18 декабря 2012, 12:18, Геннадий ДЕМИН

Приказано овладеть культурным наследием

Тем, кто пойдет на «ГенАцид» в «Cовременник», категорический совет: первоисточник Всеволода Бенигсена не читать. Не то чтоб качество литературы и сценической версии, созданной Наной Абдрашитовой (она же сценограф спектакл

Приказано овладеть культурным наследием

Писатель повествует об экстремальном эксперименте, поставленном в отдаленной деревне. Всем жителям во имя государственной единой НАЦиональной ИДеи (отсюда и аббревиатура названия) приказано овладеть культурным наследием. Для чего каждый должен выучить художественно ценный текст (почти как у Брэдбери). Начатая несуразицей и забавной чехардой история, заканчивается пятью трупами и поджогом.

Натянутая условность опыта (что это за селение, где народ ни газет-журналов не читает, ни радио-телевизора не слушает-не смотрит, про Интернет и мобильники и говорить нечего), в спектакле спокойно отвергнута: нынче и впрямь любой абсурд с объединением нации выглядит достоверной реальностью. Зато сценаристы переменили направляющий вектор – теперь классику в народную толщу внедряют не по приказу сверху, а вследствие научной любознательности одного из персонажей, которому в романе отведено более скромное место. С него, стоящего за кафедрой и истерически излагающего основные положения своей теории, и начинается представление.

Дальше идут замечательно написанные и смачно сыгранные эпизоды, как литликбез овладевает массами. Проснувшийся энтузиазм народа сценаристами упрочен – в дополнение к авторским примерам привлекаются другие тексты. Тут и впрямь тянет улыбнуться, когда иммигрант-таджик учит «Люди, львы, орлы и куропатки…», а знаменитые «Пусто. Пусто. Пусто» произносит на родном языке. В общем, первый акт смахивает на «капустник», грешит местами против вкуса и демонстрирует невероятный конгломерат говоров и акцентов, и все-таки воспринимается благожелательно из-за актерской самоотдачи. Но после антракта напряженность и азарт действия сникают. Взвалив ответственность на заезжего интеллектуала (он остался в деревне в силу романтической истории), создатели спектакля не обнаружили в повести достаточного материала для такого переключения. Почему скрытый под маской тихого библиотекаря экспериментатор решил подвергнуть односельчан иезуитскому испытанию? Как он разработал коварный план? Кого и почему привлек в помощники? Остается лишь гадать. Мягкий и располагающий к себе артист Илья Древнов из-за отсутствия логических обоснований оказался заложником режиссерских построений. Несмотря на то, что ему отданы помимо реплик героя и другие фразы, выстроить их в сколь-нибудь связный рассказ, проследить какую-то логику не получается.

Пока повествование окрашено юмором, нестыковки не так скрежещут, но события развиваются стремительно. Жители спорят, кто, не сбиваясь, прочтет свой фрагмент после одного стакана, второго и далее – пока рухнувшее тело еще способно издавать какие-то звуки. Параллельно начинаются разборки, без которых вроде немыслима сегодняшняя жизнь в российской глубинке: рифмачи и прозаики враждуют до рукоприкладства, а внутри групп рождаются свои противоречия и конфликты…

Писатель Бенигсен описывает эволюцию от всеобщей благодати к войне против всех – подробно и убедительно. Режиссер Вытоптов долгий процесс превращает в скороговорку, проскакивая существенные этапы и воздействуя на публику теми же классическими фрагментами, но продекламированными уже с полной мерой драматизма. В результате постановка сбивается на дайджест, где трудно понять не только, отчего селяне дошли до бунта бессмысленного и беспощадного, но и вообще: что, собственно, на подмостках происходит? Обилие сценических штампов и спортивно-символических приемов зашкаливает.

Актеры в такой ситуации стремительно теряют найденные поначалу точные зарисовки с натуры, и объемные фигуры неуклонно становятся плоскими. Взамен образов приходят если не тени, то уж, во всяком случае, плакатные фигуры, и компания все больше напоминает толпу ряженых.

Премьера «Современника» является доказательством того, что сегодняшняя литература вовсе не ограничивается «новой драмой». Но молодой постановщик, за которым уже числится несколько работ в разных столичных театрах, похоже, никак не может определиться в профессии: заключается ли она только в манипуляциях элементарными эмоциями зрителей или требует еще и личностного масштаба?


В мире В штабе Зеленского пояснили слова о повстанцах в ЛНР и ДНР В штабе Зеленского пояснили слова о повстанцах в ЛНР и ДНР

Представитель штаба кандидата в президенты Украины Владимира Зеленского Дмитрий Разумков пояснил, почему в одном из вопросов на дебатах жители самопровозглашенных республик Донбасса были названы повстанцами.


Культура 25 лет "Золотой маски" не прошли даром. 25 лет "Золотой маски" не прошли даром.

За это время она окрепла, обросла верными спонсорами и друзьями, выработала свой код близкий к новому европейскому театру, потеснила стареющих режиссеров, исповедующих психологический театр, избавилась от вредных критиков, встающих на пути всероссийской национальной премии, поскольку ее авторитет стал непререкаемым.

Спорт Овечкин о драке со Свечниковым: он вызвал меня на поединок, я ответил Овечкин о драке со Свечниковым: он вызвал меня на поединок, я ответил

Напомним, что нападающий "Вашингтон Кэпиталз" Александр Овечкин на одиннадцатой минуте матча с "Каролиной Хэррикейнз" подрался с игроком этой команды, Андреем Свечниковым.