, Мушарраф преднамеренно не обеспечил в канун выборов безопасность своего политического оппонента. Впрочем, суд в Равалпинди не предъявил обвинений бывшему президенту в рамках этого дела.
Напомним, что Мушарраф, опасаясь импичмента, покинул пост президента в 2008 году. С той поры он живет то в Лондоне, то в Дубае. Уверенный в поддержке своих сторонников, особенно в армии и в разведслужбах, он не скрывает целей своего возвращения на родину. Это – участие в парламентских, а затем и президентских выборах. В его предвыборной программе помимо восстановления процветания, прогресса и мира в Пакистане присутствует и пункт обновления отношений с Вашингтоном, которые сейчас переживают худший период за всю историю страны.
Но адекватно ли Мушарраф оценивает из эмиграции нынешнюю ситуацию у себя на родине? Особенно в том, что касается последнего тезиса? После ликвидации американцами бен Ладена (Вашингтон не проинформировал Исламабад о предстоящей операции), авиаударов по пограничному посту (там погибли 24 военнослужащих) нынешняя власть не скрывает, что устала от партнерства с США и вседозволенности ЦРУ, и что пора прибегнуть к дозированию взаимодействия, ограничив его тремя сферами. В частности, борьбой с терроризмом, урегулированием ситуации в Афганистане, обеспечением безопасности пакистанского ядерного потенциала, насчитывающего более 100 боезарядов.
 Обстановку обострили атаки на пакистанский тандем, президент – премьер, которые предпринимают в последнее время генералитет и разведслужбы. К ним подключился и Верховный суд, о чем речь шла выше.

Пакистан называют Сюрреалистаном – землей поразительных противоречий. С одной стороны, щедрые, мягкие, простые пакистанцы, с другой – жестокость талибов и прочих экстремистов. Большинство населения не приемлет их фанатизма и не желает видеть исламистов у власти. Но вот беда: часть армейской и разведывательной элиты не только разделяет взгляды боевиков, но открыто либо тайно помогает им.

Президент Барак Обама считает, что не Ирак, не Иран и даже не Афганистан, а Пакистан является самой большой угрозой и вызовом для США. Главная опасность исходит от северо-запада страны, где размещаются базы талибов. Теми территориями никто де-факто не управлял – ни англичане, ни сами пакистанцы. Там рассадник самых грозных террористических движений в мире. Там боевики могут спокойно отдыхать после своих вылазок, вооружаться, готовить новые акции против войск НАТО в Афганистане и теракты, как это было в Бомбее в 2008 году.



Общество Благовещенск хотят развивать за счет намывов Благовещенск хотят развивать за счет намывов

Возвести "новый город" возле моста через Амур, увеличить количество пешеходных улиц и намыть территории у слияния рек предложили участники Амурского экономического форума для развития Благовещенска.

Спорт Российские боксеры отказались ехать на ОИ-2020 без национального флага Российские боксеры отказались ехать на ОИ-2020 без национального флага

Боксеры отечественной сборной отказались ехать на Олимпиаду в Токио без национального флага, заявил генеральный секретарь Федерации бокса России Умар Кремлев.