25 октября 2012, 11:43, Илона ЕГИАЗАРОВА

Оксана Робски ушла в гейши

В 2007-м году прокате появился фильм «Игра в шиндай»

Оксана Робски ушла в  гейши Автор фото: Натальи Нечаевой

Что нужно, чтобы зритель начал смотреть конкретное кино? Кто-то скажет – оригинальный сценарий, кто-то – спецэффекты. Но все это трудоемко и недешево. Есть еще один способ – пригласить на одну из ролей какую-нибудь светскую персону, желательно с полускандальной репутацией. И народ повалит на экзотику! Режиссер Андрей Разумовский, приступая к работе над фильмом «Игра в шиндай», так и рассудил и пригласил сниматься Оксану Робски.

Проводница по закоулкам олигархической жизни, писательница, воспевшая нравы (вернее безнравственность) обитателей Рублевки, сыграла в картине роль русскоязычной американки-телевизионщицы.

На презентацию фильма Оксана пришла в шикарной лисьей шубе. Небрежно швырнув мех, она кинулась рассуждать о своей роли в отечественном кинематографе. Режиссер Андрей Разумовский умильно глядел на «труженицу» гламура и, обнимая ее за плечи, говорил:

– Оксана, придумай афишу или ролик для раскрутки фильма. Скажем, ты стоишь вся такая красивая и говоришь: «Это моя первая роль в кино…»

Оксана согласно кивала и обещала слоган усовершенствовать. «Трибуне» же она призналась:

– Я уже пробовалась в один фильм, но неудачно. Мои фотографии лежали где-то на «Мосфильме» и неожиданно попались на глаза Разумовскому. Так меня и утвердили в эту картину. Кинематограф давно меня манит и тянет. Но есть и страх. Я еще не видела «Игры в шиндай», и решение – продолжать ли кинокарьеру – будет зависеть от того, понравится ли мне фильм...

Похоже, над будущей кинокарьерой Оксаны Робски нависла серьезная угроза, поскольку «Игра в шиндай» находится за гранью определений «нравится не нравится».

Это непонятно, претенциозно, скучно и слишком многое напоминает. Сюжет таков: молодой человек, уехавший в Америку, узнает, что в России умер его сводный брат. Денег на дорогу нет, и тогда начальница парня, которая к нему неровно дышит (ее-то и играет Робски), делает ему фиктивную командировку, но с условием, что из России будет привезен «горячий» материал. На похоронах брата репортер знакомится с прекрасной загадочной девушкой, которая любит стихи и жуков. Молодые люди влюбляются, на чувства и репортаж – всего два дня. И они решают все это совместить. Девушка приводит парня в компанию своих друзей. Тут-то и начинается главная интрига. Друзья одержимы идеей подложить девушку под приглашенного в гости олигарха (Валерий Баринов) с целью заключения с толстосумом выгодного контракта. Все это и предстоит запечатлеть репортеру на свою камеру.

Вечер в японском стиле, лесбийские мотивы, чуть-чуть наготы, веера, сакэ, икебаны… В этом антураже и происходит игра в шиндай – процедура, придуманная гейшами как способ выяснения отношений между мужчиной и женщиной. По правилам, рассорившиеся любовники должны надеть на голые тела шелковые кимоно, вооружится шелковыми же подушечками и начать колошматить ими друг друга. У кого первого лопнет подушка – тот и не прав. Впрочем, по замыслу коварных гейш, до лопнувших подушек дело дойти не должно: распахивающиеся кимоно, обнажающие распаленные битвой тела, чаще всего заставляют любовников выяснять отношения в горизонтальной плоскости...

Зрителю показывают несколько вариантов игры в шиндай – правда, каждый раз процесс обрывается на самом интересном месте. Зритель чувствует себя обманутым, а в финале и вовсе озадаченным: прекрасная загадочная девушка – мечта олигарха, русского американца и мужеподобной бизнесвумен (Наталья Коляканова) – кончает жизнь самоубийством, бросившись в воду. Зачем? Почему? Потому что мужеподобная бизнесвумен, придумавшая всю эту историю с олигархом, предала ее и предпочла любви карьеру? Неужели, чтобы донести до зрителя эту нехитрую мысль, и понадобились японские заморочки?

Бывают фильмы, дающие ответы. Бывают фильмы, формулирующие вопросы. Декадентские игрища Андрея Разумовского не оставляют даже желания искать на эти вопросы ответы. Впрочем, кое о чем спросить хочется. Кто платит за подобные кинозабавы – государство, меценаты? Или, быть может, это складчина энтузиастов? Нет, чистым искусством здесь точно не пахнет. В кадре пару раз крупно показана этикетка водки. Выходит, мы обязаны нетрезвыми авторскими мыслями ей?

Ну а главный зрительский вопрос: какова Оксана Робски в кино? – похоже, тоже останется без ответа. Робски мелькает в трех эпизодах, говорит пару банальных фраз, одна из которых звучит так: «О’кей, беби».

Источник: Илона ЕГИАЗАРОВА Темы: Робски