26 ноября 2012, 15:40, Алевтина КАЛЕБАСОВА

Смерть с носом

В Третьяковской галерее на Крымском Валу до 24 февраля 2013 года проходит выставка «Натюрморт. Диалог классики и современности»

Смерть с носом

Проблема отцов и детей, поставленная Тургеневым в XIX веке или даже гораздо раньше, пронизывает все сферы жизни, начиная от быта, заканчивая политическими разногласиями и постоянным спором классики с авангардом и постмодерном в искусстве. Неожиданную и ожидаемую, провокационную и примиряющую, а главное – определенно просветительскую выставку «Натюрморт. Диалог классики и современности» можно сравнить с одной из новелл цикла «Летние обманы» Бернхарда Шлинка, в котором сын пытается наладить отношения с отцом. Зная, что на фоне политических раздоров, сухости и раздражительности, нежелания вникать в дела детей, их с отцом объединяют две вещи – море и музыка Баха, сын везет отца на остров Рюген – слушать оратории и мотеты великого композитора. Да, ему удается вызвать родителя на разговор, вспомнить прошлое, поговорить о том, что ему дорого, но, несмотря на протянувшуюся между ними нить, отец замыкается в раковине своего «я», не желая делиться с сыном самым сокровенным. Но все же совместная поездка – это серьезный и важный шаг, который, возможно, что-то изменит в отношениях сына уже с его потомками.

Выставка похожа на такой удавшийся и неудавшийся разговор. Отказавшись от традиционного ретроспективного показа истории жанра «натюрморт», авторы смешали в едином пространстве шедевры классики и произведения современных авторов. Конечно же, не бездумно смешали, а провели идейные и тематические параллели, установили временную перекличку и вывернули на лицевую сторону те швы, связывающие творчество «отцов и детей». Конечно же, фундаментальную основу, ритуальный «круг почета» (именно так расположены картины) представляют шедевры педагогов и воспитанников академии 1820–1850 годов – Федора Толстого, Антона Легашова, Ивана Голике, Фомы Торопова и неоспоримого мастера в жанре натюрморта Ивана Хруцкого. Яркие всплески пионов, роз, гераней и астр, водопады переливающегося глянцевитого винограда, разломы мякоти абрикосов, персиков и гигантских тыкв и непременно свисающая живописным завитком шкурка лимона с подгнившим заветревшимся краешком. Акцентированный натурализм, подмывающий взять сочный фрукт с картины, как с полки, приводящий в экстаз большую часть поколения «за шестьдесят».

Гости, не собирающиеся вступать в диалог, могут просто пройти по классическому кругу, не затрагивая сердцевины выставки. Тем же, кому это интересно, лучше всего двигаться по синусоиде – через центр зала. Именно там расположены тематически сдвоенные произведения старых и нынешних авторов. Тогда появится возможность с изумлением открыть, что изображение «вещного» мира, неслышного диалога вещей – старинных гравюр, свитков, манускриптов, подсвечников, чернильниц и игральных карт, фотографий, чертежей, свалявшихся билетов и затрепанных записных книжек, как бы они ни были составлены – по принципу стихийного коллажа или в виде тщательно продуманных аллегорий, – было успешно начато в XVIII веке. Здесь можно отметить несколько отличий: во-первых, тогда не было смешанных техник, натюрморты не составляли из разных материалов (перьев, бумаги, картона и др.) – все они написаны красками. Во-вторых, имена художников по большей части не сохранились. В-третьих, среди них была очень популярна тематика письменных принадлежностей и аллегорий бренности бытия.

И вот тут начинаются пересечения: «Толстая книга с металлическими застежками и лежащая на ней маленькая книжка с красным обрезом», так называемая обманка художника первой четверти XVIII века, рифмуется с работой в стиле реди-мейд и коллаж «Книга «Казанова. История моей жизни» Авдея Тер-Оганьяна; «Натюрморт с гравюрой» и натюрморты Г.Н. Теплова и Т. Ульянова перекликаются с работами Сергея Мейтува «Кабинет любителя природы» и «Книгой леса» Игоря Макаревича. Соединения в «шкафчике», который художники книги именуют «библиостасом» различных предметов: свитков, стружек, оленьих голов и тетрадей, деревянных линеек, представляют собой постмодернистские аллегории, в которых в противоположность ясности и логике натюрмортов XVIII века ощущается ассоциативная сложность и детерминизм, парадоксальность, пародийность совокупного образа. Наиболее репрезентативным экспонатом стала пара – натюрморт XVIII века с черепом и «Череп Буратино» Игоря Макаревича. В отличие от прозрачного посыла картины, как бы транслирующего «sic transit gloria mundi», мутация героя детской сказки в идола закручивает эго автора в опасном клубке пародийных подтекстов, «наставляющего нос» самой «безносой».

Проанализировав выделенные параллели – хитроватого «Разносчика» Валерия Якоби и «Хлеб» Игоря Макаревича и Елены Елагиной; «Свадьбу в Торопце» неизвестного художника и «Тарелки» Сергея Волохова; «Натюрморт с медной кастрюлей» и «Банки» Бориса Турецкого, – замечаешь, что между классикой и современностью есть две пропасти. Во-первых, неравноценность материала: рядом с упроченными в веках шедеврами поставлены не «забронзовевшие», не ранжированные работы концептуалистов. Во-вторых, представляется, что концептуальное искусство вообще имеет другую природу. В классике важны реализм, красота, прямой месседж, вызывающий эмоцию. В концептуализме значима философская идея, социальная декларативность, которую часто доносят символическими, эпатажными и не эстетичными средствами. Пенсионеры идут насладиться красотой и лукавинкой лиц и не понимают, зачем здесь выставили консервные банки. То есть парадокс: задуманный диалог должен был состояться, и хорошо, что он произошел. Однако визуальные сцепки, призванные соединить и установить преемственность миров, наоборот, подчеркнули их сложную разность.


В мире Мятежники планировали захватить власть в Венесуэле в течение суток Мятежники планировали захватить власть в Венесуэле в течение суток

Радикальная оппозиция, поддерживаемая Белым домом, планировала свергнуть правительство Николаса Мадуро в течение одних суток. Данное сообщение появилось в Street Journal, которая ссылается на анонимного чиновника в правительстве США.


Общество Италия - культурная бесконечность Италия - культурная бесконечность

Италия – это настоящая мечта: страна гор и моря, древней истории, великолепной гастрономии и изысканной моды! Здесь каждый найдет для себя то, что станет олицетворением для него, этого государства.

Культура Научный эксперимент или игра воображения. Научный эксперимент или игра воображения.

Российский академический молодежный театр предпочитает ходить нехожеными тропами, выбирая для постановки не просто оригинальные произведения, а пьесы- события, требующие от артистов абсолютного погружения в материал, а от публики сосредоточенного внимания и интеллекта. Я имею в виду репертуар, предназначенный для категории зрителей старше 15 лет.

Спорт Основатель "КАМАЗ-мастер": организаторы "Дакара" ушли от ответственности Основатель "КАМАЗ-мастер": организаторы "Дакара" ушли от ответственности

Снимать вину с экипажа команды Андрея Каргинова при наезде на зрителя на ралли-марафоне "Дакар"-2019 нельзя, но решением дисквалифицировать российского гонщика "КАМАЗ-мастер" организаторы ушли от ответственности, заявил основатель команды Семен Якубов.