28 октября 2012, 18:16, Сергей РЫКОВ

«Вешалка» для мачо

Невероятно, но факт – в городе, пережившем блокаду, в наши дни чуть было не умерла от голода 13-летняя восьмиклассница. Не ищите сенсации там, где ее нет. Юную Юлю чуть было не уморила не страшная война, а любовь. Первая и (как казалось) е

Антон брякнул Юле, что она «толстая, как кадушка из-под комнатной пальмы». И что ее полнота – единственная, но непреодолимая преграда к его, Антона, сердцу. Брякнул как бы в шутку, но влюбленная толстушка приняла ядовитое замечание питерского мачо более чем серьезно.

Юля не села на диету – она перестала есть вообще!

Три месяца она пила только кофе с сахаром и (раз в три дня) съедала дольку шоколада. На старте марафона самоистязания Юля весила чуть менее 60 килограммов (при росте 166 сантиметров). В реанимационной палате клинической больницы Санкт-Петербургской государственной педиатрической медицинской академии – уже в два раза меньше. В фашистских концлагерях людей с таким весом называли «музулманами». Это обозначает даже не столько крайнюю степень истощения, запредельную дистрофию, сколько приговор. Смертный приговор.

Погибала и Юля. Погибала на глазах родителей, учителей. Погибала молча. Она жила в режиме полного голодания, но при этом ходила в школу, делала уроки, отвечала у доски... И даже занималась физкультурой в школьном спортзале.

Настало время, когда девочка не смогла самостоятельно подняться с первого этажа школы на третий. Ей помогли подруги.

Очень поздно спохватились родители Юли (она у них поздний, а потому очень избалованный ребенок). Юля, принимая душ, запиралась в ванной комнате, чтобы мама (не дай Бог!) не увидела, как похудела дочь. Какие рубцы появились у нее на груди (Юля до синевы перетягивала грудь лентами и ремнем, «чтобы не росла, как на дрожжах»). Какими пятнами покрылось тело...

Мама Юли в конце концов вызвала врача... Но участковый врач дистрофию не заметил. Как, впрочем, не заметил и сильнейшего упадка сил (кардиодистрофия).

– Это не участковый врач, а горе луковое, – возмущался, рассказывая историю голодавшей Юли, заведующий отделением (с 30-летним стажем!) анестезиологии и реанимации клинической больницы Санкт-Петербургской государственной медицинской педиатрической академии детский врач от бога Вячеслав Черемысин. – Как можно было не заметить очевидного: девочка одной ногой на том свете?! На теле – рубцы от стягивавших ремней. Кожа обезвожена, в характерных пятнах. В углах рта – трещинки. Язык, как мы говорим, безсосочковый. Давление, «как у трупа» – 60 на 40...

Участковый врач детской поликлиники № 8 Центрального района Санкт-Петербурга (как раз недалеко от Смольного) определила Юлин диагноз – ОРЗ. Что и записала в лечебной карте пациентки. С горе-участковой разобрались «по полной программе».

А кто разберется со школьным врачом? Ведь в начале четверти Юля проходила (должна была проходить) традиционный школьный профосмотр. Когда взрослые узнали причину Юлиного голодания, то пытались усовестить Антона, уговорить его хотя бы на время ответить Юле взаимностью. Но паренек оказался жлобом. На уступки не пошел...

Самое страшное сейчас позади (хотя специалисты в случае дальнейшей проволочки с госпитализацией предрекали летальный исход), но гарантии в том, что Юля взялась за ум, нет. Голод не убил в девочке желания непременно стать ведущей топ-моделью мира, «ходячей вешалкой» – чем доказать Антону, что он поторопился отвергнуть ее любовь.

Кто объяснит Юльке, что быть «вешалкой» уже не только не модно – смешно и глупо? (Сейчас в почете округлые формы). Тем более таких жертв толстокожий Антон не достоин.

Источник: Сергей РЫКОВ Темы: топ-модель дистрофия

Экономика Фондовый рынок перегрет: защитный актив – биткоин Фондовый рынок перегрет: защитный актив – биткоин

В наших предыдущих постах, мы уже рассказывали о том, что сейчас весь рынок от американского до европейского находится на пике. И инвесторы ищут новые пути получения прибыли.