25 октября 2012, 20:35, Любовь ЛЕБЕДИНА

Алена Бабенко: "Кастинги всегда ненавидела и ненавижу до сих пор "

После картины «Водитель для Веры», получившей главные призы «Золотого орла» и «Ники», об Алене Бабенко заговорили, как о перспективной актрисе. Посыпался град предложений, и даже Эльдар Рязанов не смог устоять перед обаянием лирической героини и снял

Алена Бабенко: "Кастинги всегда ненавидела и ненавижу до сих пор "

– Скажите, в 2008 году вам было трудно входить в труппу «Современника»? Ведь до этого вы никогда не работали на стационаре.

– Раздумывать о том, как я войду в труппу, было некогда. За неделю мне пришлось ввестись на роль Маши в спектакле «Три сестры», а поскольку я никогда не встречалась с классической литературой ни на съемочной площадке, нигде, то для меня это было серьезное испытание. Надо было привыкнуть к тому, что существует последний ряд, галерка, и сказать так, чтобы тебя услышали и поверили. Поэтому главная проблема заключалась в том, каким образом я это сделаю за неделю. К тому же было неизвестно, как в дальнейшем сложится моя судьба в этом театре. К счастью, со следующего сезона сразу началась работа в спектакле Сергея Пускепалиса «Бог резни» и думать особо тоже было некогда. Опять же мне повезло – в спектакле оказались те партнеры, с которыми я играю в «Трех сестрах», – Влад Ветров, Ольга Дроздова, Сергей Юшкевич. Вот с этого момента, через репетиции, я и стала узнавать театр по-настоящему.

– Насколько я знаю, вы учились во ВГИКе на курсе у Анатолия Ромашина, а он-то был замечательным актером, в том числе театральным. Институт что-то вам дал в плане ремесла?

– Из своей учебы по актерскому мастерству я вынесла какие-то крошки, которые до сих пор для меня важны. И еще я поняла: какая бы ни была обстановка, надо работать и работать. Во ВГИКе у меня появился киношный опыт, но отнюдь не театральный. Мне было очень трудно раскрыться на сцене, и порой казалось, что театр не то место, где я когда-нибудь буду. Хотя мой педагог Тамара Васильевна Дегтярева хвалила меня – теперь мы с ней оказались в одном театре. Именно она стала моим ангелом-хранителем, тем человеком, который помог больше всех в профессии: научила, как, используя выразительные средства, передавать эмоциональное состояние человека, которого играешь.

– Скажите, Алена – это ваше полное имя?

– По паспорту я Елена Олеговна. У нас в Сибири нет Ален, а здесь в Москве все Елены – Алены. И я ею стала.

– Итак, вы родились в Кемерово, там же окончили школу. Не в обиду вам будет сказано, но когда в 80–90-е годы я приезжала туда в командировки, то город производил на меня гнетущее впечатление. С вами, наверное, такого не происходило, ведь это ваши родные места...

– Ничего такого плохого я не замечала, мне казалось все отлично, поскольку не с чем было сравнивать, и я далеко не выезжала. Бывала, правда, в Новокузнецке, Прокопьевске, которые совсем не вдохновляли, зато прекрасным показался Томск со своей старинной архитектурой, особой интеллигенцией, своеобразным юмором. Наверное, потому и поступила в Томский университет.

– Ваши родители по-прежнему живут в Кемерово?

– Да.

– Вы были одна в семье?

– Нет, нас было двое. Мой младший брат сейчас занимается бизнесом.

– Чтобы поступить в университет сразу после школы – для этого надо иметь хорошие мозги. Выходит, вы всегда были серьезной и умной девушкой?

– Математикой и физикой я увлекалась с ранних лет, это были мои любимые предметы, но, мне кажется, для этого не надо быть сильно умной. Окончить университет не удалось, так как у меня кардинально изменилась личная жизнь, и я переехала в Москву.

– Можно сказать, что вы авантюрный человек?

– Несомненно. Это единственное, что мне помогает, но отнюдь не смелость.

– Итак, приехав в Москву, вы решили попробовать себя на актерском поприще и поступили во ВГИК без всякого блата, а когда окончили его, то вам было уже 28 лет, то есть надо было спешить, поскольку молодость быстро проходит…

– Конечно, меня это сильно пугало, рождало неуверенность в себе.

– Вы посещали кастинги, или роли в кино сами шли к вам в руки?

– Кастинги всегда ненавидела и ненавижу до сих пор, потому что проявить себя на них по-настоящему невозможно. Боюсь их так же безумно, как экзамены.

– А к Эльдару Рязанову на фильм «Андерсен. Жизнь без любви» вы попали благодаря рекомендации или все-таки после кастинга?

– С Эльдаром Александровичем у меня произошла удивительная история. Я пришла на «Мосфильм», и он сказал: «Привет! Проходи». И уже через несколько минут мне казалось, что я знаю его сто лет и снялась во всех его фильмах. Это уникальный человек, неуемной творческой энергии, доброты и нежного отношения ко всем. Я преклоняюсь перед ним и боготворю его. При этом не могу сказать, что съемки были легкими, но у Рязанова есть одно неоценимое качество: он никогда не отказывается от того, что ему предлагают артисты, подхватывает любую фантазию, любит импровизации.

– Да и актерская группа в этом фильме была довольно сильная…

– Конечно. И Олег Табаков, и Андрей Толубеев. Когда Андрей входил в кадр и превращался в другого человека – я вздрагивала от неожиданности, и каждый раз поражалась: неужели так можно играть?! Разговаривая с ним в гримерке, я всегда обращала внимание на его глаза: такие нежные и немного растерянные, как у человека, который очень аккуратно и осторожно живет, боясь наступить на цветок.

– Скажите, Елена Олеговна, а партнерство с такой выдающейся актрисой, как Марина Неелова в новом спектакле «Осенняя соната», что-то вам дало в плане ремесла?

– Для меня это была очень серьезная школа. Ведь любой актер многое постигает на практике и оттого, какие у него партнеры, сам совершенствуется. Мне в этом смысле сильно повезло. Ведь только представьте: я работала с такими замечательными мастерами, как Алиса Фрейндлих, Евгений Миронов, Богдан Ступка, не говоря уже о ведущих актерах «Современника».

– Кажется, скоро выйдет на экраны многосерийный телефильм «Однажды в Ростове», где вы тоже играли. О чем он?

– Снимал этот фильм замечательный режиссер Константин Худяков, с которым я работала, кажется, в шести картинах, включая «На Верхней Масловке». Когда-то в Ростове было раскрыто громкое дело братьев Толстопятовых, грабивших банки, один из них был не просто бандитом, а невероятно одаренным человеком с колоссальной фантазией. Моя героиня тоже находилась в этой банде, любила одного брата, а вышла замуж за другого и служила певицей в местном кинотеатре.

– Вы поете сами?

– Да. Ради этого брала уроки вокала, изучала манеру пения 50–60-х годов и так далее.

– А занятие балетом в детстве помогало вам в профессии?

– Балетом я не занималась, просто придумывала для себя какие-то танцы, выступала перед гостями и мечтала стать балериной.

– Тогда, может быть, скажете, зачем вам понадобилось участвовать в шоу «Ледниковый период» 2008 и 2009 годов?

– Коньки – это моя вторая страсть. Вначале боялась заниматься фигурным катанием из-за травм, и когда мне предложили участвовать в ледовом шоу, то я колебалась, даже пряталась, на два дня отключала телефон. Но потом решилась и два сезона откаталась на коньках. И теперь, представьте, иногда хожу на тренировки к моей подруге Марии Орловой, и с удовольствием с ней занимаюсь. К моему ужасу оказалось, что я очень многое люблю. Если бы смогла, то рисовала бы картины…

– Выходит, вы жадный человек до всего нового?

– Наверное…

– А какие отношения с уже взрослым сыном? Он по характеру похож на вас?

– Мы хорошо понимаем друг друга. Несомненно, он что-то взял от меня, например, самостоятельность, поскольку живет в Москве отдельно от меня. В общем, нам есть о чем поговорить…

– Какие новые фильмы произвели на вас большое впечатление?

– «Фауст» Сокурова.

– За современной литературой следите? Успеваете читать?

– Я читаю очень странно. Могу что-то в Интернете интересное найти и уже не оторвусь…

– Ну а ежели вам предлагают сценарий, который не нравится, вы отказываетесь сниматься?

– Да!

– Сценарий так же важен, как и режиссер?

– С режиссерами сейчас разобраться очень трудно. Я запуталась и не всегда могу определить хороший режиссер или слабый.

– Но в театре вы не имеете права выбирать. Что вам дают, то и должны играть: нравится или не нравится…

– Пока мне везет. Все, что предлагают, – мне интересно.

– В спектакле «Враги. История любви» вы играете польскую эмигрантку, ну а в жизни можете представить себя в эмиграции?

– Ни в коем случае! Бывая за границей, в той же Италии, Греции, Франции, я пыталась вообразить, где бы могла жить, но в конце концов понимала – больше месяца не выдержала бы. Мне вообще кажется, что, находясь в Москве, я по-прежнему живу в Сибири. Я постоянно чувствую себя человеком оттуда. Не могу этого объяснить словами, но во мне всегда сидит самое первое, то, с чего все начиналось.

– Москва вас больше не утомляет?

– Да нет. Уже привыкла, хотя это город непростых людей.

– Вы бы пошли на Болотную площадь, если бы туда позвали?

– Нет, потому что не верю ни в какие митинги, тем более в то, что они могут что-то изменить в нашей жизни.

Темы: бабенко

Политика В бундестаге раскритиковали идею вернуть Россию в G8 В бундестаге раскритиковали идею вернуть Россию в G8

Возвращение России в формат G7 будет "ошибкой", поскольку это подаст Москве "неверный сигнал", заявил в беседе с радиокомпанией Deutschlandfunk глава комитета бундестага по внешней политике Норберт Рёттген.

В мире Вашингтон отозвал предложение Анкаре о продаже Patriot, пишут СМИ Вашингтон отозвал предложение Анкаре о продаже Patriot, пишут СМИ

США официально отозвали свое предложение Турции о продаже противоракетных комплексов Patriot в качестве альтернативы российским зенитно-ракетным комплексам С-400, сообщает CNN со ссылкой на представителя госдепартамента.


Культура "Таврида-АРТ" отпраздновала 350-летие российского флага. "Таврида-АРТ" отпраздновала 350-летие российского флага.

22 августа при участии 4.500 тысяч представителей творческой молодежи и видных деятелей искусства был развернут российский триколор 12 на 18 метров. Этим событием стартовал праздничный флешмобл