10 декабря 2012, 08:20, Илья МЕДОВОЙ

Леонид РОШАЛЬ: «Когда бросаешься кого-то спасать – не до страха»

Нет, наверное, в нашей стране человека, который не знал бы доктора Рошаля – того, кто не побоялся вести переговоры с террористами, кто, рискуя собственной жизнью, боролся за жизни людей в Театральном центре на Дубровке, в школе Беслана. То

Леонид РОШАЛЬ: «Когда бросаешься кого-то спасать – не до страха»

– Леонид Михайлович, как-то на мой вопрос: «Бывает ли вам страшно?» – вы ответили: «За себя – нет, за других – да». Вы в себе это качество воспитывали?

– Ничего не воспитывал. Мама с папой дали. Бытовых страхов – боязни темноты, высоты, лесной чащи и т.д. – я никогда не испытывал. Но помню, как мне было страшно, когда во время Великой Отечественной войны немцы стояли под Москвой. Беду, в которую все мы можем попасть, если Москву возьмет враг, я, 8-летний ребенок, ощутил тогда в полной мере. В этом был элемент страха за страну, за судьбу народа и свою личную судьбу. Когда шел в захваченный террористами Театральный центр на Дубровке, за себя не волновался – думал лишь об освобождении заложников. И когда, бросив все дела, помчался в Беслан, тоже не думал о страхе. На подлете к Беслану была дикая гроза, сверкали молнии, и летчик, в мокрой от пота рубашке, сказал, что, если молния попадет в самолет, мы рухнем. Самолет он сажал «этажеркой». Страшно не было, просто не очень хотелось таким образом кончать свою жизнь… Не помню страха и в Нагорном Карабахе, когда на улице где-то рядом прогремел взрыв, и в Югославии во время бомбежек… В таких случаях главная цель заслоняет страх.

– Вы часто оказываетесь в опасных точках, там, где собирает жатву смерть… Что вас туда влечет?

– Представьте, что кто-то в метро неожиданно падает на рельсы перед поездом. Многие остолбенеют в шоке, не понимая, что делать. Некоторые ударятся в панику… Но найдутся несколько человек, которые не задумываясь прыгнут на рельсы, для того чтобы спасти упавшего. Они сделают это неосознанно, рефлекторно, не понимая, что тоже могут погибнуть. Наверное, я отношусь к числу таких людей. Это вовсе не любовь к риску, а инстинктивное желание помочь. Точно так же, когда я делаю свою работу, скажем, в операционной, ни на что другое не обращаю внимания, кроме самого главного – как вылечить…

– Почему вы решили стать врачом?

– Это зрело исподволь, с детства. Хотелось быть хирургом, вырезать аппендициты. Когда после окончания школы пришел в медицинский институт, не задумываясь выбрал педиатрический факультет, стал учиться на детского доктора. Совместил мечту быть хирургом и желание помогать детям. А в семье у меня медиков не было. Отец – военный, служил командиром дивизии в Военно-воздушных силах. Мама была простая рабочая. Очаровательная совершенно женщина. В ней присутствовала, несмотря на достаточно скромное образование, огромная внутренняя культура. А отец был довольно строгий человек. Беспризорник и воспитанник детского дома. Но детей любил безумно.

– Получается, любовь к детям передалась вам по наследству. Вы однажды сказали, что лучшие люди в мире – дети. Откуда же тогда берутся плохие взрослые?

– В самом деле, дети добрее взрослых. Они точнее взрослых оценивают ситуацию. Они шире, они гуманитарно мыслят, не хотят войны. Но дети тоже бывают разные. Я иногда смотрю на лица взрослых и хочу представить их, когда они были новорожденными. А еще смотрю на маленьких и пытаюсь вообразить, какие у них будут лица, когда вырастут. Из детей можно вырастить прекрасных людей. Но случается, подонки превращают их в подонков, а политические негодяи выращивают террористов. Во время войны в Нагорном Карабахе я снял фильм «Война глазами детей». Дети там оказались мудрее взрослых. Посмотрите в их глаза, когда они в фильме рассуждают, что не хотят войны, а желают вернуться домой. Но чем старше становится ребенок, вынужденный жить в условиях войны и теряющий своих родных, тем он опаснее для общества. Маленькие дети хотят жить в мире – 16-летние подростки уже хотят мстить.

– Вероятно, у вас, участника событий на Дубровке и в Беслане, собственный счет к терроризму?

– Для того чтобы понять, что такое терроризм, надо постоять на кладбище Беслана, у могил погибших в результате действий террористов ни в чем не повинных людей. Не дай бог кому-то пережить то, что пережили жители Беслана. Целью террористов было посеять рознь среди народов-соседей. Думаю, что подавляющее большинство жителей Беслана – сильные люди. Они не поддались на провокации, не пошли с оружием на Ингушетию и Чечню. Молодцы. Потому что в этом случае трагедия была бы куда большей.

Сегодня идет необъявленная Третья мировая война – террористическая. Никогда еще человечество за всю историю не встречалось с такой угрозой – лицом к лицу, глаза в глаза. Были разрушительные войны, но когда гибнут ни в чем не повинные мирные люди, дети – даже одной национальности, религии, – это ужасно. В целом же терроризм искоренить можно – прежде всего, силами общества, его вниманием к этой проблеме и непоказным желанием представителей разных религий это сделать.

– Вы – доктор Рошаль. Этим все сказано. Что побудило вас взвалить на себя еще и груз деятельности в Общественной палате?

– Прежде всего хочу сказать, что слова «Доктор Рошаль» не всеми воспринимаются однозначно – у иных людей они вызывают отнюдь не положительные эмоции, а ненависть. Потому что иметь свое мнение, быть свободным в суждениях и говорить то, что ты думаешь, в России опасно: за это бьют и справа и слева. Желательно куда-то примыкать. А я никуда не хочу примыкать и не являюсь членом ни одной из партий. Для меня партия – моя профессия, дети, здоровье, все, что связано с этим, и защита этого.

Ну а дел у меня в самом деле предостаточно. На плечах Институт неотложной детской хирургии и травматологии – единственное в мире учреждение такого профиля, созданное благодаря правительству Москвы. Научная и лечебная работа. Я продолжаю быть действующим хирургом, участвую в международной работе по оказанию помощи детям при катастрофах и войнах в мире. Можно было бы спокойно заниматься только этим. Но есть вопрос, который меня очень волнует – состояние здравоохранения в России. Оно не отвечает потребностям большинства населения страны. По качеству, по доступности медицины мы многое за последние десятилетия потеряли. И когда впервые зашел разговор о создании Общественной палаты, я понимал, что Владимиру Путину необходимо дополнительное мнение гражданского общества, и потому мне представляется возможность что-то сделать для российской медицины. Ведь до создания Общественной палаты полностью была зажата критика истинного положения дел в этой сфере. Чиновники не говорили правду о состоянии здравоохранения, ни одного вопроса перед правительством не ставили. Занимались лакировкой. Я даже однажды назвал Минздравсоцразвития Министерством лакокрасочной промышленности. «Все хорошо, все замечательно, все прекрасно!» – в таком тоне были выдержаны министерские реляции правительству и президенту.

– Удовлетворены ли вы тем, что удалось сделать вашей Комиссии Общественной палаты за два года?

– Мы делали все от нас зависящее для изменения положения дел. Объединили вокруг себя депутатов Государственной думы, представителей Совета Федерации, Счетной палаты, профсоюзов, Российской академии медицинских наук. Обзавелись экспертами во всех регионах (это главные врачи поликлиник, городских, центральных, районных больниц, городских департаментов здравоохранения и т.д.). И дали возможность народу высказываться публично о том, что есть на самом деле. Мы подробнейшим образом рассматривали вопросы о лекарственном обеспечении, о месте и роли врача общей практики, о государственных гарантиях бесплатной медицинской помощи, о медицинских кадрах, многие другие.

Одно из первых заседаний Общественной палаты было посвящено вопросам здравоохранения. Проведению этого пленарного заседания противились в Минздравсоцразвития и в более высоких инстанциях, поскольку понимали, что разговор будет нелицеприятный. И мы действительно признали состояние российского здравоохранения неудовлетворительным, не соответствующим Конституции Российской Федерации. Заявили, что сфера здравоохранения финансируется в два раза меньше потребности, а работа Минздрава имеет системные ошибки. Мы также предложили разделить Минздрав-соцразвития на два министерства. Документ был жесткий. И это сделано впервые в России. Через несколько месяцев Дума фактически поддержала нас, признав необходимость разделения министерств. Теперь надо двигаться дальше. Два года назад мы в своих решениях заявили о необходимости концепции развития здравоохранения. Мне приятно, что новый министр Татьяна Алексеевна Голикова поддержала нас, и в декабре мы совместно будем слушать, обсуждать этот вопрос. Сейчас медицина живет в беззаконии, в вакууме. У нее нет законодательной базы. Необходимо принять не меньше восьми законов по здравоохранению. А Дума все время это откладывает в долгий ящик, что, конечно же, неправильно. Каждый должен делать свое дело. И парламент обязан принимать обдуманные законы. А у нас несколько законов утвердили впопыхах, и приходится тратить уйму времени не на движение вперед, а на то, чтобы их обойти.

– Вы считаете, что с приходом на пост главы Минздравсоцразвития Татьяны Голиковой ситуация изменится к лучшему?

– Я отношусь к новому министру с надеждой. Первые контакты с ней показали, что она жесткий, но разумный человек. У нее есть одно прекрасное качество: она хочет и умеет слушать. Пока никаких проблем в наших отношениях нет.

Но ведь есть еще, кроме Голиковой, заведенная государственная машина, работающая на полных оборотах. И порой даже непонятно, кто именно делает так, что потом всем плохо. Вот, например, недавно Минэкономразвития разработало проект развития России на ближайшие 10–15 лет. Я посмотрел раздел, касающийся здравоохранения, и пришел в ужас. Мы, члены Общественной палаты, отражая мнение всего общества, ратуем за то, чтобы увеличить долю здравоохранения во внутреннем валовом продукте с 3 до 5–6%. Авторы документа пишут, что у нас сейчас эта доля 3,5%. А знаете, какую долю они планируют в 2010 году? 3,2%! Те, кто это написал, не похожи на врагов народа – это обычные российские чиновники. Но добиться от них объяснений, на основании чего делаются их расчеты, невозможно. Те, кто подписывают эти документы, совершенно не знают жизни.

Финансирование отрасли в размере 3 процентов от ВВП – это в три раза меньше, чем в Европе, почти в пять раз меньше, чем в США, и в два раза ниже уровня, определенного для нас экспертами ВОЗ! По данным Счетной палаты, около 70% материально-технической базы нашего здравоохранения устарело. Сколько же надо денег, чтобы технически перевооружить отрасль? И как сделать так, чтобы каждый человек получил качественную медицинскую помощь? Ведь, скажем, американцу или немцу безразлично, где лечиться, он все равно качественное лечение получит. Почему же нельзя сделать так, чтобы каждый россиянин, вне зависимости от того, где живет – в Москве или в сибирской деревне, получил нормальную медицинскую помощь?! Общественность, включая экономистов, утверждает, что надо увеличить ассигнования на медицину минимум в два раза, а чиновники думают, как их уменьшить. Это вопрос ментальности – как государство относится к здравоохранению, повышающему здо-ровье народа. И это самая главная наша проблема.

– Недавно закончились слушания по проблемам финансирования здравоохранения, инициированные вашей Комиссией Общественной палаты. Вы удовлетворены результатом?

– Для меня лично во время слушаний особых сюрпризов не произошло. Потому что мы провели большую предварительную работу – разослали по регионам вопросники и получили ответы, дающие полное представление о том, что работники нашей отрасли думают о финансировании здравоохранения. Кроме того, во время слушаний было около 70 различных выступлений. Все, что говорилось, мы суммировали. И приняли решение по финансированию здравоохранения. Сформулировали решение Комиссии Общественной палаты по здравоохранению, которое будет направлено президенту страны, председателю правительства, в министерства и ведомства. Это преддверие следующего шага – разработки концепции развития отрасли.

– Мы начали разговор с ваших собственных страхов. А от каких страхов вы пожелали бы избавиться всем россиянам?

– Поскольку основные страхи россиян, по сведениям социологов, связаны с их будущим, я пожелал бы моим соотечественникам обрести уверенность в завтрашнем дне. В том числе уверенность, которую дает хорошее здоровье. Не терять надежды на то, что здравоохранение, которое в результате непродуманной перестройки тяжело заболело, обретет былые силы. Чтобы его спасти, необходимо реанимировать все лучшее, что было угроблено, сделать хорошее финансовое вливание и, конечно, оказать моральную поддержку. По натуре я – оптимист. И очень надеюсь, что гражданское общество России заставит изменить политику государства в области охраны здоровья народа.

Досье

РОШАЛЬ Леонид Михайлович. Родился в 1933 г. В 1957 г. окончил 2-й МОЛГМИ по специальности «Педиатрия». С 1981 г. возглавляет отделение неотложной хирургии и травмы детского возраста НИИ педиатрии Научного центра здоровья детей РАМН. С 2003 г. – директор Московского НИИ неотложной детской хирургии и травматологии. Профессор, доктор наук, автор более 200 научных статей и семи книг. Является экспертом Всемирной организации здравоохранения, председателем Международного комитета помощи детям при катастрофах и войнах Всемирной ассоциации неотложной помощи и медицины катастроф (WADEM). Член Комиссии по правам человека при Президенте Российской Федерации. Руководитель Комиссии Общественной палаты по вопросам здравоохранения.

В 1996 г. назван «Детским доктором Мира». В 2002 г. доктору Рошалю вручена премия «Национальный герой» за мужество, проявленное в ходе операции по спасению заложников в Театральном центре на Дубровке.

В 2005 г. назван «Европейцем года» («Ридерз Дайджест») и «Звездой Европы» («Бизнес Вик»). Пользователи «Рамблера» в 2006 году избрали доктора Рошаля «Человеком десятилетия». Доктор Рошаль – номинант на Нобелевскую премию мира – 2007.

Темы: Рошаль

В мире Трамп подчеркнул свою "жесткость" к России и обвинил демократов в лицемерии Трамп подчеркнул свою "жесткость" к России и обвинил демократов в лицемерии

Дональд Трамп, объявляя о своем намерении баллотироваться на второй президентский срок, вновь подчеркнул свою "жесткость" по отношению к России и упрекнул демократов в лицемерии.


Общество Более пяти миллионов человек вышли на праздничные гуляния в День России Более пяти миллионов человек вышли на праздничные гуляния в День России

Более пяти миллионов человек приняли участие в праздничных мероприятиях в честь Дня России по всей стране, сообщила официальный представитель МВД России Ирина Волк.

Культура Поплывём по главным рекам России Поплывём по главным рекам России

17 июня в 21.45 на телеканале "Россия К" можно посмотреть открытие XVI Международного конкурса имени П.И. Чайковского, а немного раньше – в 19.45 зрители увидят программу "Главная роль" с председателем жюри, сопредседателем оргкомитета конкурса Валерием Гергиевым. С 18-го по 21 июня в 23.40 их вниманию будут представлены дневники конкурса.