1 января 2013, 10:02, Александр СЛАВУЦКИЙ

Анатолий КРОЛЛ: "В музыке для кино композитору необходимо создать музыкальный образ"

Народный артист России Анатолий КРОЛЛ единственный из джазменов награжден орденом «За заслуги перед Отечеством» II степени. Один из лидеров отечественного джаза приобрел известность в 18 лет, когда стал музыкальным руководителем Государственного эстр

Анатолий большой1.JPG– Анатолий Ошерович, вам 68 лет, но ваша жизнь так насыщенна, как будто вам вдвое меньше. Вы руководите уже успевшим прославиться оркестром Академии музыки имени Гнесиных «Академик-бэнд», квартетом «Мы из джаза», продюсируете несколько крупных джазовых фестивалей. Наверное, такая выносливость является наследственной?

– Вовсе нет, потому что мама моя ушла из жизни в 54 года, а папа умер в 66 лет. Они многое пережили на своем веку – войну, эвакуацию, восстановление страны после разрухи. Все это, конечно, отразилось на их здоровье. Родители у меня были замечательные. Правда, я провел с ними не так много времени. Мама ушла из жизни, так и не узнав, кем я стал.

– Ваши родители имели какое-то отношение к музыке?

– Нет. Мама всю жизнь отдала семье, хотя у нее было экономическое образование. Папа имел два высших образования – экономическое и инженерно-строительное. Когда мы эвакуировались на Урал, папа работал в Оборонстрое. Первым предметом, который появился в нашем челябинском бараке, было пианино. И все потому, что мой старший брат Владимир еще в Харькове начал заниматься музыкой. Первые неосмысленные звуки, извлеченные мною из детского любопытства, вскоре стали превращаться в какие-то музыкальные слова, а затем и небольшие музыкальные истории. С появлением радио я жадно запоминал и потом воспроизводил на пианино то, что услышал. У меня оказался абсолютный слух, позволявший мне не только безошибочно определить ноту, но и любое их сочетание. В 6–7 лет я уже играл отрывки из оперетт Кальмана, которые обожала моя мама, увлекся музыкой Цфасмана, звучавшей тогда постоянно по радио, и точно воспроизводил на слух все, что он играл. А еще я научился играть на аккордеоне и в свои 9–10 лет стал героем скверов и парков, меня начали приглашать в различные молодежные компании и показывать всевозможным гастролерам. Отец моими успехами гордился. Он был честным и принципиальным человеком, имевшим свою точку зрения. Думаю, таких людей сейчас мало.

Анатолий большой2.JPG– Когда-то джаз активно развивался, одно направление сменяло другое. Диксиленд, свинг, затем боп, кул, хард-боп и так далее. И все это разноцветье стилей возникло на не столь уж протяженном временном интервале. В то время как за последние 30 лет в джазе не возникло ни одного нового направления. Почему? Может быть, джаз перешел к некой финальной стадии своего развития?

– Появление нового направления связано со сменой эпох, и этого не следует ждать каждые десять лет, но есть коллективы, которые в своем исполнительском искусстве приносят много нового. Например, оркестр Гордона Гудвина, который сам по себе является потрясающим музыкантом.

Так что никаких симптомов смерти нет. Просто сейчас как-то меньше увлекаются лейблами – боп, хард-боп, кул. Другой вопрос, что я никогда не был поклонником авангарда в джазе. Хотя признаю любую современную музыку. Например, в 60-е годы мы выступали на Таллинском фестивале с программой в стиле квартета Колтрейна.

– Вы написали музыку более чем для десятка фильмов. Она отличается от концертных сочинений?

– В музыке для кино композитору необходимо создать музыкальный образ или передать настроение, которое порой решает интонацию не только эпизода, но и всей картины. У меня это получается, и мой друг Карен Шахназаров первым это оценил во мне. Хотя предложение написать музыку к фильму «Мы из джаза» было совершенно неожиданно. До этого я никогда и не думал, что стану работать в кино, где музыка должна взаимодействовать с видеорядом, вызывать определенное настроение у зрителя. Композиторская работа в кино – это вообще целая наука, которая сильно отличается от всей прочей композиторской работы.

– Большую часть фильмов, для которых вы писали музыку, снимал Карен Шахназаров. Почему именно он?

– Все это было замешено на творческом и человеческом доверии, и как-то так получилось, что у нас сложился тандем. Объяснить сложно. Ну кто скажет, почему к фильмам Георгия Александрова музыку писал Дунаевский, Эльдар Рязанов работал только с Андреем Петровым, Данелия с Гия Канчели, Михалков с Артемьевым. И подобных примеров много.

Анатолий большой4.JPG Наверное, есть какое-то совпадение характеров?

– Наверное, хотя, вот уже кого-кого, а Карена удобным для работы никак назвать невозможно. Это человек с определенной точкой зрения, которая далеко не сразу может быть понятна. Многие процессы происходят у него внутри, и вы, находясь рядом, можете просто и не замечать той активной работы, которая разворачивается в его сознании. Иногда Карен удивлял меня тем, что выбирал не тот материал, который казался мне самым удачным.

– Музыку к фильму «Мы из джаза» цитируют часто. Какие у вас остались воспоминания от съемок?

– Непосредственно в съемках этой картины участия я не принимал. К большинству картин Шахназарова я писал музыку после того, как фильм был снят. Я уже мог видеть, что сделал режиссер, как сыграли актеры. Для сочинения полноценной музыкальной картины композитор должен увидеть фильм хотя бы вчерне. Понять, что хотел сказать режиссер, какие моменты надо усилить с помощью музыки.

Тем не менее кадры с моим участием сохранились. Например, в «Мы из джаза» я сижу, такой худенький музыкант, в составе оркестра. В фильме «Сны» я дирижирую оркестром. В фильме «Зимний вечер в Гаграх» у нас даже был небольшой диалог с Евгением Евстигнеевым: он захотел пропеть какую-то песню и сказал мне: «Степан, играй», а я начал ему возражать, что это безвкусно и пошло. Вообще кино подарило мне много встреч с потрясающими актерами. Я счастлив, что мне довелось работать с Зиновием Гердтом, Евгением Евстигнеевым, Арменом Джигарханяном, Олегом Басилашвили.

– Сейчас что-либо в кино делаете?

– Нет. В последних картинах Карена Георгиевича авторская музыка не требовалась. И в «Палате № 6», и в «Исчезнувшей империи» все вопросы с музыкальным сопровождением решались на уровне музыкального редактора. Но совершенно не исключаю, что буду этим заниматься в дальнейшем.

Анатолий большой5.JPGЧто думаете о сегодняшнем кино?

– Я не являюсь знатоком всего, что происходит в сегодняшнем кино, хотя и вхожу в Киноакадемию «Ника», получаю бесконечные приглашения на всевозможные просмотры. Кино очень изменилось. Но меня беспокоит не столько художественное кино, сколько телевизионное. Тотальное упрощение всего: технологий, художественных образов. Когда кино делается с колес, актеры не учат роли, и белые нитки ощущаются в каждом кадре. Вы посмотрите, насколько эти сериалы похожи друг на друга, все об одном и том же, только сделано разными людьми. При всем том, что поругивают Никиту Сергеевича, я считаю его выдающимся режиссером. Правда, сюда же примешивается очень многое из его деятельности как руководителя Союза кинематографистов. Я был участником двух съездов, и впечатление осталось тягостное. Кроме маститых режиссеров совершенно неожиданно появляются молодые ребята. Как, например, Николай Лебедев, Андрей Звягинцев.

– Шоу-бизнес принято ругать, тем не менее вы дружите со многими его представителями, например Ларисой Долиной.

– С Ларисой мы дружим, но с шоу-бизнесом это никак не связано. Больше того, я вам скажу: она крайне отрицательно относится к тому, что происходит в шоу-бизнесе. Лариса нашла в себе мужество вернуться в джазовую музыку, конечно, параллельно с эстрадой. Исключительно джазом она заниматься не может, потому что в нашей стране вокалистка, поющая только джаз, будет обречена на вторые роли. Лариса блистательная джазовая певица. Я слышал ее концерт с американским композитором и пианистом Джорджем Дюком, обладателем семи «Грэмми».

– Юрий Антонов тоже начинал свою московскую карьеру в вашем оркестре. Какие отношения между вами сейчас?

Анатолий большой6.JPG– Прекрасные. Недавно я был почетным гостем на его юбилейном концерте, а он участвовал в моем вечере – «Анатолий Кролл. Следующие полвека в джазе». Это архиталантливый человек, природа дала ему очень много. Он умеет простыми мелодиями создать определенное настроение. Но его простота никогда не граничит с примитивом. Конечно, он человек с непростым характером, об этом знают все. Но я никогда не ставлю характер впереди творческой значимости. Жизнь сегодня заставляет многих знаменитых и узнаваемых людей быть жесткими. Особенно с представителями СМИ, которым не так важно получить информацию о творческих планах, как выведать или даже придумать какие-то жареные факты. Да и что означает простой характер? Думаю, что почти каждый из состоявшихся музыкантов человек непростой, наверное, и обо мне можно так же сказать.

– Когда я вам звонил, вы сказали, что ураган снес у вас на даче крышу. Как там дела сейчас?

– Ураган сорвал крышу с дома, находившегося от нас в двухстах метрах. Она полетела, как самолет, по воздуху и ударила в нашу крышу, сделанную из легкого дюралюминия, которую поломало, как спички. В результате образовалась пробоина пятнадцать квадратных метров. Произошло это за минуты полторы-две, когда деревья ложились, как трава. Обидно, что погибла сосна, которую мы посадили на семидесятилетие моего близкого друга Юрия Саульского. Сейчас сын занимается ремонтом, он у меня большой рукодельник. Например, у нас довольно большой парк семейных машин. Но мы не знаем, что такое станция техобслуживания, Олег все может сам. Никто его не заставляет этим заниматься, никакие экономические заботы здесь ни при чем, просто делает это для своего удовольствия. Он и музыкант замечательный. А еще он подарил мне превосходного внука Толечку. Так что в нашей семье есть два Анатолия Кролла.

Анатолий большой7.JPG– Какое значение для вас имеет семья?

– В фотокниге Кати Школьник я написал: «Благодарен жизни за то, что она мне подарила бесценное счастье – музыку и мою семью». Не могу сказать больше, потому что все, что существует за пределами музыки, – это моя семья. Семья особая, супруга живет в основном на даче. У нас огромное количество животных. Их так много, что жена не может жить с ними в Москве, а я не имею возможности каждый день ездить на дачу, поскольку в городе много дел.

– Вы своим сыном довольны как музыкантом?

– Да, хотя мы с ним сотрудничали на постоянной основе только один раз, это было во времена МКС биг-бенда. А теперь он абсолютно самодостаточный человек, у него несколько своих проектов. Хотя живется ему сейчас совсем нелегко, так же трудно, как и всем другим музыкантам.

– Он играет джаз? Это ваше влияние?

– Да, но в этом влиянии никогда не было насилия, скорее только наглядный пример. Причем поначалу мне не особо удавалось увлечь его джазом, но все произошло само собой. Олег закончил Российскую академию музыки.

– Вы строгий отец?

– Однозначно ответить сложно, постоянная гастрольная жизнь не давала мне возможности систематизировать его воспитание, в основном сыном занималась супруга. Таня музыкант, но она, получив хорошее образование, положила скрипку в шкаф и посвятила себя семье и сыну. А что до строгости, то с сыном я был далеко не всегда терпелив и сдержан. Если при работе с оркестром мне хватает терпения для достижения результата, то в общении с сыном я не всегда этим терпением обладал. И, наверное, своей вспыльчивостью иногда обижал его.

– Расхожая фраза гласит, что на детях талантливых людей природа отдыхает. Что вы думаете по этому поводу?

Анатолий большой8.JPGНе могу сказать, что на моем сыне природа отдохнула. С другой стороны, может быть, мне надо было требовать, чтобы он занялся и дирижированием. А так, как пианист, композитор и хороший аранжировщик он свое дело знает. Очень неправильно, когда мы пытаемся сотворить из своих детей подобного себе. Когда сын кинорежиссера становится кинорежиссером, а сын писателя поступает в Литинститут. Что касается Толечки-маленького, то меня потрясает, как этот мальчик, которому год с небольшим, когда начинает звучать музыка, останавливается и, словно завороженный, слушает ее часами. Ничего подобного я в своей жизни не видел. Наверное, это дают о себе знать заложенные в нем музыкальные гены... Я не обольщаю себя тем, что внук будет музыкантом, хотя имя и фамилия – Анатолий Кролл – что-то и предопределяют.

– Какая атмосфера у вас в доме?

– Не могу сказать, что я кусочек сахара. Тем более из-за этой вынужденной жизни вдали от семьи мне, наверное, не хватает самого элементарного человеческого тепла, потому что даже если десять раз в день звонить по телефону, это никогда не заменит личной встречи. Но в принципе семья у нас крепкая, и никаких опасений, что меня могут предать, нет. Нам очень повезло с сыном, внимательным и к маме, и ко мне. Мама для него – это вообще свет в окошке. Он так же трепетно относится к нашим животным. Постоянно привозит им корма, хотя никто от него этого не требует.

– Вы человек, обласканный повышенным вниманием, наверное, и к повседневному быту у вас требования особенные?

– Сейчас скорее нет. Учитывая, что последние годы мне приходится больше быть одному, от себя самого многого не потребуешь. Я научился обходиться малым и считаю, что это даже полезно. Самоорганизация и ограничение себя в различных вредных привычках очень важны.

– Вы можете сказать, сколько у вас на даче живет собак и кошек?

– Сейчас у нас порядка двадцати. Это не разведенные в питомниках животные, а спасенные, вылеченные и возвращенные к жизни существа. Редкий месяц или два, чтобы у нас в семье не появлялась собака или кошечка, оказавшаяся в какой-то драматической ситуации. Каждое наше животное – это отдельная история, и такого не бывало, чтобы, увидев кошку или собаку, попавшую в беду, мы прошли или проехали мимо. Я говорю своей супруге, что ей нельзя жить в Москве, потому что при том количестве бездомных животных, которые сегодня оказались на улицах, она просто сошла бы с ума, потому что всем помочь невозможно.

– Имеется ли у вас какое-либо хобби?

– Я очень люблю автомобили, но из-за пробок предпочитаю по Москве ходить пешком и пользоваться общественным транспортом. Еще у нас на даче есть замечательные велосипеды. Иногда всей семьей мы выезжаем на велосипедные прогулки. Правда, последние годы это бывает нечасто. Ну а так круг интересов такой же, как у всех: книги, кино, музыка. Правда, музыку, никак не связанную с работой, приходится слушать редко. Все-таки работа музыканта перенасыщает меня звуками, и в свободное время мне хочется от них отдохнуть.

– Вы очень много успеваете. Как вам это удается?

– Не могу сказать, чтобы я что-то делал для этого специально. Вот разве что мало сплю. Но это тоже происходит как-то само собой. Организм так настроен. Я сплю 3–4 часа в сутки, не больше. Когда утром просыпаюсь на рассвете, то голова уже полна идей, предстоящих на день планов и так далее.

– Вы два раза встречались с Путиным. Какие остались воспоминания?

– Из высшего руководства страны я встречался не только с Путиным. В 18 лет на даче секретаря Узбекистана Рашидова я принимал участие в концерте для Хрущева. В течение трех часов я находился на сцене, сопровождая выступления моих солистов, и наблюдал за тем, что происходило в зале. Ничего более тягостного в своей жизни я не испытывал. К этому примешивались и личные переживания. За эти три часа я страшно проголодался, моя супруга, на которой я только что женился, так же сидела в номере гостиницы голодной. А мне приходилось наблюдать этот безумный праздник еды, на котором объевшийся Никита Сергеевич от нечего делать ножичком гонял по тарелке кусочки шашлыка, что вызывало у меня в горле спазмы. И главное другое, когда я ловил на себе его взгляд и видел, что он смотрит не на человека, а на какой-то предмет. А когда мы общались с Путиным, меня поразило, что он смотрит не сквозь, не поверх, а именно на меня. Я не знаю, что это – актерское искусство или его истинное состояние, но в общении с ним у меня неизменно возникали доверие и симпатия. И когда мне вручали орден «За заслуги перед Отечеством», для джаза явление уникальное, я его немного рассмешил. Каждый из награжденных по-своему реагировал, кто говорил: «Служу России», другие – «Служим Отечеству». Я сказал, что тоже всю жизнь служу, но служу российскому джазу. И Путин с пониманием улыбнулся. Я бы никогда не рискнул такие слова сказать, если бы не видел перед собой человека, которому доверяю.

Темы: Кролл

В мире Гордон назвал способ вернуть Крым Украине Гордон назвал способ вернуть Крым Украине

Для того, чтобы Украина вернула Крым и Донбасс, Киеву следует "сделать шаги навстречу людям", заявил украинский журналист и политик Дмитрий Гордон в эфире телеканала "112 Украина".

Экономика Банки России будут использовать децентрализованные системы Банки России будут использовать децентрализованные системы

В пресс-релизе Ассоциации "Финтех" сообщается о том, что полномасштабный запуск децентрализованной депозитарной системы (ДДС) учета закладных на Мастерчейне запланирован на начало лета текущего года.


Общество “Когда убьют - тогда и приходите” “Когда убьют - тогда и приходите”

Все наверное неоднократно слышали о том, как участников митингов грузят пачками в автозак и закрывают на 15 суток просто за присутствие на митинге, но не всегда наша доблестная полиция действует так оперативно. Беда в том, что на задержание подростка, сделавшего репост или поставившего лайк во Vkontakte, могут выехать целой группой захвата с автоматами, а на просьбу о защите и помощи реагируют далеко не всегда. Бездействие правоохранителей и неготовность их вникать в ситуацию привели к тому, что

Культура Страх и ненависть: "Эпидемия" накрыла столицу Страх и ненависть: "Эпидемия" накрыла столицу

Конкурсный фильм Павла Костомарова "Эпидемия. Вонгозеро" – объемная метафора современной российской реальности, в которой с ползуче распространяется вирус жестокости и агрессии.

Спорт Рауш в матче с "Зенитом" играть не будет Рауш в матче с "Зенитом" играть не будет

Завтра в Санкт-Петербурге состоится матч "Зенит" — "Динамо". Однако, вряд ли фанаты смогут увидеть на поле защитника Константина Рауша.