4 октября 2012, 09:24, Александр СЛАВУЦКИЙ

Виктор Раков: «Мне есть, чем поделиться с людьми»

Народному артисту России Виктору Ракову в этом году исполнилось 50 лет. На его счету более 50 фильмов и множество самых разнообразных ролей на сцене.

Виктор Раков: «Мне есть, чем поделиться с людьми»

После окончания актерского факультета ГИТИСа он был принят в труппу Ленкома, где и работает по сей день. В 1997 году Раков получил самую интересную премию «Чайка» в номинации «Лучший злодей» за роль в спектакле «Королевские игры», а сейчас играет графа Резанова, которую прежде исполнял Николай Караченцов в спектакле «Юнона» и «Авось». У Виктора Ракова отличная семья, дети, и ему нравится быть заботливым мужем и отцом. Что, казалось бы, не сочетается с актерской профессией, но это так. Раков очень прост в общении, поэтому разговаривать с ним было одно удовольствие. Не часто встретишь такого открытого собеседника в актерской среде…

4-10-2.jpg– Виктор, кому вы подражали в детстве?

– У меня был старший брат, у которого я перенял очень многое. В какой-то момент он увлекался рисованием, наблюдая за ним, я пытался ему подрожать.

– И стали настоящим художником и скульптором. Руководитель вашего курса в ГИТИСе Владимир Андреев говорил, что ваша керамика особенная, поэтому он очень дорожит одной работой, подаренной вами.

– Я ему благодарен, что он взял меня к себе на курс. Хотя после окончания ГИТИСа я работаю у Марка Анатольевича Захарова, но до сих пор с большой теплотой вспоминаю Андреева. Я действительно подарил ему коллаж под названием «Сказки Пушкина», памятуя, что Владимир Алексеевич в свое время сыграл царя Салтана. Несколько лет назад наши творческие пути опять пересеклись. Он меня позвал в ГИТИС, и я выпустил два курса на очном и заочном отделении, но потом извинился и ушел, потому что очень трудно совмещать преподавательскую работу с театром и кино.

– Как вас воспитывали родители?

– Мои родители не имели никакого отношения к искусству, работали на машиностроительном заводе «Молния». Воспитывали меня довольно строго, все мои обманки не имели никакого воздействия на них. Поскольку все это уже придумал и успел апробировать мой старший брат. Так что я насквозь ими просматривался и контролировался достаточно жестко. Но ничего плохого в этом не вижу.

– Значит, чем жестче ребенка держать в детстве, тем он лучше становится?

– Может быть, так, хотя и не всегда. Вообще, надо рассматривать каждый конкретный случай отдельно. Я не говорю, что это должно быть системой. Кнут и пряник, наверное, самое лучшее.

– Детей своих вы держите в черном теле?

– Нет-нет. Я люблю их баловать, за что потом приходится платить. Я бываю с ними жестоким, но крайне редко.

– Вашему браку с Людмилой уже больше 20 лет. Какие отношения у вас с супругой?

– Очень хорошие. Иногда просыпаюсь с ней утром и говорю: «Девочка, а как тебя зовут?» Вот такие у нас шутки. Свежесть наших отношений сохранилась и по сей день.

– Она сохраняется сама собой или для этого что-то требуется?

– Конечно, над семейными отношениями нужно работать, иначе любой брак может распасться. Первое время все семьи существуют на страсти, но дальше могут возникать самые различные жизненные ситуации. И надо прилагать усилия, уметь договариваться, не злиться, находить компромиссы.

4-10-3.jpg– Вы человек с сильным характером. Неужели вы способны на компромиссы?

– С собственной женой, да.

– Кто у вас в доме хозяин?

– Конечно, я. Когда меня нет дома, то она. Но я готов с Людой обсуждать любые вопросы и порой могу принять ее точку зрения. Совершенно необязательно, как я решил, так и будет. Очень редко бывает, чтобы я обязательно настаивал на своем.

– Более 25 лет длится ваш «брак» и с Театром Ленком. Говорят, Марк Захаров человек с жестким характером, требующий подчинения. Легко ли вам с ним работать?

– Поначалу казалось, очень непросто, но потом Захаров лучше меня узнал, я, в свою очередь, лучше узнал его, и сейчас получаю удовольствие от репетиций с ним.

– А нет желания уйти в свободное плавание, как уходят некоторые.

– А куда? Вот ведь вопрос. Я постоянно отказываюсь от большого числа предложений где-то сняться или что-то сыграть, потому что они мне кажутся не очень интересными. А если переходить в другой театр, то там, наверное, будет то же самое. Так какой смысл метаться?

– Наверняка вам не раз приходилось отказываться от съемок в фильмах из-за плотного графика репетиций в театре?

– Когда я снимался в фильме Васи Пичула «Второе восстание Спартака», мне пошли навстречу и отпустили на съемки в Прагу в разгар сезона. Но я не снялся в фильме Глеба Панфилова «Романовы венценосная семья», потому что был очень занят в театре.

– При постоянном переходе из одного образа в другой, не разрушается ли целостность личности?

– У меня нет. Если что-то подобное с кем-то случается, то это уже вопрос психиатрии. Все-таки актерство это профессия, и ремесло тут очень важно. Конечно, я не исключаю и определенного вдохновения, но оно может быть, а может и не быть. Но в остальном – без ремесла никуда. Мне интересно осваивать профессию, тут работы непочатый край.

4-10-4.jpg– В каком материале вы лучше всего себя чувствуете?

– Мне не так важна эпоха или жанр фильма. Важно, насколько интересна история, рассказанная в фильме, и мой персонаж. Особенно то, чего я раньше никогда не играл.

– Есть у вас любимые вами роли?

– У меня все роли любимые. Но есть и особенно любимые. Их довольно много, что совсем неплохо. Это и Генрих в фильме Марка Захарова «Убить дракона», и Сергей Троицкий в картине «Свой крест» Валеры Ланского, и барон Брокдорф в «Гардемаринах-3», и «Петербургские тайны», и телесериал «Сатисфакция» Миши Шевчука. Сейчас жду, когда выйдут на экран сериалы «Фарфоровая свадьба» Васи Пичула и «Однажды в Ростове» Константина Худякова. Эти работы мною очень любимы. Прежде всего, я благодарен этим двум режиссерам. Они меня приятно поразили не только как режиссеры, но и как личности. Поэтому мечтаю поработать с ними еще.

– А почему в этом списке нет Мастера, которого вы сыграли в фильме Юрия Кары?

– Это было так давно, что я успел все забыть. Хотя на подсознательном уровне роль помню. Жаль, что фильм вышел не в свое время и не в том виде, в каком бы мне хотелось. Зритель увидел сильно сокращенный вариант. Наверное, поэтому я эту роль и не вспомнил.

– Как вы считаете, насколько этично было сейчас, в сложившихся обстоятельствах, продолжать спектакль «Юнона» и «Авось» без Караченцова?

– Дело в том, что «Юнона» и «Авось» создавался Андреем Вознесенским, Алексеем Рыбниковым, Марком Захаровым, Владимиром Васильевым, Олегом Шейнцисом, Николаем Караченцовым, Еленой Шаниной, Александром Абдуловым. Но первый состав актеров давно уже сменился. Ушла Лена Шанина, через какое-то время Александр Абдулов перестал играть в спектакле, еще оставаясь в театре. И когда это несчастье случилось с Николаем Петровичем, руководство Ленкома решило не снимать спектакль, который по-прежнему идет в репертуаре и пользуется огромным успехом у зрителей вот уже 31 год. Наш театр репертуарный, поэтому у него есть определенная политика: внутри коллектива должна существовать преемственность между спектаклями и поколениями. Постоянно происходит ротация актеров, кто-то к нам приходит, кто-то по тем или иным причинам уходит. Что же, каждый раз надо закрывать тот или иной спектакль?.. Мне кажется, это не совсем правильно. Хотя, когда не стало Александра Абдулова, «Плачь палача» сняли.

– Какие у вас отношения с Караченцовым?

– Очень хорошие, мы не только вместе с ним играли в театре, но и в течение двух лет ездили сниматься в «Останкино» в «Петербургских тайнах». Он даже периодически подвозил меня на своей машине. Сейчас у него другой режим жизни, нежели у меня. Но отношения между нами сохраняются теплыми. Прошлой осенью в Центре Виторгана отмечали его день рождения, насколько, конечно, это было возможно.

В свое время он дал мне хороший урок. Еще будучи молодым человеком, я в какой-то момент, как мне показалось, устал. А потом обратил внимание, как Караченцов одновременно и спектакли играет, и в кино снимается, и улетает на концерты, и при этом не устает. Хотя он меня и старше. Я понял, что это была не усталость, а некая блажь. Решил брать с него пример, и у меня появились силы.

4-10-5-2.jpg– Вы также работаете на канале ТВ-центр, где вас называют голосом канала. Что это такое?

– По сути, я там работаю диктором четвертый год, читаю межпрограммные анонсы и считаю это частью профессии. Каждому анонсу требуется придать какой-то свой характер, найти нужную интонацию. Так что эта работа имеет свою специфику и в каком-то смысле является неплохой актерской школой.

– Как относитесь к своей известности?

– Совершенно спокойно. Когда много лет назад меня начали впервые узнавать, было как-то неуютно, а потом я к этому привык, но такого священного трепета – меня узнали – у меня нет.

– А если не узнали?

– Ничего страшного, я же не в КВНе, чтобы меня все узнавали. Мне в принципе достаточно той популярности, которая есть.

– Поклонницы вас не достают своими выходками?

– Я бы не сказал, что достают. Все их внимание ко мне не выходит за рамки приличий. Наверное, потому, что эти люди разных возрастов, вполне образованные и культурные, не только молодые и юные. Конечно, с узнаванием случаются и забавные истории. Помню, как-то нас показывали в программе «Пока все дома». Вечером того же дня выхожу из вагона метро, тогда мы еще жили в Выхино, и замечаю на себе внимательный взгляд неплохо одетой, но уже успевшей выпить дамы: «Ну надо же, – говорит она. – День с вами начался, вами и заканчивается».

– Часто актеров представляют нарциссами, для которых самое главное, лишний раз мелькнуть на экране, а не сказать самое важное.

– Когда актеры предпочитают только тусоваться, мне их откровенно жаль. Потому что, как правило, эти люди немного успевают сделать в профессии, времени не хватает.

– Ваша работа дает вам и неплохие деньги. Как вы к ним относитесь?

– Деньги никогда не являлись для меня самоцелью. Это лишь средство. Дети растут, существуют траты внутри семьи и так далее. Я не жирую, у меня нет безумных доходов. По-прежнему мечтаю приобрести квартиру для своего старшего сына, хотя это стало очень непросто после 1991 года, поскольку у каждого взрослого ребенка должна быть своя квартира.

– Великий саксофонист эпохи свинга Лестер Янг говорил: «Вообще-то я бы мог играть и бесплатно, только вы никому об этом не говорите». А вы бы могли играть бесплатно, только ради удовольствия?

– Как-то одному режиссеру я так и сказал, что готов у него сниматься бесплатно. Он ответил, что я не имею права, поскольку это работа, и должен получать за нее деньги. Конечно, я получаю не только деньги, но и стараюсь получать удовольствие.

– В этом году вам исполнилось 50 лет. Как вы отнеслись к этому рубежу? Уже пережили его?

– Да я и не особенно сильно переживал, потому что мне позвонил режиссер Юрий Попович и поздравил со вступлением в клуб 50-летних. Мне стало так смешно, что все рефлексии были разом откинуты. На самом деле, ничего в моей жизни кардинально не изменилось. Но звучит хорошо: прожил полвека. Я бы даже сказал, радостно звучит. Единственно, что хочется – успеть как можно больше. Успеть сняться в хороших фильмах, сыграть, что не играл, спеть то, что не спел еще. Как мне кажется, мне есть, чем поделиться с людьми, есть, что сказать им.

– Давайте поговорим о том, как вы отдыхаете. Какое место в вашей жизни занимают путешествия и туризм?

– Я люблю свободный отдых за границей. Таким образом, мы объехали несколько стран.

– Это значит самим приехать в какой-то интересный город, поселиться в какой-нибудь гостинице, не заказывая путевок?

– Ну да. Недавно мы с женой так съездили в Париж. Сделали себе подарок на 20-летие совместной жизни. Провели там неделю. У нас не было никакого гида, никто нас никуда не водил, мы сами себе организовали программу. И к Эйфелевой башне сходили, и в собор Парижской Богоматери заглянули, поднялись на Монмартр и по Сене на кораблике поплавали и романтический ужин заказали.

– Прогулка на кораблике понравилась?

– Очень, она длилась около двух часов. Была бутылка шампанского, какая-то чисто символическая еда. Живая музыка, красивый женский вокал, и все это вечером, на фоне огней Парижа. Очень красиво.

– А в каких еще местах побыли?

– Жена с дочкой были в Японии, я не смог поехать из-за занятости в театре. Потом с женой и дочкой мы были в Лондоне. С младшим сыном Даней съездили в Испанию, Хорватию.

– Как-то вы сказали, что светской тусовке предпочтете отдых на даче.

– Это так. Очень люблю свою дачу. Раньше там было поле, и мы с супругой в течение пяти лет построили домик и активно занимаемся облагораживанием территории. Посадили более сотни кустов ягод, плодовых и декоративных деревьев. И большую часть работы, процентов 70, делаем сами, нам это нравится. Еще я соорудил себе мастерскую, в которой занимаюсь керамикой. Хожу на озеро, ловлю рыбу. А еще мы с супругой катаемся на велосипедах. Три с половиной километра по дороге вокруг поселка. Вот такой замечательный отдых. А вы говорите тусовки...

Темы: Раков

Экономика Литва впервые купит крупную партию российского СПГ, пишут СМИ Литва впервые купит крупную партию российского СПГ, пишут СМИ

Литва, стремившаяся снизить свою зависимость от энергопоставок из России, впервые закупит крупнотоннажную партию российского сжиженного газа (СПГ). Об этом пишет "Коммерсант" со ссылкой на источники.


Культура "Театральная бессонница" – в театре Рюминой покажут 3 спектакля за одну ночь. "Театральная бессонница" – в театре Рюминой покажут 3 спектакля за одну ночь.

Есть одна только ценность, которую ни кино, ни телевидение никогда не смогут перенять у театра: непосредственная связь, рождающаяся между живыми существами. Ежи Гротовский

Спорт Отличия синего и красного букмекера "Фонбет" Отличия синего и красного букмекера "Фонбет"

В чем разница между легальным и нелегальным букмекером с одним и тем же названием "Фонбет"? Основные отличия двух букмекеров. Как выглядит официальный сайт легальной и нелегальной конторы? Различия в игровом аспекте.