6 декабря 2012, 14:20, Светлана Дробышева

ВЫСОТКА НА КРАСНЫХ ВОРОТА

Шпилевидная высотка на Красных воротах столицы – та самая, что являет собой монолитный памятник монументализму сталинской эпохи – всегда была знаменита не только соседством с тремя вокзалами, малоприметной со стороны Садового кольца скульптурой

ВЫСОТКА НА КРАСНЫХ ВОРОТА

Автор и создатель картографической линейки для построения графических сеток, лауреат Ленинской и Сталинской премий, профессор Фёдор Васильевич Дробышев в доме 21 по Садово-Спасской прожил долгую и счастливую жизнь. Выпускник Санкт-Петербургского Военно-Топографического училища 1914 года, он имел честь получить напутствие императора Николая II при отправлении на фронты Первой Мировой, с доблестью офицера защищать Родину, а после ранения в следующем, 1915-ом под литовскими Травлянами – попасть в престижный лазарет имени царевича Алексея. В итоге довольно тяжёлое ранение в спину и грудь навылет завершилось хоть и многомесячным, но благополучным лечением и "вступлением" в ряды российских геодезистов и топографов. Не стану утомлять читателя выдержками из биографии неутомимого учёного, славного труженика и талантливого человека . Тем более, что с учёным-однофамильцем и земляком, покинувшим этот бренный мир и знаменитый дом 21 в июле далекого 1986-го – то есть чуть больше четверти века назад - – автор этих строк была знакома всего лишь его последние пять-шесть лет жизни. Уроженец дагестанского Хасавюрта всегда трепетно отзывался и расспрашивал о далёком городке детства. Жалел, что слишком стар, а то бы с каким удовольствием посетил далекую малую родину, окунулся в быстрые воды горной речки Ярык-Сув, к каменистым берегам которой выходил просторный сад родительского дома, где впервые он с братьями познал радость конструирования. Братья Дробышевы самолично смастерили велосипед из колес телеги, с которого съезжали с горки к долине той самой бурлящей речки и здесь же успещно пускали бумажных змей. Однажды пожилой уроженец Кавказа удивил свою молоденькую землячку-студентку и в кругу гостеприимной семьи устроил настоящий скрипичный концерт, самолично играя на скрипке собственные произведения. Прелюд «Лезгинка» и «Кавказский танец» даже заставили меня прослезиться – настолько восхитила игра непрофессионального музыканта и композитора! Но об этом расскажу чуть ниже.

–Вы, Светлана, не удивляйтесь, что у нас в квартире такое мощное звучание - высотное здание строилось с образцовой акустикой по «сталинским стандартам»! – однажды уточнил Фёдор Васильевич. И припомнил, как в далёкие 50-е теперь уже прошлого века в этой самой квартире пела прославленная в ту пору Валерия Владимировна Барсова. И тогда окна в рабочем кабинете именитого профессора картографии пришлось открывать настежь – иначе у гостей-слушателей барабанные перепонки лопнули б наверное! Зато сильнейший чудный голос певицы разливался по всему двору и проникал в растворённые форточки соседних квартир! Мне довелось услышать прекрасный голос скрипки в исполнении хозяина этого гостеприимного дома. Домашний концерт состоялся где-то летом 1982-83-го, среди слушателей – большая семья ученого, брат Арсений с дочкой Натальей, внучка Валерия, его слепая супруга, дочь Галина и я. Низенький, высохший без пяти минут девяностолетний старичок – таким мне запомнился Федор Васильевич – уверенно берет в руки и закидывает на плечо старинную, из красного дорогого дерева, скрипку и воодушевленно вскидывает смычок над этим чудесным инструментом. Игра восхитила всех слушателей скромного домашнего концерта. Несмотря на преклонный возраст, музыкант-любитель не просто играл без запинок и с каким-то редким чарующим вдохновением, но и поразил на редкость красивыми мелодиями прелюдов и танцев… собственного сочинения. Но вот происходит некий антракт, профессор под громкие аплодисменты присутствующих приглашает восхищенных его игрой гостей за стол. Он же, разливая шампанское и коньяк, очень скромно берет на себя роль тамады славного застолья: –Вы знаете, дорогие мои, более всего многих первых жильцов нашего дома задело то, что стоявший в нашем дворе крохотный домик великого русского поэта и писателя Михаила Юрьевича Лермонтова варварски снесли у нас на глазах, когда достраивалось противоположное жилое крыло здания! – рассказал о безжалостности строителей профессор.

Его внучка Валерия Владимировна разрядила обстановку, разбавив грустное смешным и забавным: –Я в детстве частенько приходила к деду с бабушкой. И когда какой-нибудь академик или кандидат с большим интересом спрашивал: «а как Вас зовут, молодая особа?» – вынуждена была заумно выговаривать жутко длинное и смешное: «Валерия Владимировна Полубарсова!» – затем меня ещё более настойчиво мучали: «а почему «полу-, а не целиком»? и приходилось отвечать, что я ещё маленькая и до настоящей Барсовой не доросла…

Впоследствии Валерия станет архитектором, ибо на эстрадное поприще её не потянет. Гундарева проживала в конце 80-х где-то над Дробышевыми и, едва вселившись в престижный дом, сразу понравилась жильцам – она со всеми подряд здоровалась и кланялась в старинном скоростном лифте.

Примечательна и судьба самого профессора. Автор первой отечественной картографической линейки для построения графических сеток , названной по фамилии «обладателя» патента на это изобретение «линейкой Дробышева» и имевший ряд других званий и наград, чудом избежал сталинской ссылки. Однажды известных советских топографов пригласили на научную конференцию в США. Ехать надо было за свой счёт и, к счастью, денег на дорогостоящий билет за океан у профессора не нашлось. Что и спасло ему жизнь и карьеру. Поскольку все те его коллеги, которые вернулись из Штатов, вскоре бесследно сгинули в сталинских лагерях как потенциальные враги народа. Зато «обратный» визит заокеанских учёных в области геодезии, аэрофотосъёмки и картографии сработал на пользу семье Фёдора Васильевича.

–Мы тогда ютились в одном из московских подвалов и надежды получить квартиру в ближайшие годы почти не было, - вспоминал профессор. –Но, как выяснило КГБ, американцы непременно должны были напроситься к именитому русскому картографу в гости – эта часть «знакомства» была заявлена в протокольном графике визита в качестве обязательной. И тут забегали чекисты, подключили городскую власть, партийные структуры Москвы. Как раз в это время и сдавалось правое крыло дома 21 по Садово-Спасской, на шестом этаже мне и выделили шикарную двушку с высокими потолками, застеклёнными дверьми рабочего кабинета, - рассказывал Федор Васильевич. Так что не стыдно было привести сюда своих заокеанских коллег в области картографии.

… Когда вспоминаю о славной и такой насыщенной творческой и изобретательско-научной деятельности основателя направления в картографии – фотограмметрии, долгие годы возглавлявшем кафедру в Московском институте инженеров геодезии, аэрофотосъёмки и картографии (МИИГАиКе) - прихожу к выводу, что судьба этого человека не могла сложиться как-либо иначе. Хотя бы потому, что воспитанник Военно- топографического училища всю свою долгую и плодотворную жизнь по-военному строго и скрупулёзно придерживался точного распорядка дня, не сидел сложа руки и всю жизнь постигал неиссякаемые глубины науки, увлекался музыкой, был поистине разносторонним и одарённым человеком. Он неизменно точно просыпался в шесть утр а, делал зарядку, пил чай и садился за рабочий стол .Если не надо было спешить на лекции или в институтскую лабораторию – просиживал за работой до обеда, либо спешил в Лялин переулок в ставший вторым домом вуз. И так ежедневно, исключая выходные Но, думаю, фишка его успеха была не только в редкой работоспособности, но и в извечном стремлении что-то изобретать, познавать, открывать новые вершины и добиваться новых рубежей. К сожалению, такие черты присущи только избранным, иначе гениальных и талантливых людей было бы гораздо больше..К тому же вся жизнь этого удивительного и на редкость добродушного человека была по-военному расписана поминутно. Когда он уйдет из жизни и меня пригласят в тогдашний МИИГАиК на столетний юбилей профессора уже без его участия – кто-то из коллег ФВД вдруг припомнит, как он любил студентов-китайцев( до конфликта с Мао Цзедуном у нас их училось немереное количество!), так как они трудились без устали и ученый очень даже мощно использовал их усердие в своих научных разработках и в проведении опытно-конструкторских исследований. И припомнились его личные признания, когда он с удовольствием давал интервью своей землячке, то есть мне: - В семидесятые было приятно работать, особенно со студентами и аспирантами из Китая. Наши же лентяи – причем сплошь и рядом, - сожалел ученый. Я училась в восьмидесятые и сокурсников из Поднебесной не имела, Хотя, впрочем, искренне верю и не сомневаюсь в достоверности слов именитого картографа. Помню, уже незадолго до смерти, старичок ходил на свою полуподвальную кафедру в старом здании вуза и работал над совершенствованием ортофотопроектора. Он трудился до последнего дня жизни…На память вдруг пришло такое откровение младшего брата покойного профессора Арсения Васильевича( кстати, другой его брат – Дмитрий , живший в Ленинграде, также достиг степени доктора технических наук – он занимался исследованием разреза Малого Кавказа, откуда и прибыл покорять столицу былой империи). Так вот про откровение. По преданию семьи, жившей в начале прошлого века в Хасавюрте, из Тегерана в Петербург по приглашению русского царя ехал однажды иранский шах. За время дальнего пути следования приходилось много раз перепрягать утомившихся лошадей, да вот под славным местечком Хасавюрт ( в ту пору – военной слободой, где проживали русские и персы) выискался крайне изобретательный и умный дед Фёдора,Дмитрия,Арсения и Веры Дробышевых и якобы прямо не останавливая экипаж – на полном скаку умудрился сменить упряжку и коней. Не удивительно, что у столь редкого на ловкость да изобретательность хасавюртовца будут такие же , как он, неординарные внуки! А отец Федора Васильеивча – Василий Георгиевич – или батюшка Василий – служил священником в русской церкви Хасавюрта, откуда за несозвучные времени проповеди в революционном 1907-ом был отстранен по приказу генерал-губернатора Терского края Колюбакина. В общем, батюшка отличался той же неугомонной строптивостью и силой духа, как все члены семьи. До сих пор в огромном кирпичном православном храме Хасавюрта можно увидеть одну из икон с надписью, оставленной рукой батюшки Василия Дробышева…

… Ровно 26 лет назад - 25 июля 1986 года – за день до кончины профессор Ф.В.Дробышев с благоговением вспоминал о далёкой Родине и я должна была отнести ему солнечного дара с милой сердцу земли – сочных золотистых груш, но так случилось, что занявшись починкой магнитофона, Без пяти минут 92-летний учёный споткнулся, упал в своём рабочем кабинете и умер с работой в руках. Похоронен Фёдор Васильевич на Донском кладбище Москвы. Светлая ему память и низкий поклон !

Источник: Светлана Дробышева Темы: высотка

В мире Трамп подчеркнул свою "жесткость" к России и обвинил демократов в лицемерии Трамп подчеркнул свою "жесткость" к России и обвинил демократов в лицемерии

Дональд Трамп, объявляя о своем намерении баллотироваться на второй президентский срок, вновь подчеркнул свою "жесткость" по отношению к России и упрекнул демократов в лицемерии.


Общество Более пяти миллионов человек вышли на праздничные гуляния в День России Более пяти миллионов человек вышли на праздничные гуляния в День России

Более пяти миллионов человек приняли участие в праздничных мероприятиях в честь Дня России по всей стране, сообщила официальный представитель МВД России Ирина Волк.

Культура Поплывём по главным рекам России Поплывём по главным рекам России

17 июня в 21.45 на телеканале "Россия К" можно посмотреть открытие XVI Международного конкурса имени П.И. Чайковского, а немного раньше – в 19.45 зрители увидят программу "Главная роль" с председателем жюри, сопредседателем оргкомитета конкурса Валерием Гергиевым. С 18-го по 21 июня в 23.40 их вниманию будут представлены дневники конкурса.