14 декабря 2012, 21:05, Наталья Кузина

Все о вечной мерзлоте

Московская зима все больше похожа на осень. В Антарктиде подтаивают льды. Однако глобальное потепление не является чем-то новым в истории. Человечество это уже проходило и куда в больших масштабах. По мнению ученых, на самом деле сейчас мы живем в

Все о вечной мерзлоте

- Владимир Павлович, на дворе, что называется, глобальное потепление. Московская зима все больше похожа на осень. В Антарктиде подтаивают льды. Периодически появляются озоновые дыры, а с ними и потоки теплого воздуха на Землю. Вы допускаете, что и вечная мерзлота однажды уступит свои позиции?

- Глобальное потепление не является чем-то новым в истории. Человечество это уже проходило и куда в больших масштабах. Многолетние исследования говорят о том, что некоторое повышение среднегодовой температуры или ее понижение - нормальные циклические явления в природе. Бывают они разной периодичности, причем не только на земле, но и в космосе. Когда эти колебания, так или иначе совпадают, они дают сложную картину изменений в природе. Есть 11 летние циклы, 22-х летние, 40 летние и даже превышающие продолжительность человеческой жизни – 230 - 300 летние. Например, ученые нашего института в 1989 году на Ямале зафиксировали оползание склонов, хотя они там очень пологие. Тем не менее, почвенно-растительный покров сполз к основанию склона. Те же явления были замечены в Канаде. Впоследствии ученые выяснили, что такие процессы в этих местах возникают раз в 300 лет.

По мнению ученых, которые обосновывают существование длительных циклов в Галактике, - существует и галактический год. Его средняя продолжительность 200-220 миллионов лет. Ему тоже свойственна сезонность: весна, лето… Сейчас мы живем в середине галактической зимы.

- Но согласитесь, зимы на Земле стали намного теплее.

- Действительно, весь ХХ век на нашей планете наблюдался тренд потепления. Я больше 20 лет прожил в Якутии. Окончил там среднюю школу. Помню, иногда температура падала до минус 60 градусов, но уроков никто не отменял. Теперь таких температур там нет, хотя за 50 все-таки случается каждый год. В нескольких районах России потепление в среднем составило 0,6-0,7 градусов за сто лет. Самые яркие очаги: Западная Сибирь и Центральная Якутия, где за счет теплых зим снизилась и среднегодовая температура.

Но кто сказал, что так будет и дальше? Пройдет этот цикл и начнется похолодание. На Земле есть регионы, где средняя температура не меняется, а в некоторых она понижается. Мы живем в эпоху климатической пестроты. Разрушительные циклоны, муссоны, ураганы последних лет в Америке, Юго-Восточной Азии – свидетельства смены эпох, теплой и холодной.

Сейчас «на дворе» заканчивается эпоха «межледниковья». Мы дошли почти до конца цикла потепления. Продолжительность этих циклов примерно 12 тысяч лет. Впереди ледниковая эпоха. Кстати, за последние 2,5 миллиарда лет на земле было примерно 20 крупных похолоданий.

- Максимальная глубина Земли, на которую сумел проникнуть человек - 11 километров. Сделали это советские геологи на Кольском полуострове. И вот это, по мнению специалистов, историческое событие, наше общество почти не заметило. Как вы думаете, почему?

- Возможно, человечество еще просто не созрело к походам к центру земли. Эта скважина стоила огромных денег. Использовалось сложнейшее оборудование. В результате ученые получили ответы на многие вопросы, но многие представления о геологической среде на такой глубине не подтвердились. Не оправдались ожидания, что найдем ключ к новым залежам ресурсов. Не исключено, что они залегают еще глубже. Однако человек пока не настолько силен, чтобы уйти, скажем, на сто километров.

- Значит ли это, что добывать полезные ископаемые, осваивать просторы Севера надо, так сказать, вширь, а не вглубь?

- На эту тему сейчас развернулась очень большая дискуссия. Публикуется много статей о том, что надо искать новые месторождения в Восточной Сибири, потому что Тюменский регион уже на пределе. Но уровень добываемых нефти и газа там настолько велик, что никакие новые месторождения не могут заменить Западную Сибирь. А ведь освоены пока верхние слои углеводородов. Есть еще и второй, и третий. Другое дело, если сегодня рентабельно работать на верхнем горизонте, то оттуда черное золото и выкачивают. Если работать глубже – себестоимость нефти повышается. Но это не значит, что там она не будет добыта. Будет! В Западной Сибири сегодня все более или менее, понятно, что и как добывать, создана инфраструктура: система трубопроводов, железных дорог… Мы должны идти и вглубь. Хотя, скажем прямо, добывающие компании склонны качать то, что есть. А это ресурсы, которые разведаны еще в Советском Союзе. За последние 15 лет мы их практически не нарастили. Сегодня это самая главная беда.

Количество добываемых и открываемых ресурсов сравнялось. В Советском Союзе запасы во много раз превышали добычу, и эта пропорция поддерживалась. Добываешь кубометр, значит, прирост должен быть на 10 кубометров. Уже много лет мы не наращиваем геологоразведочные работы, и тем самым отрасль по существу загубили. Сейчас ее хотят поднять на высокий уровень. Но для этого требуются тысячи специалистов, а это годы и годы их подготовки.

- Сейчас разворачивается борьба за освоение Арктики. Мы готовы к этому?

- Во многом, да. Данные, полученные командой Чилингарова в августе 2007 года, последние исследования из космоса позволяют утверждать, что чуть ли не до полюса, шельф, береговой склон являются продолжением территории России. Но поскольку на шельфе открыты крупнейшие месторождения углеводородов, вполне естественно, что другие страны будут доказывать свои права на эти территории. Арктические исследования сейчас значительно интенсифицировали Норвегия, США… Основная борьба еще впереди. Но ничего страшного в этом нет. Думаю, в конце концов, страны придут к пониманию, что вопрос не в том, кому принадлежат природные богатства, а как их вместе рационально использовать. Тому пример гигантское месторождение газа Штокмановское, которое обнаружено Россией на арктическом шельфе. Туда уже привлечены международные корпорации.

- В этом году исполняется сто лет со дня рождения вашего отца академика Павла Ивановича Мельникова, основателя и директора Института мерзлотоведения, создателя и первого президента международной ассоциации по мерзлотоведению, человека, чье имя на севере хорошо известно. Он принимал огромное участие в строительстве и инженерном обеспечении Якутска, Норильска, Анадыря, городов, которые стали опорными в освоении восточных регионов. Ваш отец мечтал о тоннеле между Чукоткой и Аляской. Как вы относитесь к этой идее?

- Безусловно, соединение континентов – это увеличение скорости передвижения грузов, их объемов, то есть повышение эффективности транспортных услуг. Но мы никак не доведем до ума Байкало-Амурскую железнодорожную магистраль. Хотя это самая короткая дорога, чтобы возить грузы из Европы в Азию, и она способна принести колоссальные доходы. Однако мы не можем обеспечить безопасность передвижения грузов, оставляет желать лучшего качество дороги…

Между тем Россия по географическому положению не столь привлекательна для западной экономики как Юго-Восточная Азия. Американцы и европейцы переместили туда практически всю свою промышленность только потому, что там дешевая рабочая сила, благоприятный климат. Это позволяет выпускать продукцию при минимальных затратах. Поэтому для России очень актуальны несколько мегапроектов, которые позволяют дать значительный экономический эффект. Это космическая отрасль, которая не зависит от климата, Северный морской путь, а еще автомобильные, железнодорожные и трубопроводные магистрали через всю страну. Уже сейчас железная дорога доходит до Якутска, а потом, как минимум, к Магадану пойдет автомобильная дорога. А там недалеко до Берингова пролива. Тогда возможно на повестку дня встанет и строительство тоннеля между Чукоткой и Аляской.

Эту идею мой отец довел до эскизного проекта, международных обсуждений. Он вовлек и международное сообщество в ее поддержку. Происходило это в начале 90-ых годов. Но идея до сих пор работает. Недавно прошел очередной международный форум. Я думаю, эта идея моего отца рано или поздно реализуется.

- За всю историю мерзлотоведения было только два академика, Павел Иванович и Владимир Павлович Мельниковы, отец и сын. Маловато что-то…

- Наука сама очень молодая. Свое летоисчисление она ведет с 1927 года, когда вышла в свет первая научная книга основателя нашей науки Михаила Ивановича Сумгина «Вечная мерзлота почвы в пределах СССР». Это очень серьезный труд вобрал много важных данных о вечной мерзлоте. Надо сказать, строительство на вечной мерзлоте вели и до рождения нашей науки. Но не знали, как, например, добывать воду, когда толща земли промерзла на сотни, а иногда и до тысячи метров… В общем, вопросов существовало много, а ответов мало. В предисловии к книге, которое написал тогдашний директор геофизической обсерватории на Дальнем Востоке Павел Колосков, было написано, что с практической точки зрения мерзлота представляет собой глубоко отрицательное явление, уничтожить ее - задача науки и техники. Она действительно мешала жить. Приходилось тратить огромные средства, чтобы вести там строительство, добычу… Дорогой была и эксплуатация. Зато последствия непредсказуемы. Сказалась и историческая память, которая шла от казаков, первых, кто стал осваивать эти земли. Они доносили царю, что здешние почвы не оттаивают в течение всего лета. Тогда это казалось неправдоподобным, да и то, что непонятно - пугает. В XIX веке в Якутии купец Шергин решил прокопать толщи мерзлоты, чтобы добыть воду. Копали они тогда долго, опустились на 116 метров, но так и не прошли мерзлоту. Сейчас эта шахта стоит посреди Якутска, носит имя Шаргина и является памятником тем людям, которые пришли осваивать Север.

- Лично для вас холод, друг или враг?

- Знаете, первую половину ХХ столетия люди пытались покорить мерзлоту как вредное явление, уничтожить ее. Мой отец не избежал воздействия этой концепции. Хотя у него, как ни у кого другого развито чувство нового, способность все доводить до инженерных решений. В 1984 году я уехал из Якутска в Тюмень во многом, потому что уже имел свои взгляды на развитие науки, на необходимость развивать новые подходы и расширение круга исследований. Тогда в науке главенствовало разделение любого направления на мелкие ниши. На массу отраслей поделили, например, геологию. Существовала инженерная геология, где считалось, что мерзлотоведение входит в ее структуру. Но занять свою нишу, оберегать ее, создать школу это хорошо, но есть предел. Во второй половине ХХ века дифференциации науки постепенно стал приходить конец. Ученые начали понимать необходимость междисциплинарных исследований. В Тюмени я стал приглашать к исследованиям не только мерзлотоведов, но и физиков, химиков, биологов, математиков объединившихся в институте, который назвали Институт криосферы Земли. Ведь мерзлота лишь один из элементов более крупного объекта, который называется криосфера земли. Наша задача, научиться широко использовать холод в интересах человека.

Ученые уже понимают, что холод это ресурс, но пока слабо используемый. Например, при взаимодействии с живыми тканями лед может ускорять обмен веществ. Это явление используют в криосаунах, куда при температуре минус 170 градусов помещают человека буквально на две минуты. Это очень помогает при аутоиммунных заболеваниях.

- В то же время мерзлота убивает все живое.

- И эту точку зрения уже опровергают последние исследования. Биологи мерзлотоведы уже полтора десятка лет изучают реликтовые организмы в вечной мерзлоте. Это бактерии, одноклеточные, водоросли, которые сохраняют свою жизнеспособность сотни тысяч и миллионы лет, а при положительной температуре начинают размножаться. То есть свою способность к воспроизводству они сохранили на колоссальном промежутке времени. Наш институт пытается решить задачу – нельзя ли механизмы, позволившие этим организмам сохранить свою жизнеспособность, использовать для продления жизни человека. И тут мы пришли к сенсации. Были обнаружены некоторые неизвестные науке бактерии. Мы начали их размножать, а потом кормить ими мушек дрозофилов, инфузории, а затем мышей. При определенной дозировке мушки стали жить в полтора раза дольше, а двухлетние мыши-бабушки даже произвели потомство. Тогда мы стали делать на основе реликтовых микроорганизмов гели и мази, и оказалось, что по своим заживляющим свойствам они не уступают средствам на основе стволовых клеток. Но это пока начало исследования. Оно обнадеживает и показывает, что холод и жизнь не антагонисты.

- Тем не менее, люди на Севере живут мало?

- Больше всего в России долгожителей, то есть количество людей, которым больше ста лет, на одну тысячу населения, в Якутии.

- Есть такое выражение «север любит леворуких». Действительно, почему?

- Это тоже одна из загадок природы. Когда мы начали кормить мышей реликтовыми продуктами жизнедеятельности, то оказалось, что у них стало развиваться правое полушарие или леворукость. И у северных народов оно развито больше. А не потому ли, что они пьют из водоемов, которые питаются талыми породами? То есть летом мерзлота тает, а вместе с водами в этих водоемах оказываются и микроорганизмы, которые люди, получается, потребляют. Не этот ли механизм лежит в основе их леворукости и большей продолжительности жизни? Эти вопросы на перспективу, но тропинки к ним мы уже наметили.

Источник: Наталья Кузина Темы: вечная мерзлота Мельников потепление

В мире На выплату долгов уйдет четверть украинского бюджета, заявил Гройсман На выплату долгов уйдет четверть украинского бюджета, заявил Гройсман

Почти четверть государственного бюджета Украины уйдет на выплату долгов. Об этом заявил премьер-министр страны Владимир Гройсман в эфире шоу "Свобода слова" на телеканале ICTV.


Культура Олег Янковский высказался за целое поколение Олег Янковский высказался за целое поколение

23 февраля исполнилось бы 75 лет актёру Олегу Янковскому (1944 – 2009). К этой дате на телеканале "Россия К" пройдут показы документального фильма "Янковский" (18 февраля, 22.00), игровой картины "Полёты во сне и наяву" (23 февраля, 19.45), авторской программы Сергея Соловьёва "Те, с которыми я…" (23 февраля, 21.15).

Спорт Основатель "КАМАЗ-мастер": организаторы "Дакара" ушли от ответственности Основатель "КАМАЗ-мастер": организаторы "Дакара" ушли от ответственности

Снимать вину с экипажа команды Андрея Каргинова при наезде на зрителя на ралли-марафоне "Дакар"-2019 нельзя, но решением дисквалифицировать российского гонщика "КАМАЗ-мастер" организаторы ушли от ответственности, заявил основатель команды Семен Якубов.