9 ноября 2012, 09:47, Наталия ПЕРМИНОВА РОСТОВ-на-ДОНУ

ЖИЗНЬ МОЯ – АНЕКДОТ

утверждал ЗИНОВИЙ ВЫСОКОВСКИЙ – народный артист России, заслуженный деятель искусств Польши, которому в эти дни исполнилось бы 80 лет

ЖИЗНЬ МОЯ – АНЕКДОТ

Наряду с работой в Театре сатиры, съёмками в кино и на телевидении этот артист покорил нас своими эстрадными монологами – «телефонными» из вытрезвителя, знаменитого «зайцеведа» и писателя-графомана пана Зюзи из телекабачка «13 стульев». Все это сделало Высоковского всенародным любимцем, многие фразы которого и выражения вошли в народный фольклор. Но мало кто знал, что родился он Таганроге. В своё время мне представилась возможность побеседовать с актером, сохранить эту запись, которая осталась актуальной и по сей день.

– Скажите, как влияет менталитет малой родины на творчество?

– У каждого человека есть свой родной город, город его первых радостей и первых огорчений, город, где живут или где жили его близкие… Поэтому в минуты особой тоски вижу перед собой маленькую всю в акациях улицу и двор с тополем в Таганроге… И когда меня «пытают»: «Как стать зайцеведом и зайцелюбом, паном Зюзей или «Люльком Советского Союза?» – отвечаю: «Очень просто. Для этого надо родиться в Таганроге, окончить там школу имени А.П. Чехова с золотой медалью, потом радиотехнический институт, а позже в Москве Театральное училище имени Щукина.

Я родился на берегу Азовского моря. И сразу был уверен, что буду только артистом, шутом и клоуном… В эвакуации с оравой мальчишек пели на базарах, рос как вся дворовая шпана и даже пили водку. Окончив школу в Таганроге, я решил ехать в Москву, поступать в театральное. Мой папа, главный бухгалтер кирпичного завода, тяжело вздыхая, говорил: «Ребенок с золотой медалью уходит в босяки. И откуда это у него? В нашей семье никогда не было ни босяков, ни артистов».

И когда я прибыл в столицу, у меня была золотая медаль, парусиновые брюки и стихотворение Маяковского «Вызов». Поступил, с первого раза. Так что в Таганрог возвратился героем! Но пришла телеграмма, в которой сообщалось, что главное управление учебных заведений не утверждает мою кандидатуру. В1952 году в столице раскручивалось так называемое «дело врачей», то есть я не подходил по 5-му… пункту. Поэтому поступил в Таганрогский радиотехнический институт, где начинали «ковать кадры» для космоса, став инженером по автоматике и космической телемеханике. Так что радиоинститут нашего города стал «кузницей» по подготовке… актеров. Влад Ветров, работающий в «Современнике», также окончил этот институт! Список можно продолжать. Но в отличие от Ветрова, я год отработал на космос. И понял, что чем быстрее я уйду из космоса, тем значительнее будет мой вклад в его освоение… В общем, летом 1957 года я стоял перед тем же Щукинским училищем. На первых порах учебы я попался со своим южным таганрогским говором… Профессор, который преподавал у нас сценическую речь, утверждал, что мой диалект неистребим. Тогда я пошел в музей МХАТ и выпросил стенограмму обсуждения репетиции чеховской пьесы «Вишнёвый сад» в присутствии автора. Где зафиксировано, как мой земляк великий Антон Павлович Чехов говорил: «Это жижь превосходна, это жижь великолепна…» Показал профессору. А он мне: «Чехов мог так говорить, но писал «Жижь» он по-другому… А вас, если не избавитесь от говора, будут понимать только в Таганроге».

Долгое время жил в столице с временной пропиской. Это было время вечного безденежья, обязательного веселья, когда три рубля были верхом блаженства: можно было скинуться и купить водки, пельменей и созвать друзей. Сказывалось южное гостеприимство. Моя супруга вывешивала плакатик: «Хоть на столе «Московская», не бойся «Высоковская!». И мы гудели…

Кабачок «13 стульев» появился в моей жизни в 1966 году. Я сразу получил приглашение занять один из тринадцати стульев. Написал сам себе монолог и придумал имя – пан Зюзя. Это славное имя появилось из двух источников. Первый – в моем родном сине-зеленом Таганроге я соседствовал с ассирийцами. Сейчас самое актуальное слово – «деньги», а по-ассирийски – «зузи». Ну а второй источник – думаю, вы понимаете, во все времена нашему народу слово «зюзя» говорило о многом… И я в «Кабачке» появился под реплику: «Пан Зюзя!»

Популярность этой передачи была сверхфантастической, что очень не нравилось руководству Театра сатиры. Как-то главный режиссер театра спросил меня: «Скажите, вам не мешает ваша популярность?» На что я ответил ему словами любимого Альберто Сорди: «Мне мешало, когда ее не было».

– И «пан Зюзя» начал преследовать Высоковского? Персонаж стал настолько любим и популярен, что даже возникали анекдоты!

– Да, это было редкостное время. В 1993 году нами была предпринята попытка возродить «Кабачок», но нас «убила» реклама. И мы решили – пусть уж лучше нас будут помнить прежними. Я счастлив, что в моей творческой биографии были мгновения, когда на моей голове появлялась самая высокая, с моей точки зрения, награда – корона ШУТА.

– Но нынче исчезают шуты в высоком понимании этого слова?

– Согласен. Мы живем в России, в стране царей, а цари всегда уважали ШУТОВ. В нашей большой и прекрасной стране нет и никогда не было возможности сказать царю правду, иначе как путем скоморошества и юродства. ШУТ же, даже стоя на коленях, мог дать пощечину правителю. Сейчас мы живем без царя…в голове. И нет ШУТОВ. Талантливых, придурковатых навалом. А в ШУТЫ не идут. Понимают, что ШУТ – должность пожизненная, и что если уж ты решился скоморошеством и юродством служить правде, то ни спикером, ни президентом тебе не быть. И ты должен быть либо нищ, как академик Сахаров, либо пьян, как Владимир Высоцкий.

– Как-то Михаил Жванецкий произнес: «Раньше время было веселое, а сейчас смешное»...

– Именно. Во время застоя и насилия ШУТЫ были. И граждане радовались, что Смех еще есть… Колбасы нет, а Смех есть. Теперь и свобода вроде есть, и безобразий навалом, и колбаса лежит по мерзопакостным ценам, а ШУТОВ нет. Исходная точка всенародного смеха – это единство ШУТА и толпы. Сегодняшнее же время не рождает ШУТОВ. Народ привыкает без них. Народ – сам себе ШУТ. И летят в свободном полете свободные птицы-байки и анекдоты. И смеется Россия, ибо понимает, что смех – это последнее, что можно отнять у человека.


Политика Белоруссия хочет изменить договор с Россией по охране границы Белоруссия хочет изменить договор с Россией по охране границы

Минск планирует внести изменения в совместный с Москвой договор об охране границы, заявил госсекретарь Совета безопасности республики Станислав Зась.


Общество Лес рубят – щепки летят или Дубки в руках рейдеров Лес рубят – щепки летят или Дубки в руках рейдеров

Как, известно право собственности в нашей стране имеет чисто декларативный характер и путем разного рода действий из богатого арсенала рейдеров можно отобрать все что угодно у кого угодно. В Московской области самым лакомым активом является земля, из-за которой, порой случаются самые настоящие войны. Одна из таких баталий прямо сейчас разворачивается вокруг СНТ "Дубки Плюс".

Культура Огонь, мерцающий в сосуде Огонь, мерцающий в сосуде

В пятницу, 15 ноября, на канале "ТВ Центр" в 8.00 смотрите документальный фильм "Александра Завьялова. Затворница", посвящённый актрисе, запомнившейся зрителям нескольких поколений в роли стрелочницы Зинки из "Алёшкиной любви" (1961) и Пистимеи из сериала "Тени исчезают в полночь" (1971), после которого она не появлялась на экране до 1992 года, когда сыграла свою последнюю героиню – секретаршу Раечку в "Белых одеждах".

Спорт Колобков рассказал об итогах проверки московской антидопинговой лаборатории Колобков рассказал об итогах проверки московской антидопинговой лаборатории

Эксперты, которые изучали ситуацию вокруг московской антидопинговой лаборатории, не нашли подтверждений тому, что результаты тестов удаляли. Об этом сообщил министр спорта России Павел Колобков.