2 января 2013, 09:33, Ольга ШУЛЬГА

Дед Мороз за «колючкой»

Во время новогодних праздников корреспонденты «Трибуны» побывали в Рязанской воспитательной колонии для несовершеннолетних преступниц

Это сейчас Джанита, словно участница конкурса красоты, зябнет в открытом голу

Пять месяцев до свободы

Вообще-то она добрая. Многие ее любят (особенно в те дни, когда из дома ей приходит посылка). И потом, Джанита, конечно, красивая. Настолько, насколько должна быть красивой девушка с таким именем. Может, по этой причине в новогоднем концерте у нее большая роль.

Идет генеральная репетиция. Джанита ждет своего выхода в легкомысленном концертном платье. Замерзла: вся спина в мурашках – с отоплением в клубе беда. Но от спасительного ватника наотрез отказывается: «В платье я – другой человек!»

До свободы ей еще пять месяцев.

Зверские шалости

Сегодня в Рязанской воспитательной колонии около 300 малолеток. Большинство из них – сироты, выходцы из неполных семей, дети пьющих родителей.

По словам заместителя начальника колонии по кадрам и воспитательной работе Елены Белык, картина подростковой преступности в последние десятилетия сильно изменилась:

– 20 лет назад в этой колонии было 500 заключенных. Большинство из них отбывали срок за воровство. И только одна девочка сидела за убийство. Сейчас за убийство отбывают срок 30%. Примерно столько же – за грабеж и разбой. Девочки сейчас стали очень жестокими. Вернуть их к нормальному мироощущению все сложнее.

Резко упал за эти десятилетия и уровень образования юных преступниц. Если прежде писать и считать не умели единицы, то теперь – десятки. Несколько лет назад в местной школе даже пришлось открыть первый класс. А вообще-то воспитанницы колонии осваивают, помимо общеобразовательных предметов, специальность швеи-мотористки. Особо любознательные могут выучиться на оператора ЭВМ. Распорядок дня таков, что скучать не приходится. Помимо учебы – по шесть часов в день работы в швейном цеху, расположенном здесь же, за высоким забором с колючей проволокой.

Загадка банана

Когда листаешь их уголовные дела, от иных подробностей делается жутко. Девочки попадают сюда после того, как убили родителей, бабушек, дедушек... У здешних надзирателей даже есть негласное правило: лучше не запоминать, кто за что сидит. Чтобы было легче относиться ко всем одинаково. Но, как ни парадоксально, именно здесь, за колючей проволокой, юные преступницы получают то, чего чаще всего были лишены на воле: заботу, любовь и внимание взрослых.

– Иногда девочки привязываются к нашим сотрудницам, как к родным, – рассказывает начальник отдела по воспитательной работе с осужденными майор Ирина Белкина. – Порой приходится учить их самым необходимым вещам. Простой пример. Выдаем вновь прибывшим юбки и кофты – некоторые даже ярлыки с них не отрывают. Так и ходят, пока им не объяснят, что бирки с одежды надо срывать. Помню, одна девочка очень удивилась, получив на обед банан. Долго вертела его в руках и наотрез отказалась есть. Оказалось, что раньше бананов она не видела.

Под звон курантов

Комната отдыха второго отряда больше напоминает оранжерею. Цветы повсюду – на окнах, стенах и на полу. С деловитостью муравьев из угла в угол шныряют девчонки – драят полы, оттирают стены, чистят диван и кресла, смахивают пыль с телевизора. Обычно уборка проводится раз в неделю, но во время новогодних праздников за чистоту приходится бороться чуть ли не каждый день. Заключенные в эти дни не работают и не учатся, в основном коротают время в жилых помещениях, так что убираться приходится почти постоянно.

18-летняя Оля – невысокая круглолицая смуглянка встретила в этих стенах уже не один Новый год. Под праздничный бой курантов она неизменно желает себе одного и того же – поскорее освободиться: «Что же еще здесь можно хотеть?» А раньше Новый год был ее любимым праздником. Тогда у Оли были родители, и она верила в Деда Мороза. Потом семья распалась, Оля попала в детдом, а следом – в колонию.

Вышло так: Оля у кого-то украла какую-то мелочь (что и у кого – сказать стесняется). Ей дали условный срок – три года. Надо было каждый месяц ходить в милицию – отмечаться. Оля сходила раза три, а потом надоело. Тогда за ней пришли и из детдома забрали в колонию. Уже по-настоящему, на полные три года.

В будущей свободной жизни, которая начнется у нее в 2009 году, Оля мечтает стать адвокатом и спасать людей от тюрьмы.

Шаг к УДО

Новый год для Оли и ее подруг начался красиво. На стенах и окнах комнат – виртуозно вырезанные бумажные снежинки, с потолка свисают разноцветные гирлянды и мишура. В коридорах – елки, пусть и облезлые, зато живые. И всюду ими пахнет.

В новогодний вечер в каждом отряде прошел праздничный ужин.

– В этот раз праздник не очень удался, – ворчит Юля, Олина соседка по комнате. – В прошлый раз сидели часов до двух, а тут отбой дали в 0.15. Послушали президента – и в койку.

– Зато дискотека целый день была, – парирует Оля. – А еще подарки!

Поскольку государство на подарки не раскошеливается, руководство колонии обратилось к спонсорам. 31 декабря малолетки получили по комплекту одежды, а также вафельный торт и банку сгущенки. На Рождество – большой пакет конфет.

Торжества в колонии растянулись на несколько дней. После концерта (песни и танцы своими силами) здешние же актрисы показали спектакль «Подарок для Снегурочки». Ничего назидательного – обычная новогодняя сказка про то, как добро побеждает зло.

Рвущихся поучаствовать в творческих мероприятиях тут хоть отбавляй. И дело не только в тяге к высокому искусству. Каждый конкурс, спектакль или концерт, где заключенным удалось отметиться, – пусть маленький, но шаг к вожделенному УДО (условно-досрочному освобождению). Старательных и прилежных здесь принято поощрять. К тому же любой педагог знает: искусство – мощная одухотворяющая сила. Потому и Елена Скирдонова, заведующая местным клубом, не ведает покоя. Все изобретает, чем бы еще озадачить своих подопечных. Помимо традиционных праздников, здесь проходят и совсем неожиданные – например, конкурс «Мисс очарование», «Бал цветов», состязание «Умница-рукодельница».

Белый лист

Юным осужденным, попавшим сюда, в некотором смысле повезло: Рязанская воспитательная колония считается одной из образцовых. Но как бы ни подействовали на малолетних преступниц увещания местных воспитателей, выйдя отсюда на свободу, они неминуемо попадут в ту самую среду, которая привела их за колючую проволоку. Смогут ли они ей противостоять? Вопрос остается открытым. А статистика – неутешительной. К примеру, каждый третий малолетний вор, отбыв наказание, снова идет воровать.

…Лучше всего заключенные Рязанской колонии запомнили, по их собственным словам, такое новогоднее пожелание взрослых: «Пусть все пятна вашей биографии останутся в прошлом. А жизнь станет чистым белым листом, на котором вы сможете написать свою новую счастливую судьбу». Пожелаем им счастливой судьбы и мы.

досье «Трибуны»

В России первые исправительные заведения (приюты и колонии) для несовершеннолетних появились во второй половине XIX века в Москве, Петербурге, Саратове и Курске. В первые годы советской власти перевоспитанием совершивших преступления подростков занимались трудколонии и воспитательные учреждения под руководством Макаренко, а также Болшевская трудкоммуна под Москвой. С 1935-го по 1969 год в СССР было два вида трудовой колонии для несовершеннолетних: общего типа и для содержания несовершеннолетних, осужденных за тяжкие преступления. С 1969 года несовершеннолетние отбывают наказание в воспитательно-трудовых колониях.

По данным Федеральной службы исполнения наказания, по состоянию на 1 октября 2007 года в 54 субъектах РФ насчитывается 62 воспитательные колонии для несовершеннолетних. В них живут около 12 тысяч человек в возрасте от 14 до 18 лет.

В исправительных и воспитательных колониях действуют 300 вечерних общеобразовательных школ и 364 учебно-консультационных пункта, 338 профессионально-технических училищ, 436 церквей, 741 молитвенная комната.

По уровню образования и характеру производства воспитанники распределяются в отделения (20–25 человек), за работу которых отвечает воспита- тель – офицер внутренней службы (как правило, с педагогическим или юридическим образованием), а также учитель и мастер производства.

С учетом физиологических и психологических особенностей подростков для них установлен сокращенный рабочий день (от 4 до 6 часов в зависимости от возраста), исключены вредные и тяжелые виды труда, сверхурочные работы и ночные смены.


В мире На выплату долгов уйдет четверть украинского бюджета, заявил Гройсман На выплату долгов уйдет четверть украинского бюджета, заявил Гройсман

Почти четверть государственного бюджета Украины уйдет на выплату долгов. Об этом заявил премьер-министр страны Владимир Гройсман в эфире шоу "Свобода слова" на телеканале ICTV.


Культура Олег Янковский высказался за целое поколение Олег Янковский высказался за целое поколение

23 февраля исполнилось бы 75 лет актёру Олегу Янковскому (1944 – 2009). К этой дате на телеканале "Россия К" пройдут показы документального фильма "Янковский" (18 февраля, 22.00), игровой картины "Полёты во сне и наяву" (23 февраля, 19.45), авторской программы Сергея Соловьёва "Те, с которыми я…" (23 февраля, 21.15).

Спорт Основатель "КАМАЗ-мастер": организаторы "Дакара" ушли от ответственности Основатель "КАМАЗ-мастер": организаторы "Дакара" ушли от ответственности

Снимать вину с экипажа команды Андрея Каргинова при наезде на зрителя на ралли-марафоне "Дакар"-2019 нельзя, но решением дисквалифицировать российского гонщика "КАМАЗ-мастер" организаторы ушли от ответственности, заявил основатель команды Семен Якубов.