29 декабря 2012, 05:23, Антонина КРЮКОВА

Николай Маковский: "Попугай Кеша должен пять миллионов"

Вот уже два десятилетия знаменитая «фабрика» анимации – киностудия «Союзмультфильм» – находится в кризисной ситуации, о которой не так давно из тревожного письма лучших представителей этой отрасли узнал Владим

Николай Маковский: "Попугай Кеша должен пять миллионов"

Однако проблемы, накопленные за длительный период, требуют системного подхода, эффективной стратегии по спасению студии. Об этом нашему корреспонденту рассказал новый директор «Союзмультфильма» Николай Маковский. Он тоже известный аниматор, создавший такие мультики, как «Закон сохранения», «Паутинка», «Тяжкий крест» и другие.

– Николай Людвигович, что-то изменилось в вашей отрасли после встречи Владимира Путина с аниматорами?

– Изменилось сознание – возникло новое понимание роли анимации. По крайней мере, благодаря тому, что было привлечено внимание общественности к нашей сфере, многие люди смогли по-другому ощутить и свою роль как художников, и значение своего творчества. Я полагаю, что настроение изменилось не только у участников процесса, но и у власти, посмотревшей на анимацию, как на индустрию, «продукция» которой способна влиять на подрастающее поколение, а это значит, высшие чиновники задумались о будущем страны. Сейчас объем господдержки увеличился. Все это дает основание предполагать, что начинаются структурные видоизменения.

– Вы уже получили средства из резервного фонда председателя правительства, которые были обещаны премьером?

– Вначале на эти деньги мы начнем комплекс противоаварийных работ в нашем здании, чтобы не прорвало систему отопления, не загорелась электропроводка, и так далее. Механизм прямого финансирования на конкретные цели самый, по-моему, разумный. Правительство в курсе, что «Союзмультфильму» требуется новое помещение, поэтому Минэкономразвития уже дано поручение найти подходящий вариант для переселения, хотя проблема жилплощади в Москве, как всем известно, стоит очень остро, и быстро для нас она вряд ли решится.

– А пятьсот миллионов рублей на что пойдут?

– Пятьсот миллионов обещаны для всей индустрии, и они уже распределены. В следующем году анимация получит полтора миллиарда.

– Кто в правительстве занимается вашими вопросами?

– Вице-премьер (ныне первый вице-спикер Госдумы) Александр Жуков и руководитель департамента по культуре Денис Молчанов. Помощь от них уже получаем, но ворох существующих проблем изменчив, и решения меняются каждый день. Скажу честно, сейчас многое зависит и от нашей инициативы. Поскольку есть достаточный кредит доверия к студии и есть вера, что мы сможем что-то сделать, изменить ситуацию. Если не будем шевелиться и предпочтем выжидать «хорошую погоду», то ничего не сдвинется с места. Тут и никакие деньги не помогут.

– После назначения директором «Союзмультфильма» вы не раз говорили, что начнете с создания творческого коллектива. Но возможно ли это? Например, Юрий Норштейн считает, что возродить коллектив, который некогда был на студии, практически невозможно. По его мнению, и в российской анимации, и в кинематографе в целом есть только отдельные выдающиеся личности, которые, несмотря на сложные времена, продолжают делать то, что должны делать.

– Я рассчитываю, что у нас ситуация сильно похожа на ту, которая сложилась в двадцатые-тридцатые годы прошлого столетия, когда в каждом виде искусства доминировало ограниченное количество творческих людей со своими идеями, задачами и мировоззрением. Они образовывали небольшие творческие сообщества, студии, зарабатывая каждый по-своему. Одно дело, если мы работаем на уровне товарищеской взаимопомощи, и совсем другое – сознательно идти по пути гениальных одиночек. Сейчас, если сравнивать с тем временем, у нас тоже много мелких студий, которые занимаются и производством фильмов, и рекламой, и отдельными экспериментами. Но семьдесят пять лет назад был создан «Союзмультфильм», который стал объединяющим центром, соединив порядка сорока коллективов. Поверьте, было очень сложно согласовывать со всеми, скажем, тот же тематический план, что будет делаться дальше. Аналогичная история происходит сейчас. Допустим, мы решим территориальную проблему, и к нам придут на льготных условиях аренды творческие коллективы, физические лица. Следующий вопрос, как мы будем жить на этом корабле: сообща или порознь? Этот вопрос является ключевым. Никто же не посягает на творческую автономность той или иной личности, но работать в нормальных, а не в полевых условиях гораздо продуктивнее. Собственно говоря, если удастся объединить наши усилия, тогда можно бороться за качество кино, выполнять госзаказы.

Я не думаю, что люди уже на следующий день станут другими. Все происходит постепенно. Даже через пару лет вряд ли что-то изменится. Я не напрасно затронул ситуацию двадцатых-тридцатых годов, поскольку она один к одному напоминает нынешнюю и никакого ноу-хау изобретать не нужно. Если мы сможем сделать мощную структуру – не в смысле технопарка, куда можно прийти и арендовать оборудование за минимальные деньги, а нечто другое – творческое сообщество, тогда можно будет говорить о решении проблемы. Есть генерация специалистов, которые работают в индустрии, энергию которых надо поддержать. Они готовы откликнуться и, конечно же, создадут то, что было на «Союзмультфильме» раньше. А молодым людям необходим котел, где все бы кипело и плавилось, где они могли бы экспериментировать и формироваться как творческие личности.

– Собираетесь возродить систему обучения молодых аниматоров?

– Уже с весны 2012 года планируем открыть двухгодичные курсы аниматоров. Недавно на коллегии Министерства культуры, посвященной анимации, обсуждался и этот вопрос. Если мы соберем вместе некую критическую массу талантов, то я предполагаю, это должно быть не меньше пятидесяти человек и таким образом можно будет запустить достаточное количество новых проектов. Но надо понять, что управлять таким коллективом сложно, нужны деньги. А с другой стороны, именно такой коллектив сможет дать то, что сейчас востребовано обществом. Ибо речь идет о создании творческой среды. А это высокая творческая потенция плюс наличие очень большого числа людей, которые способны оживлять, одушевлять рисованных, кукольных, пластилиновых и любых других персонажей. У нас это осталось еще с восьмидесятых годов, когда существовала школа режиссерских курсов, откуда вышло золотое поколение аниматоров: Саша Петров, Михаил Алдашин, Иван Максимов, Михаил Тумеля...

– Вы рассчитываете на постоянную господдержку?

– Безусловно, первое время мы особенно в ней нуждаемся, а дальше, если будем интересны государству, если оно сочтет, что мы, как профессионалы, можем отвечать потребностям общества, то будет нам платить как заказчик. Сегодня мировая анимация задала очень высокую планку. Да и бюджеты фильмов в сотню миллионов долларов. Я думаю, нам будет сложно конкурировать с теми же американцами, хотя в России уже есть специалисты, способные справиться с новой технологией. Мы же не для того существуем, чтобы покрасоваться, вот, мол, мы авторы-аниматоры, а для того, чтобы создать продукт, который отвечает запросам зрителей. Для этого необходимы новое понимание художественных задач и высокий уровень производственной дисциплины. Если будем обладать всем этим, то и вопрос господдержки может стать неактуальным.

– Но российская мультипликация всегда покоряла своей рукотворностью. Благодаря чему вошла в историю мировой кинематографии как уникальное явление.

– А так и будет. Ведь мы собираем группу в пятьдесят человек, чтобы делать такие фильмы. Десять минут «Винни-Пуха» будет художеством всегда, на всю оставшуюся жизнь. Я помню, когда полтора года работал в Корее и показывал там наши фильмы. Мне было интересно восприятие нашей мультипликации людьми другой ментальности. Оказалось, что и «Жил-был пес», и «Ежик в тумане», и тот же «Винни-Пух» – ленты вневременные, и в любой стране они находят отклик. Я верю, что у нас и сейчас могут быть такого рода проекты, их только надо находить и запускать. Сейчас начнем с «Веселой карусели», в которой будут маленькие сюжеты, выполненные рукотворно.

– Есть ли у вас намерения снимать анимационные блокбастеры?

– В перспективе мы будем ориентироваться на полнометражные фильмы. Но это вовсе не значит, что только их будем реализовывать, это скорее тот продукт, который даст финансовый возврат, предназначенный для экранного показа. С усовершенствованием технологий, а также с появлением кинотеатров цифрового формата нам будет легче бороться с пиратами.

– А что происходит с фильмом про попугая Кешу?

– Дело в том, что у нас два проекта были не закончены – это продолжение «Простоквашино» и про попугая Кешу «Вы не были на Таити?». По моему мнению, они были не закончены из-за того, что интерес частного инвестора к ним пропал, и он ушел. При этом каждый из проектов был коммерчески выгоден: и с точки зрения зрителей, и с точки зрения мастерства, которое на студии могли обеспечить. То есть неслучайные люди делали эти проекты. Когда в 2008 году запустили фильм про попугая, он был дороже, скажем, на тридцать процентов и лег в отсутствие финансирования на полку. По этому проекту был суд, обязавший ФГУП ТПО «Киностудия «Союзмультфильм» вернуть Министерству культуры 5 миллионов рублей. Аналогичная история произошла и с «Простоквашино». В результате суммарный долг составил 12 миллионов рублей. Именно эта цифра фигурировала в виде долга Министерству культуры на встрече с Владимиром Путиным.

– Кажется, на той же встрече говорилось о ликвидации Объединенной государственной киноколлекции, которая занимает помещения «Союзмультфильма». Что-то решилось в этом плане?

– Одно дело – решение, а другое – порядок его исполнения. Поскольку киноколлекция объединила собрания всех фильмофондов, то судьбу коллекции «Союзмультфильма» отдельно от других студий решить невозможно.

– И никаких распоряжений по ликвидации ОГК еще не последовало?

– Официальных документов пока нет, но этот вопрос поднимался на коллегии Минкультуры, то есть юридический вопрос, связанный с расторжением договоров, людьми, которые там работают. Сколько времени это займет? – Сказать трудно.

– Коллекция «Союзмультфильма» отойдет вашей студии?

– Надеемся, что она перейдет к нам. Для нас это было бы наилучшим вариантом, ибо в таком случае мы могли бы не обращаться к государству за финансовой поддержкой. И вообще, решение вопроса упростилось бы на порядок. А сейчас, например, при запуске «Веселой карусели» мне пришлось пройти через массу согласований.

– Есть ли какое-то движение по созданию Центра российской анимации?

– Как вы знаете, эта инициатива была поддержана на самом высоком уровне, но конкретные шаги пока не предприняты. Однако есть надежда, что скоро это произойдет. И в анимации, и в детском кино государство заинтересовано больше, чем можно себе это представить. Решается вопрос о прокате мультфильмов в сети кинозалов, и, скорее всего, на них будет введена квота. Но главное, это все-таки новая продукция. Ограничиваться только тем, что было сделано в советское время, уже просто неприлично. А нынешние фильмы для детской аудитории можно посчитать по пальцам. Их очень мало. Было бы здорово, если бы телевидение сделало для себя правилом ставить детские фильмы в общую сетку вещания, помимо «Спокойной ночи, малыши!».

– Как случилось, что именно вас назначили директором «Союзмультфильма»?

– Раньше я работал здесь директором производства, поэтому меня тут знают, есть определенная репутация. Еще с 90-х годов, когда я учился на режиссерских курсах, то всегда трепетно относился к «Союзмультфильму». И с людьми тоже был налаженный контакт. Вопрос о назначении меня на эту должность возник в 2007 году, но я это предложение не принял, потому что не знал, как будет формироваться управленческая команда. Кроме того, я заканчивал игровой проект. А в 2010 году, когда вновь возникла опасность приватизации студии, коллектив «Союзмультфильма» обратился в Министерство культуры России с просьбой назначить меня директором. Честно признаюсь, я никогда не предполагал занять это место. Мне казалось, что будет некий симбиоз двух команд «Фильмофонда» и «Союзмультфильма». Но сложилось так, как сложилось.

– Говорят: победа достается всем, а за неудачу отвечает полководец. Не боитесь оказаться в такой ситуации?

– Нет, не боюсь. Сейчас «Союзмультфильм» должен пережить важную фазу перехода в другое состояние, и это сильно перекликается с творчеством в буквальном смысле, потому что никогда не знаешь, каким путем пойдешь. Путь, по которому движется «Союзмультфильм», это та дорожка к ясной цели, несмотря на всю сложность ситуации.

– Ну а режиссерские идеи бродят в голове?

– Конечно! Но пока говорить о них рано, потому что я решаю другие задачи. Да и жизнь так устроена, что всегда дает творческому человеку возможность понять себя глубже. Помимо профессии и достижений в ней существует тот скачок сознания, который происходит в совсем другой деятельности. Он-то и приводит к тому, что у тебя возникает новая точка отсчета, отсчета будущего. Вот сейчас со мной это и происходит. Но пока я вижу только одну цель – вернуть «Союзмультфильму» былую славу.


Политика Лавров прокомментировал позицию Дании по "Северному потоку – 2" Лавров прокомментировал позицию Дании по "Северному потоку – 2"

Москва надеется, что правительство Дании откажется от конфронтационного курса по проекту газопровода "Северный поток – 2", заявил министр иностранных дел России Сергей Лавров в интервью немецкой газете "Райнише пост".

Экономика Аналитик рассказал, когда наступит "самый плохой день" для рубля Аналитик рассказал, когда наступит "самый плохой день" для рубля

Следующая пятница, 26 июля, может стать самым плохим днем для рубля, заявил "Российской газете" эксперт "Международного финансового центра" Владимир Рожанковский.


Общество Дело прокурора Павлова в поисках справедливости Дело прокурора Павлова в поисках справедливости

Самарский областной суд начал рассмотрение апелляционной жалобы на приговор экс-прокурору Безенчукского района Самарской области Андрею Павлову, которого суд первой инстанции приговорил к 4,5 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима. лома о высшем образовании.