9 ноября 2012, 09:47, Наталия ПЕРМИНОВА РОСТОВ-на-ДОНУ

ЖИЗНЬ МОЯ – АНЕКДОТ

утверждал ЗИНОВИЙ ВЫСОКОВСКИЙ – народный артист России, заслуженный деятель искусств Польши, которому в эти дни исполнилось бы 80 лет

ЖИЗНЬ МОЯ – АНЕКДОТ

Наряду с работой в Театре сатиры, съёмками в кино и на телевидении этот артист покорил нас своими эстрадными монологами – «телефонными» из вытрезвителя, знаменитого «зайцеведа» и писателя-графомана пана Зюзи из телекабачка «13 стульев». Все это сделало Высоковского всенародным любимцем, многие фразы которого и выражения вошли в народный фольклор. Но мало кто знал, что родился он Таганроге. В своё время мне представилась возможность побеседовать с актером, сохранить эту запись, которая осталась актуальной и по сей день.

– Скажите, как влияет менталитет малой родины на творчество?

– У каждого человека есть свой родной город, город его первых радостей и первых огорчений, город, где живут или где жили его близкие… Поэтому в минуты особой тоски вижу перед собой маленькую всю в акациях улицу и двор с тополем в Таганроге… И когда меня «пытают»: «Как стать зайцеведом и зайцелюбом, паном Зюзей или «Люльком Советского Союза?» – отвечаю: «Очень просто. Для этого надо родиться в Таганроге, окончить там школу имени А.П. Чехова с золотой медалью, потом радиотехнический институт, а позже в Москве Театральное училище имени Щукина.

Я родился на берегу Азовского моря. И сразу был уверен, что буду только артистом, шутом и клоуном… В эвакуации с оравой мальчишек пели на базарах, рос как вся дворовая шпана и даже пили водку. Окончив школу в Таганроге, я решил ехать в Москву, поступать в театральное. Мой папа, главный бухгалтер кирпичного завода, тяжело вздыхая, говорил: «Ребенок с золотой медалью уходит в босяки. И откуда это у него? В нашей семье никогда не было ни босяков, ни артистов».

И когда я прибыл в столицу, у меня была золотая медаль, парусиновые брюки и стихотворение Маяковского «Вызов». Поступил, с первого раза. Так что в Таганрог возвратился героем! Но пришла телеграмма, в которой сообщалось, что главное управление учебных заведений не утверждает мою кандидатуру. В1952 году в столице раскручивалось так называемое «дело врачей», то есть я не подходил по 5-му… пункту. Поэтому поступил в Таганрогский радиотехнический институт, где начинали «ковать кадры» для космоса, став инженером по автоматике и космической телемеханике. Так что радиоинститут нашего города стал «кузницей» по подготовке… актеров. Влад Ветров, работающий в «Современнике», также окончил этот институт! Список можно продолжать. Но в отличие от Ветрова, я год отработал на космос. И понял, что чем быстрее я уйду из космоса, тем значительнее будет мой вклад в его освоение… В общем, летом 1957 года я стоял перед тем же Щукинским училищем. На первых порах учебы я попался со своим южным таганрогским говором… Профессор, который преподавал у нас сценическую речь, утверждал, что мой диалект неистребим. Тогда я пошел в музей МХАТ и выпросил стенограмму обсуждения репетиции чеховской пьесы «Вишнёвый сад» в присутствии автора. Где зафиксировано, как мой земляк великий Антон Павлович Чехов говорил: «Это жижь превосходна, это жижь великолепна…» Показал профессору. А он мне: «Чехов мог так говорить, но писал «Жижь» он по-другому… А вас, если не избавитесь от говора, будут понимать только в Таганроге».

Долгое время жил в столице с временной пропиской. Это было время вечного безденежья, обязательного веселья, когда три рубля были верхом блаженства: можно было скинуться и купить водки, пельменей и созвать друзей. Сказывалось южное гостеприимство. Моя супруга вывешивала плакатик: «Хоть на столе «Московская», не бойся «Высоковская!». И мы гудели…

Кабачок «13 стульев» появился в моей жизни в 1966 году. Я сразу получил приглашение занять один из тринадцати стульев. Написал сам себе монолог и придумал имя – пан Зюзя. Это славное имя появилось из двух источников. Первый – в моем родном сине-зеленом Таганроге я соседствовал с ассирийцами. Сейчас самое актуальное слово – «деньги», а по-ассирийски – «зузи». Ну а второй источник – думаю, вы понимаете, во все времена нашему народу слово «зюзя» говорило о многом… И я в «Кабачке» появился под реплику: «Пан Зюзя!»

Популярность этой передачи была сверхфантастической, что очень не нравилось руководству Театра сатиры. Как-то главный режиссер театра спросил меня: «Скажите, вам не мешает ваша популярность?» На что я ответил ему словами любимого Альберто Сорди: «Мне мешало, когда ее не было».

– И «пан Зюзя» начал преследовать Высоковского? Персонаж стал настолько любим и популярен, что даже возникали анекдоты!

– Да, это было редкостное время. В 1993 году нами была предпринята попытка возродить «Кабачок», но нас «убила» реклама. И мы решили – пусть уж лучше нас будут помнить прежними. Я счастлив, что в моей творческой биографии были мгновения, когда на моей голове появлялась самая высокая, с моей точки зрения, награда – корона ШУТА.

– Но нынче исчезают шуты в высоком понимании этого слова?

– Согласен. Мы живем в России, в стране царей, а цари всегда уважали ШУТОВ. В нашей большой и прекрасной стране нет и никогда не было возможности сказать царю правду, иначе как путем скоморошества и юродства. ШУТ же, даже стоя на коленях, мог дать пощечину правителю. Сейчас мы живем без царя…в голове. И нет ШУТОВ. Талантливых, придурковатых навалом. А в ШУТЫ не идут. Понимают, что ШУТ – должность пожизненная, и что если уж ты решился скоморошеством и юродством служить правде, то ни спикером, ни президентом тебе не быть. И ты должен быть либо нищ, как академик Сахаров, либо пьян, как Владимир Высоцкий.

– Как-то Михаил Жванецкий произнес: «Раньше время было веселое, а сейчас смешное»...

– Именно. Во время застоя и насилия ШУТЫ были. И граждане радовались, что Смех еще есть… Колбасы нет, а Смех есть. Теперь и свобода вроде есть, и безобразий навалом, и колбаса лежит по мерзопакостным ценам, а ШУТОВ нет. Исходная точка всенародного смеха – это единство ШУТА и толпы. Сегодняшнее же время не рождает ШУТОВ. Народ привыкает без них. Народ – сам себе ШУТ. И летят в свободном полете свободные птицы-байки и анекдоты. И смеется Россия, ибо понимает, что смех – это последнее, что можно отнять у человека.


Политика Марин Ле Пен отметила абсурд в заявлениях о возвращении России в G8 Марин Ле Пен отметила абсурд в заявлениях о возвращении России в G8

Выступая против возвращения России к участию в формате G8, европейские политики создают абсурдную пародию на холодную войну, написала глава партии "Национальное объединение", член комитета Национального собрания Франции по международным делам Марин Ле Пен в Twitter.


Культура "Таврида-АРТ" отпраздновала 350-летие российского флага. "Таврида-АРТ" отпраздновала 350-летие российского флага.

22 августа при участии 4.500 тысяч представителей творческой молодежи и видных деятелей искусства был развернут российский триколор 12 на 18 метров. Этим событием стартовал праздничный флешмобл