10 сентября 2012, 11:23, Любовь ЛЕБЕДИНА

Андрей ПЕТРОВ: "Ельцину не понравился «частный театр» в Кремле"

Корреспондент «Трибуны» поговорил по душам с Андреем Борисовичем ПЕТРОВЫМ – весьма известным в балетных кругах человеком, награжденным орденом Почета, орденами Дружбы и «За заслуги перед Отечеством» IVстепени. Начин

Андрей ПЕТРОВ: "Ельцину не понравился «частный театр» в Кремле"

– Итак, 23 года назад возникла идея создать новый театральный коллектив под названием «Кремлевский балет». Скажите, когда вы начинали, притом что вас поддерживали и Галина Уланова, и Борис Покровский, трудно было на первых порах?

– Честно говоря, обстоятельства сложились таким образом, что дирекция Большого театра назначила меня балетмейстером в Кремлевский дворец. Произошло это в 1989 году. До этого я работал в Большом театре вначале артистом, потом заведующим труппой и даже начал ставить спектакли (их там было пять), танцы в оперных постановках. И вдруг было принято решение: Большой театр уходит из Кремлевского дворца, и мы оказались одни – ни труппы, ничего. Самые тяжелые 90-е годы в материальном плане почувствовали сполна, зарплату всему персоналу дворца перестали платить. И тогда я сказал: «Если мы сами о себе не позаботимся, то никто о нас не позаботится, давайте собирать балетную труппу и начинать творить». Директор Павел Павлович Нилов поддержал мою идею, но никакого ответа со стороны государственных структур не последовало, тогда было не до нас. И все-таки мы продолжали ходить по кабинетам, тратя время попусту. Поэтому в 1990 году мы рискнули создать собственный театр, учредителями которого выступили студия «Мир искусства» и Государственный Кремлевский дворец. Нашли спонсоров, к нам пришла репетиром Екатерина Максимова, некоторые солисты Большого театра, выходившие на пенсии, но им хотелось еще какое-то время потанцевать, набрали труппу.

Это были артисты из совершенно разных коллективов. И тогда мы с Екатериной Максимовой сели друг напротив друга и стали решать, что делать с этой разношерстной публикой из 36 человек и как их привести к единому знаменателю. Волнения – волнениями, но надо было работать. Поэтому я сказал: «Если через два месяца не выпустим спектакль, то нас отсюда всех выгонят». И судьба пошла нам навстречу. В это время сняли из репертуара Большого театра «Макбет» в постановке Владимира Васильева, и было принято решение перенести его на сцену Кремлевского дворца с участием Андриса Лиепы и Светланы Цой. Таким образом, 4 октября состоялась первая премьера нашего театра. Пошли другие спектакли, создававшиеся параллельно, появилась публика и самое главное – деньги от продажи билетов, которые пустили на зарплату сотрудников Кремлевского дворца.

У нас же огромный зал на 6 тысяч мест, и это большая проблема: если он не полностью заполняется, то начинают бить тревогу. Так вот, когда политическая ситуация стабилизировалась и с Борисом Николаевичем Ельциным мы стали жить, что называется, «через дорогу» (театр «Кремлевский балет» расположен на территории резиденции президента РФ. – Прим. ред.), то однажды, осматривая свои владения, он спросил: «Что это здесь за театр такой?» Ему ответили – частный театр. Что, естественно, первому президенту России не понравилось, и он дал указание разобраться с нашим учреждением, находящимся на территории Кремля. Стали приходить разные комиссии, смотреть спектакли, которые им, к счастью, понравились. Таким образом, в 1993 году Борис Ельцин издал распоряжение, чтобы театр стал государственным, и нам выделили финансирование на зарплату. Постепенно к 2000 году мы стали получать деньги и на оформление спектаклей из Управления делами президента Российской Федерации.

– Значит, вы единственный театр в стране, который подчиняется не Министерству культуры и Департаменту по культуре, а Управлению делами президента?

– Недавно к нам еще присоединился хореографический ансамбль «Березка». А подчиняемся мы целиком генеральному директору Кремлевского дворца, и у нас нет ни постановочной части, ни даже бухгалтерии, поэтому, для того чтобы встретить зарубежного солиста на машине, надо обойти несколько служб, дабы получить разрешение.

– Значит, вы находитесь внутри большого холдинга, и ничего, кроме труппы, у вас нет?

– Выходит так. Тут есть свои плюсы в плане материальной стабильности, тех же зарплат, оформления спектаклей, но есть и минусы.

– Как правило, балетные спектакли должны быть красивыми, следовательно, дорогими. К примеру, сколько вы потратили на балет «Тысяча и одна ночь»?

– Где-то 8 миллионов рублей. Но и в этом случае художник по костюмам Ольга Полянская, с которой мы давно работаем, хорошо понимающая, что надо экономить, ездила за тканью в Азербайджан, где цены значительно ниже, чем в Москве. Что же касается зарплат, то они у нас небольшие. В том же Большом, в Театре имени Станиславского и Немировича-Данченко артисты получают значительно больше.

– Я думаю, у вас зарплаты не ниже прожиточного минимума?

– У кордебалета близкие к этому. В штате у нас 75 артистов, куда не входит оркестр, он каждый раз приглашается и оплачивается отдельно.

– Наверное, маленькие оклады как-то компенсируют гастроли, особенно зарубежные?

– Несомненно. Мы платим суточные, а гонорары солисты получают отдельно. 99 гастрольных поездок, из них 77 за рубежом – это серьезное материальное подспорье для артистов. Причем мы охотно их отпускаем, если позволяет репертуар, на концерты, выступления в оперных спектаклях других городов: Челябинск, Екатеринбург, Улан-Удэ, где наших хорошо знают и ждут. Иногда даже говорю новому исполнителю какой-то партии: «Прежде, чем выступить на сцене Кремлевского дворца, поезжай в город, где идет этот спектакль, и станцуй там».

– Скажите, а что вам дали «Русские сезоны», созданные в 2005 году?

– Дело в том, что у нас очень большая сцена и очень большой зал, что диктует грандиозные по форме спектакли. Одноактные, камерные постановки тут не проходят, да и большое количество зрителей на них не соберешь. Андрис Лиепа, глубоко увлеченный эпохой Дягилева и его легендарными балетами, давно склонял меня на эти «сезоны», а я все медлил. Но, в конце концов, наступил такой момент, когда я понял: нужно что-то новое для нас, и Дягилевские сезоны очень к этому подходят. Они помогают артистам встретиться с другими хореографами, иным репертуаром, обогащая их творческую палитру. Итак, за пять лет мы приготовили 11 спектаклей, где, конечно же, есть оригинальные постановки.

– Во время прошлой «Золотой маски» вы были членом музыкального жюри Национальной премии и обсуждали оперу «Золотой петушок» Большого театра, вызвавшую так много споров среди меломанов. Что можете сказать по поводу режиссерской трактовки этой постановки и насколько она правомочна на сцене академического театра, призванного защищать достояния русской классики?

– В этом спектакле одно не связывалось с другим, и поэтому происходили провалы смысла, содержания. Спектакль Кирилла Серебренникова получился удивительно плоским, я даже от него этого не ожидал. Хотя он блестяще подметил реалии нашего времени, но, спрашивается, – для чего, в чем их смысл? Из-за этого даже финал, а там он потрясающий, трагический хор после смерти царя Додона: «Что даст новая заря, как же будем без царя?» – не прозвучал никак. При этом Владимир Маторин поет прекрасно, придумав массу приспособлений в пародировании Бориса Ельцина в облике царя Додона, но это не стыкуется с музыкой Римского-Корсакова. Жанры всегда мстят, если выходишь за их рамки. И вообще, мне кажется, стиль нынешнего Большого театра, в том числе в балете, несколько эклектичен. Возьмите те же балеты Юрия Григоровича, они всегда выверены и продуманны. В них никогда не бывает чего-то случайного, созданного ради моды.

– Тогда, если можно, скажите, почему Григорович ушел из Большого? Ведь это при вас было?

– Уже без меня. Дело в том, что сплошь и рядом – увы! – мы видим, когда человек долго работает, находятся люди с желанием сменить его. При этом они не понимают: новое не всегда лучше старого, а в искусстве тем более, примеров тому тысячи. Так и в данном случае – некоторым надоела репертуарная политика Григоровича, приглашение с его подачи зарубежных хореографов. При этом ему не дали пригласить того же Бежара, хотел сделать вечер Лифаря в честь его юбилея – не разрешили. Он не был всевластен, но надо было все разрушить, чтобы пришли новые руководители. В результате Григорович не выдержал, замолчал и потом ушел, уехал в Краснодар, ставил у нас. И все-таки он победил, его вынуждены были вернуть, потому что постановки мэтра во время зарубежных гастролей собирают толпы зрителей, создают славу Большому театру. Ведь после его ухода приходило много новых хореографов, но они не могли предложить ничего равного сочинениям Григоровича.

– Не хочу вас ни в чем обижать, но, мне кажется, на сегодняшний день питерская балетная школа более сильная, чем московская. Или я ошибаюсь?

– Откровенно скажу: пока в Мариинском театре был Махар Вазиев, держался колоссальный балетный репертуар. Кроме того, нельзя не отдать должное Валерию Гергиеву: с музыкальной точки зрения он подбирает блистательный материал для балета. Увы, подобного ему руководителя нет в Москве. Сейчас, к сожалению, многие уходят из театра, но в целом Мариинка задает музыкальный тон в России.

– А как вы относитесь к провокатору Борису Эйфману, не раз подвергавшемуся резкой критике, а нынче удостоенного даже ордена из рук президента?

– Я к нему очень хорошо отношусь. К тому же у нас в России не так много хореографов, ему подобных. Он должен был в этом году у нас ставить, но дирекция не договорилась с художником по поводу гонорара, и проект приостановился. Надеюсь, это временно, и мы обязательно осуществим с ним задуманное.

– Вы считаете, ваши артисты одолеют сложную танцевальную технику Эйфмана? Ведь у него всегда довольно необычный рисунок композиций, не говоря о физической нагрузке на исполнителей во время представления?

– В этом я ничуть не сомневаюсь, поскольку мы сильно выросли в плане техники.

– Вы лично, сколько часов в сутки трудитесь и когда находите время для сочинения новых балетов?

– Для сочинений остается ночь, а в театре почти каждый день, начиная с разминки артистов и заканчивая вечерним спектаклем. Первые десять лет я даже не выезжал на постановки, если меня приглашали, а сейчас делаю это во время отпуска. Не потому, что не доверяю своим коллегам или боюсь сбоев в работе, просто множество дел захлестывает.

– Жизнь балетного актера кончается рано, в 37 лет. Из-за этого происходит много драм?

– Все зависит от человека. Я знаю много балетных артистов, нашедших себя в новой профессии после прощания с балетом. В основном они очень дисциплинированные, поскольку с детства приучены к строгому распорядку, где день начинается со «станка», и без этого нельзя. Но бывают и такие люди, которые не понимают, что после 37 лет для них открывается новая жизнь, а они ее не видят, не хотят видеть.

– Как вы можете объяснить творческое долголетие Плисецкой? Или это связано с Родионом Щедриным?

– Плисецкая, отслужив срок, положенный в балете, начала свою карьеру со спектаклей, поставленных на нее. Поэтому она и продлила свою творческую жизнь надолго. И это замечательно, поскольку артист без новых спектаклей и новых ролей не может жить. Мне поначалу тоже было трудно. Надо было вникнуть в финансовые проблемы, как создаются декорации, костюмы, что нужно сделать, для того чтобы сохранить творческую атмосферу, не дать художественному организму «заржаветь». Ведь для этого и 24 часов мало…

– У вас есть любимые композиторы?

– У меня их очень много. Тот же Родион Щедрин, и когда-нибудь я его обязательно поставлю, несмотря на все каверзы судьбы. Мне очень нравится Борис Тищенко. Есть прекрасная музыка на тему Чехова. Но здесь не все можно ставить, принимается в основном только то, что уже апробировано.

– Я представляю, как вам было трудно поставить «Наполеона», который бы очень подошел к празднованию 200-летия Бородинского сражения.

– Была такая мысль возобновить его после того как балет шел у нас 10 лет, но декорации оказались уничтоженными. Тем не менее этот балет не дает мне покоя, и я хочу его поставить где-нибудь за рубежом, потому что куда бы мы ни приезжали, все спрашивают, почему не привезли «Наполеона» на музыку Тихона Хренникова.

– И последний вопрос. Почему в спектакли этого сезона вы решили приглашать зарубежных звезд с русскими именами?

– Это получилось не специально, но справедливости ради отмечу, что в нашем проекте работают звезды с иноязычными фамилиями: Кобборг, Кожокару, Бонелли, Климентова… Дело в том, что когда мы обсуждали этот проект с продюсером Давидом Махатели – премьером Королевского балета «Ковент-Гарден» (Лондон) – и смотрели список прим, то я обнаружил в нем много русских фамилий. Оказывается, если вы откроете программку любого зарубежного музыкального театра, то увидите там массу наших соотечественников. Это говорит о том, что русская школа продолжает оставаться одной из сильнейших в мире, и она востребована. Поэтому, показывая нашим зрителям этих теперь уже зарубежных звезд, мы расширяем нашу художественную палитру, и происходит творческий взаимообмен. Такого рода сотрудничество очень плодотворно для наших артистов, поскольку не позволяет им останавливаться на достигнутом.


Темы: балет

В мире В Раде призвали пойти на жертвы для решения конфликта в Донбассе В Раде призвали пойти на жертвы для решения конфликта в Донбассе

Украине следует пойти на жертвы, чтобы решить конфликт в Донбассе, заявил председатель комитета Верховной рады по вопросам финансов, налоговой и таможенной политики, член партии "Слуга народа" Даниил Гетманцев в эфире телеканала NewsOne.

Экономика Литва впервые купит крупную партию российского СПГ, пишут СМИ Литва впервые купит крупную партию российского СПГ, пишут СМИ

Литва, стремившаяся снизить свою зависимость от энергопоставок из России, впервые закупит крупнотоннажную партию российского сжиженного газа (СПГ). Об этом пишет "Коммерсант" со ссылкой на источники.


Культура Человек на своём месте Человек на своём месте

"Важнейшее дело – найти точно профессию, когда ты занимаешься тем, для чего тебя на этот свет родили, – уверен режиссёр и актёр Владимир Меньшов, которому на днях исполнилось восемьдесят лет. – Главные этапы моей жизни – это картины. И главные этапы моего взросления и моего познания жизни – это тоже фильмы. Поэтому они у меня так редки".

Спорт Отличия синего и красного букмекера "Фонбет" Отличия синего и красного букмекера "Фонбет"

В чем разница между легальным и нелегальным букмекером с одним и тем же названием "Фонбет"? Основные отличия двух букмекеров. Как выглядит официальный сайт легальной и нелегальной конторы? Различия в игровом аспекте.