6 декабря 2012, 09:06, Леонид ТИМОФЕЕВ

Взорвать и затопить

Письмо Наполеона Бонапарта, адресованное министру внешних сношений Франции Юг-Бернару Маре, в котором император сообщает о решении взорвать Московский Кремль, продано на аукционе в городе Фонтенбло под Парижем. Раритет ушел за 187,5 тысячи евро,

Случайно или нет, но торги практически совпали по времени с некоторыми мероприятиями, посвященными 200-летию Отечественной войны 1812 года. Отечественной – в нашем понимании. Под документом стоит дата – 20 октября (по новому стилю), когда «великая армия» во главе с Наполеоном отступила из сожженной Москвы. «22-го в три часа утра я взрываю Кремль», – говорится в послании, исполненном специальным цифровым кодом на случай, если оно попадет в руки противника. И лаконичная подпись «Нап», чтобы не было сомнений в авторстве. Сам приказ касался маршала Мортье, который остался с небольшим отрядом в Первопрестольной. Следуя указанию, его подчиненные заминировали стены Кремля и все строения на его территории. Теперь уже вряд ли можно установить, почему сработали не все заряды, но ущерб тем не менее был нанесен ощутимый.

Этот факт, пожалуй, еще один повод порассуждать об интерпретации тех событий и их оценке современниками. В конце ноября в Борисовском районе Минской области состоялась церемония открытия очередного памятника жертвам войны 1812 года. В частности, погибшим при переправе отступавших наполеоновских войск через реку Березену у деревни Студенка. Польский посол, например, заявил, что вторгшийся на территорию России Наполеон нес свободу. Чрезвычайный и Полномочный Посол Франции Мишель Ренери в своих оценках событий тоже старался обходить стороной факт агрессии и вторжения. А корреспонденту «Трибуны» высокопоставленный дипломат вообще заявил, что война 1812 года не повод говорить о патриотизме, что патриотизм сегодня наносит только вред, что в современной Европе не может быть места для патриотизма французского, немецкого или бельгийского.

Одни усматривают в событиях 200-летней давности разборки между «великими мира того», другие видят антагонизм цивилизаций – просвещенной европейской и полудикой российской. Наверное, что-то соответствующее действительности есть и в тех и в других рассуждениях. Но ведь восточнее России тоже когда-то существовала своеобразная цивилизация – татаро-монгольская, которая и жгла, и грабила не хуже «великой армии». Впрочем, и в Западной Европе до Наполеона варвары порезвились на территории Римской империи. Дело, вероятно, не в цивилизационной несовместимости, а неких материальных интересах. Иначе зачем «освободительному» Наполеону было подрывать экономику оккупированных территорий путем печатания фальшивых денег (в его типографиях были даже так называемые «пыльные комнаты» для искусственного старения купюр), разграблять кремлевские сокровищницы и поднимать на воздух сам Кремль.

Но цивилизационный подход показался продуктивным нынешним последователям Бонапарта. Появилось понятие общечеловеческих ценностей, стандартов, которые, если присмотреться, насыщены западноевропейскими или англосаксонскими понятиями демократии. Но чтобы распространить их по всему миру, используются те же наполеоновские методы. Сегодняшние дипломаты и политики говорят об освободительной миссии наполеоновских походов, о чем его, кстати, никто не просил, или подчеркивают геройство солдат «великой армии», скромно обходя стороной факты грабежей и мародерства. Не из наполеоновских ли походов произрастает неуемное стремление французских президентов Саркози до недавнего времени, а теперь и Олланда бомбить Ливию, Сирию и любую другую страну, режим в которой не соответствует их стандартам. Поправки Джексона – Вэника, «списки Магницкого», санкции Евросоюза в отношении Беларуси, Ирана из той же оперы.

Всплывшее на аукционе письмо императора о подрыве Кремля подводит к другой, более свежей исторической параллели. После захвата Москвы Гитлер намеревался затопить советскую столицу и создать море на том месте, где этот город стоял много столетий.

Специальным приказом фюрера предусматривалось, что перед затоплением Москва должна быть окружена «столь плотно, чтобы ни один русский солдат, ни один житель, будь то мужчина, женщина или ребенок, не могли покинуть ее». Кстати, Гитлер хотел затопить и Ленинград. Может, и Наполеон поступил бы так же, но, видимо, технологии начала ХIХ века не позволяли.

Источник: Леонид ТИМОФЕЕВ Темы: Наполеон

Экономика Зачем России Африка? Зачем России Африка?

Россия, начав налаживать отношения с африканскими государствами в XIX веке, продолжает это делать и по сей день. Стремясь стать для континента политическим, экономическим и военным партнером.


Общество Где найти деньги на просвещение: инвестиции частного бизнеса в образование Где найти деньги на просвещение: инвестиции частного бизнеса в образование

Школа – это место, где ребенок проводит минимум девять лет, где готовится ко взрослой жизни и получает необходимые навыки. Качество этой подготовки оказывает огромное влияние на его дальнейшее личное и профессиональное развитие.

Культура МКФ "Западные ворота" состоится в древнем городе Пскове МКФ "Западные ворота" состоится в древнем городе Пскове

С 27 по 30 июня 2019 года в Пскове пройдет международный кинофестиваль "Западные ворота", на котором будут представлены фильмы из европейских стран.