2 января 2013, 09:58, Ольга ШУЛЬГА

Где рождается сказка

Елочными украшениями сейчас торгуют всюду. А где и как они рождаются? Какие изделия в этом году особенно популярны?  Чтобы выяснить это, корреспонденты «Трибуны» отправились в подмосковную деревню Данилово, на одну из самых известных

Автор фото: Игоря ХАРИТОНОВА

– 138 рублей за один шарик! Обалдеть! Да мы с мамой вчера на сотню десять штук купили, – первоклашка Марина разглядывает витрины крохотного магазина при фабрике «Иней» и недовольно поджимает губы.

Что ж ты хочешь? – втолковывает ей не по годам вдумчивый приятель. – Попробуй все это не на машине, а руками сделать. Замучаешься. Тебе ж на экскурсии объясняли…

Взбудораженная малышня только что высыпала из дверей фабрики. А мы идем туда. Пока восхищаться нечем. Длинное белое здание с облупившейся штукатуркой напоминает коровник. Вокруг грязь и слякоть. И даже запах соответствующий (где-то по соседству в самом деле ферма). Но на такой колорит не хочется обращать внимания: за этими обшарпанными стенами ждут таинства создания атрибутов новогодней сказки.

Любовь к стеклу и кошкам

Где появляются на свет шарики, шишки, елочные верхушки, Деды Морозы, фигурки всевозможного зверья? Конечно же, в стеклодувном цехе.

Полумрак. Длинные ряды столов c газовыми горелками. Огненные сполохи и раскаленное стекло. Вооружившись прозрачными палочками, над языками синего пламени колдуют мастера. Температура огня около 750 градусов. Стеклодув подносит середину трубки к горелке и начинает быстро крутить. Пара минут – и стекло уже тянется, словно жевательная резинка. Ненужную половинку мастер откладывает в сторону, а в оставшийся «усик» дует. И вот в руках у него шар в ладонь величиной на тоненькой ножке. Опытный рабочий может создать их чуть ли не три сотни за день. Но не надо думать, что это просто. Слишком сильное давление воздуха – игрушка лопнет так же легко, как мыльный пузырь. А стеклодув получит сильные ожоги. Такие происшествия здесь, конечно, редкость. Но как наловчились их избегать?

– Институтов и техникумов для стеклодувов в России нет, так что новичков учат наши мастера, – рассказывает мастер цеха Инесса Кулькова. – Долго учат, целый год. И только потом ученик начинает трудиться самостоятельно. Тут он уже может заработать достаточно, чтобы на это прожить.

Зарплата в цехе (как и на всей фабрике) сдельная. Каждый шарик, к примеру, стоит 2 рубля 85 копеек. В зависимости от опыта и трудолюбия в месяц стеклодув получает от 10 до 20 тысяч. По местным меркам – хорошие деньги, рабочие на фабрику съезжаются со всех окрестных деревень.

– Это только кажется, что здесь сплошная рутина. На самом деле даже горелка каждый день горит по-новому. И шары получаются разными, в зависимости от настроения. Мы свои в любом магазине узнаем – отнюдь не по росписи. Да и стекло – к нему ведь не каждый подход найдет. Ему ласка, нежность нужна, – говорит стеклодув Светлана Лопатенкова.

…Обеденный перерыв. Мастера выключают вентиляцию. Гаснут горелки. После гула, что стоял минуту назад, воцаряется мертвая тишина. И в цех стремительно проникают кошки – одна за другой. Я насчитала шестерых. Деловито подходят к большой миске под чьим-то столом и начинают есть кашу. Когда техника оживет снова, их словно ветром сдует. Кошки – не люди, терпеть шум во имя красивой елки на чьем-то новогоднем торжестве не станут.

У алхимиков

В следующем цехе игрушки металлизируют – дарят им стальной зеркальный блеск. Для этого существует специальный вакуумный агрегат.

– Некоторые изделия «серебрят» лишь наполовину, очень интересно получается, – говорит Инесса Кулькова и подносит к моим глазам как раз такой шарик. Эффект и впрямь завораживающий: смотреть на игрушку можно бесконечно, в ней тонешь, словно в бездонном пространстве.

А вот и цех окраски. Больше всего он похож на лабораторию алхимика. Вокруг железные чаны с разноцветным варевом. Запах едкий, кажется, еще минута, и разболится голова. Но мастера даже не морщатся. Привыкли.

Анна Сухова зовется смешно – окунщицей. От слова «окунать», догадалась я. Берет Анна шарик и опускает в кроваво-красный лак. Краска течет по игрушке, как варенье. А мастер уже проворно втыкает ножку изделия в песок, рассыпанный рядом. По соседству множество таких же шаров.

– Одного чана хватает на 1000 игрушек, – просвещает меня Анна. – Мы готовим сразу несколько емкостей, чтобы выпускать изделия разных цветов. А запах – ерунда. Поработайте с наше – тоже перестанете на него внимание обращать.

Как только игрушки высохнут – их понесут в цех разрисовки. Идем туда и мы.

«Я б в уборщицы пошла»

Все украшения на фабрике расписывают вручную. Зимой и летом тончайшей кисточкой мастерицы выводят сугробы и домики, Дедов Морозов и ангелов, снежинки и изящные оленьи силуэты. Каждое изделие – почти раритет: выпускают их партиями в 3–5 тысяч штук, в масштабах России это ерунда. А на следующий год коллекция обновляется на 80 процентов.

…Разрисовщица Валентина Ивановна думает на работе не только о высоком искусстве, но и о большой политике. Перегородка ее стола обклеена фотографиями кумира – Владимира Путина. О сокровенном – о том, чем именно ее пленил председатель нашего правительства, она предпочитает не говорить. «Одного возраста мы с ним», – замечает в конце концов, очевидно, устав отвечать на подобные вопросы корреспондентов. На фабрике Валентина Ивановна работает уже 40 лет. Пришла после восьмого класса – и осталась на всю жизнь. Здесь же трудились ее муж и дочь. За это время из-под кисти мастерицы вышли сотни тысяч игрушек, но двух совершенно одинаковых не найти. Задумается разрисовщица об обожаемом Владимире Владимировиче – и ласково засыплет очередную еловую ветку чуть более пушистым слоем искристого снега.

– Но теперь все будет по-другому: придется идти в уборщицы, – дрогнувшим голосом вдруг заявляет мне она.

Оказывается, фабрика угодила в водоворот финансового кризиса.

– Говорят, оптовики отказались брать наш товар. А у нас склады завалены, целый год трудились не покладая рук. Иногда даже по субботам выходили, чтоб успеть сделать очередную партию, – делятся убитые горем работницы, коллеги Валентины Ивановны. – Сначала на фабрике сократили половину ставок. Но мы не ушли, согласились работать посменно, по две недели. Соответственно, и получаем в два раза меньше. А прямо перед вашим приходом объявили, что с 23 января предприятие закрывается до следующего октября. Его бы уже закрыли, но под Новый год экскурсии идут сплошным потоком, по 500 человек в день.

Хранители секретов

Что значит для мастеров такой поворот событий, далеким от этого промысла людям не понять. Еще пять лет назад фабрика в Данилове была лишь филиалом большого производственного комплекса. Головной офис располагался в Москве. Потом столичное отделение закрылось, и даниловские мастера остались в гордом одиночестве.

– Художники из Москвы сюда ездить не стали. Да и местная молодежь предпочитает работать в столице. Так что проблемы с набором талантливого персонала, конечно, появились, – признает генеральный директор ПК «Иней» Людмила Невструева.

Но сотрудники даниловской фабрики марку все же держали. Секреты своего мастерства передавали из поколения в поколение: почти у каждого работника здесь трудились родители, а то и дедушки с бабушками. Нередко выходили на работу по выходным – и сиганувшие было вниз объемы производства вновь стали расти.

…За стеклянными витринами местного музея вся 70-летняя история «Инея». История мастерства ее скромных тружеников. Блеклые картонные куколки, приводившие в восторг детей 40-х годов. Патриотичные красные звезды и стеклянные космонавты – предмет мечтаний малышни 60-х. Румяные матрешки 70-х. И, наконец, пестрые и блестящие изделия современности. Как и в одежде, мода на цвета и дизайн в мире елочных украшений меняется стремительно. «В прошлом году самым модным цветом был красный, в этом – белый и золотой», – сообщает мне заведующая музеем Людмила Слесарева. Теперь каждый мастер боится, что не узнает, какой цвет покупатели станут расхваливать в следующем году.

…В глаза бросается симпатичный шарик, раскрашенный в цвета российского триколора, с золотым двуглавым орлом.

– Несколько лет назад партию этих игрушек возили продавать в Америку, – замечает Людмила Слесарева. Продали на ура. Но больше не возят. Спросу нет.

Мне показалось, за шарик ей очень обидно.

Генеральный директор ПК «Иней» Людмила Невструева старается сотрудников обнадежить:

– На самом деле окончательное решение о приостановке производства пока не принято, – подчеркивает она. – Обсудим это в конце декабря, когда поймем, сколько же игрушек удалось продать. Может, просто сократим число рабочих дней: неделю фабрика будет работать, неделю – нет.

С братским славянским приветом

Есть ли надежда на то, что даниловские игрушки разойдутся? Вездесущие китайские мастера тоже не дремлют, магазины буквально завалены их изделиями. Причем, если шарик из Поднебесной стоит 7–10 рублей, то его собрат из «Инея» – в разы дороже.

– Разве их штамповка сравнится с нашей ручной работой, а их пластмасса – с тончайшим стеклом? Это раньше народ хватал что попало, лишь бы стоило дешевле, а сейчас покупатель разборчивый пошел, – уверяет Людмила Невструева. И тут же задумчиво добавляет: «Только финансовый кризис нам все портит...»

Игрушки из западных стран, той же Германии например, красочным выходцам из даниловских стен не страшны: стоят дороже, да и дизайн другой, на любителя. Зато удар под дых здешним создателям елочных украшений нанесли коллеги из Украины. Их товар на российском рынке чувствует себя очень уверенно: не менее красочный и изящный, чем наш, а цены куда скромнее.

– Конечно, торговым точкам выгодно иметь дело с украинскими производителями. Закупить их игрушки можно по ценам более низким, чем наши, а потом сделать приличную накрутку. Торговля всегда нацелена на получение максимальной прибыли, – признает Людмила Невструева.

Добавить тут нечего.

…Но ведь Новый год – не только всеми любимый, но и самый волшебный праздник. Так пожелаем же творцам даниловских игрушек удачи. Будем надеяться, что в наступающем году новогодняя сказка в этих стенах опять повторится.


В мире Мятежники планировали захватить власть в Венесуэле в течение суток Мятежники планировали захватить власть в Венесуэле в течение суток

Радикальная оппозиция, поддерживаемая Белым домом, планировала свергнуть правительство Николаса Мадуро в течение одних суток. Данное сообщение появилось в Street Journal, которая ссылается на анонимного чиновника в правительстве США.


Общество Италия - культурная бесконечность Италия - культурная бесконечность

Италия – это настоящая мечта: страна гор и моря, древней истории, великолепной гастрономии и изысканной моды! Здесь каждый найдет для себя то, что станет олицетворением для него, этого государства.

Культура Научный эксперимент или игра воображения. Научный эксперимент или игра воображения.

Российский академический молодежный театр предпочитает ходить нехожеными тропами, выбирая для постановки не просто оригинальные произведения, а пьесы- события, требующие от артистов абсолютного погружения в материал, а от публики сосредоточенного внимания и интеллекта. Я имею в виду репертуар, предназначенный для категории зрителей старше 15 лет.

Спорт Основатель "КАМАЗ-мастер": организаторы "Дакара" ушли от ответственности Основатель "КАМАЗ-мастер": организаторы "Дакара" ушли от ответственности

Снимать вину с экипажа команды Андрея Каргинова при наезде на зрителя на ралли-марафоне "Дакар"-2019 нельзя, но решением дисквалифицировать российского гонщика "КАМАЗ-мастер" организаторы ушли от ответственности, заявил основатель команды Семен Якубов.