26 ноября 2012, 15:40, Алевтина КАЛЕБАСОВА

Смерть с носом

В Третьяковской галерее на Крымском Валу до 24 февраля 2013 года проходит выставка «Натюрморт. Диалог классики и современности»

Смерть с носом

Проблема отцов и детей, поставленная Тургеневым в XIX веке или даже гораздо раньше, пронизывает все сферы жизни, начиная от быта, заканчивая политическими разногласиями и постоянным спором классики с авангардом и постмодерном в искусстве. Неожиданную и ожидаемую, провокационную и примиряющую, а главное – определенно просветительскую выставку «Натюрморт. Диалог классики и современности» можно сравнить с одной из новелл цикла «Летние обманы» Бернхарда Шлинка, в котором сын пытается наладить отношения с отцом. Зная, что на фоне политических раздоров, сухости и раздражительности, нежелания вникать в дела детей, их с отцом объединяют две вещи – море и музыка Баха, сын везет отца на остров Рюген – слушать оратории и мотеты великого композитора. Да, ему удается вызвать родителя на разговор, вспомнить прошлое, поговорить о том, что ему дорого, но, несмотря на протянувшуюся между ними нить, отец замыкается в раковине своего «я», не желая делиться с сыном самым сокровенным. Но все же совместная поездка – это серьезный и важный шаг, который, возможно, что-то изменит в отношениях сына уже с его потомками.

Выставка похожа на такой удавшийся и неудавшийся разговор. Отказавшись от традиционного ретроспективного показа истории жанра «натюрморт», авторы смешали в едином пространстве шедевры классики и произведения современных авторов. Конечно же, не бездумно смешали, а провели идейные и тематические параллели, установили временную перекличку и вывернули на лицевую сторону те швы, связывающие творчество «отцов и детей». Конечно же, фундаментальную основу, ритуальный «круг почета» (именно так расположены картины) представляют шедевры педагогов и воспитанников академии 1820–1850 годов – Федора Толстого, Антона Легашова, Ивана Голике, Фомы Торопова и неоспоримого мастера в жанре натюрморта Ивана Хруцкого. Яркие всплески пионов, роз, гераней и астр, водопады переливающегося глянцевитого винограда, разломы мякоти абрикосов, персиков и гигантских тыкв и непременно свисающая живописным завитком шкурка лимона с подгнившим заветревшимся краешком. Акцентированный натурализм, подмывающий взять сочный фрукт с картины, как с полки, приводящий в экстаз большую часть поколения «за шестьдесят».

Гости, не собирающиеся вступать в диалог, могут просто пройти по классическому кругу, не затрагивая сердцевины выставки. Тем же, кому это интересно, лучше всего двигаться по синусоиде – через центр зала. Именно там расположены тематически сдвоенные произведения старых и нынешних авторов. Тогда появится возможность с изумлением открыть, что изображение «вещного» мира, неслышного диалога вещей – старинных гравюр, свитков, манускриптов, подсвечников, чернильниц и игральных карт, фотографий, чертежей, свалявшихся билетов и затрепанных записных книжек, как бы они ни были составлены – по принципу стихийного коллажа или в виде тщательно продуманных аллегорий, – было успешно начато в XVIII веке. Здесь можно отметить несколько отличий: во-первых, тогда не было смешанных техник, натюрморты не составляли из разных материалов (перьев, бумаги, картона и др.) – все они написаны красками. Во-вторых, имена художников по большей части не сохранились. В-третьих, среди них была очень популярна тематика письменных принадлежностей и аллегорий бренности бытия.

И вот тут начинаются пересечения: «Толстая книга с металлическими застежками и лежащая на ней маленькая книжка с красным обрезом», так называемая обманка художника первой четверти XVIII века, рифмуется с работой в стиле реди-мейд и коллаж «Книга «Казанова. История моей жизни» Авдея Тер-Оганьяна; «Натюрморт с гравюрой» и натюрморты Г.Н. Теплова и Т. Ульянова перекликаются с работами Сергея Мейтува «Кабинет любителя природы» и «Книгой леса» Игоря Макаревича. Соединения в «шкафчике», который художники книги именуют «библиостасом» различных предметов: свитков, стружек, оленьих голов и тетрадей, деревянных линеек, представляют собой постмодернистские аллегории, в которых в противоположность ясности и логике натюрмортов XVIII века ощущается ассоциативная сложность и детерминизм, парадоксальность, пародийность совокупного образа. Наиболее репрезентативным экспонатом стала пара – натюрморт XVIII века с черепом и «Череп Буратино» Игоря Макаревича. В отличие от прозрачного посыла картины, как бы транслирующего «sic transit gloria mundi», мутация героя детской сказки в идола закручивает эго автора в опасном клубке пародийных подтекстов, «наставляющего нос» самой «безносой».

Проанализировав выделенные параллели – хитроватого «Разносчика» Валерия Якоби и «Хлеб» Игоря Макаревича и Елены Елагиной; «Свадьбу в Торопце» неизвестного художника и «Тарелки» Сергея Волохова; «Натюрморт с медной кастрюлей» и «Банки» Бориса Турецкого, – замечаешь, что между классикой и современностью есть две пропасти. Во-первых, неравноценность материала: рядом с упроченными в веках шедеврами поставлены не «забронзовевшие», не ранжированные работы концептуалистов. Во-вторых, представляется, что концептуальное искусство вообще имеет другую природу. В классике важны реализм, красота, прямой месседж, вызывающий эмоцию. В концептуализме значима философская идея, социальная декларативность, которую часто доносят символическими, эпатажными и не эстетичными средствами. Пенсионеры идут насладиться красотой и лукавинкой лиц и не понимают, зачем здесь выставили консервные банки. То есть парадокс: задуманный диалог должен был состояться, и хорошо, что он произошел. Однако визуальные сцепки, призванные соединить и установить преемственность миров, наоборот, подчеркнули их сложную разность.


Экономика Зачем России Африка? Зачем России Африка?

Россия, начав налаживать отношения с африканскими государствами в XIX веке, продолжает это делать и по сей день. Стремясь стать для континента политическим, экономическим и военным партнером.


Общество Где найти деньги на просвещение: инвестиции частного бизнеса в образование Где найти деньги на просвещение: инвестиции частного бизнеса в образование

Школа – это место, где ребенок проводит минимум девять лет, где готовится ко взрослой жизни и получает необходимые навыки. Качество этой подготовки оказывает огромное влияние на его дальнейшее личное и профессиональное развитие.