3 января 2013, 08:31, Михаил МОРОЗОВ, Фото: Алексея ФИЛИППОВА

Светлана Горячева: «Я приняла крещение в Белом доме»

В гостях у «Трибуны» депутат Госдумы Светлана Горячева.

Светлана Горячева: «Я приняла крещение в Белом доме»

– Светлана Петровна, начнем нашу беседу с того, что стало доминантой в политической действительности последних дней. Ваше отношение к новому премьеру?

– На фоне других кандидатов Виктор Зубков обладает огромным опытом. Он не будет рубить сплеча. С другой стороны, сможет жестко спросить с тех, кто не выполняет свои обязанности, и это уже видно по Сахалину. Надеюсь, что его первые шаги – не популизм, а твердое намерение изменить ситуацию. Как руководитель финансовой разведки страны, он обладает информацией о многих коррупционерах наверху, и это даст возможность влиять на кадровые назначения.

– Каковы же, на ваш взгляд, самые острые проблемы?

– Только что я вернулась из своего одномандатного округа, от которого избиралась в Госдуму трижды. Наш Дальневосточный регион сейчас находится на острие внимания в связи с тем, что выделяются огромные деньги на проведение саммита АТЭС во Владивостоке, и это уже привело к возникновению трений между краевыми органами власти. Вы прекрасно знаете и о других особенностях нашего региона: по числу вице-губернаторов и вице-мэров, в отношении которых возбуждены уголовные дела, наш край занимает, наверное, первое место в России. Последний скандальный арест зам. губернатора, который пробыл на своем посту лишь около месяца, говорит о том, что страсти кипят нешуточные.

Приморский край – это моя малая Родина, я родилась здесь, и проблемы региона воспринимаю, как свои собственные. Тем более что Приморье – богатейшая территория. Там в ископаемых присутствует вся таблица Менделеева, есть огромные возможности для развития земледелия, рыбной промышленности и много чего другого. В то же время люди живут трудно из-за низкой заработной платы, высоких тарифов, других социальных проблем. Остро сказывается оторванность от центральных регионов. Как политик, который не первый год в Госдуме, я понимаю свою ответственность за положение региона. Каждый раз, возвращаясь в Приморье, вижу в глазах людей вопрос: почему в такой богатейшей стране народ так беден и неустроен?

– Видите ли вы угрозу тихой оккупации Дальнего Востока со стороны Китая?

– Могу сказать, что сегодня наш сосед – Китайская Народная Республика – развивается интенсивно благодаря, в том числе, нашим природным ресурсам: лесу, лому металлов и т.д. В последние годы, правда, приток мигрантов из Китая приостановился – число въезжающих и выезжающих вроде бы сравнялось. Иначе через несколько лет на Дальнем Востоке китайцы бы, возможно, выбирали своего губернатора. Но с другой стороны, не китайцы виноваты в том, что вырастить капусту в Приморском крае сейчас во много раз дороже, чем привезти ее из Китая. Несмотря на то что у нас плодороднейшие почвы. Не китайцы виноваты и в том, что в бюджете на три года заложен рост тарифов на газ: в 2008-м – на 28 процентов, в 2009-м и 2010-м – по 27 процентов ежегодно. Электроэнергия подорожает за эти же годы на 12, 12,5 и 13 процентов соответственно. Рост тарифов ЖКХ составит 17, 18 и 19 процентов. Если мы не можем обуздать собственный монополизм, тихая оккупация нашей территории будет продолжаться, в том числе и через дешевые продукты питания, товары массового спроса. Ведь из-за высоких тарифов в регионе не развивается местное производство, а завозить товары из центральных регионов России дороже, чем из Китая.

Причина угрозы – в слабости экономической и социальной политики правительства на Дальнем Востоке. В результате из региона происходит отток наиболее активной части коренного населения – предпринимателей, ученых, молодых специалистов. В нынешнем году в соответствии с федеральной программой развития Дальнего Востока выделено приблизительно 5,5 млрд. рублей на 10 территорий. А Дальний Восток – это 40 процентов России. И только в будущем году эта сумма будет увеличена до 35 млрд. рублей. Конечно, не снимаю вину с губернаторов. Но вот, скажем, губернатор Хабаровского края Виктор Ишаев постоянно поднимает эти вопросы перед федеральным правительством, но его никто не слышит.

– Нужен ли Приморью в этой ситуации саммит АТЭС, смогут ли местные власти провести его на необходимом уровне?

– Саммит АТЭС нужен не Приморью, а России, которая демонстрирует свой поворот в сторону стран Востока. Но если власти собираются вложить все 100 млрд. рублей, которые, возможно, будут отпущены на организацию мероприятия, в обустройство одного острова Русский, то люди этого не поймут. Часто у нас ремонтируют только фасады, а внутри все остается как прежде. Но так не должно быть! Насколько правильно, обоснованно будут распределены и использованы средства – это вопрос больной. Надо, чтобы край извлек реальную пользу от проведения саммита АТЭС. Что касается личного мнения, я бы организовала его в Хабаровске, чтобы сделать расходование средств более прозрачным и не сталкиваться с известными особенностями нашей приморской власти.

– Что испытываете после «развода» с КПРФ? Как ощущаете себя в новом политическом контексте?

– Этот «развод» был мне очень неприятен. Тем более что от меня потребовали оставить пост председателя Комитета Госдумы в тот момент, когда мы заканчивали работу по продвижению законопроекта, запрещающего детскую порнографию. Никаких веских причин такого решения мне не привели. Я должна была покинуть свой пост, потому что так решили несколько человек в руководстве КПРФ. А коммунисты города Уссурийска, которые меня избирали, настаивали, чтобы я продолжала работать и служить России. Их я и послушала.

Впрочем, разногласия с руководством компартии были у меня гораздо глубже. Я стояла за то, чтобы коммунисты определились с методами политической борьбы, ведь целей, которые они провозглашают, невозможно достичь парламентскими средствами. Да и вообще, где в мире коммунисты приходили к власти через победу на парламентских выборах? Я считала, что нужно смещаться в сторону левого центра, создавать широкую оппозицию действующему бюрократическому аппарату. И эта оппозиция должна работать единым фронтом не только в предвыборный период, а постоянно.

Неприятный осадок от ухода из КПРФ у меня остался. Но больше я переживаю за то, что КПРФ не удалось стать сильной, влиятельной партией, которую поддерживает большинство населения. У меня там много друзей, я сохраняю добрые отношения со многими членами КПРФ. Геннадий Зюганов предлагал мне участвовать в предстоящих выборах в парламент по спискам КПРФ. Но я просила, чтобы он публично извинился. Он отказался. Прямо в лицо я сказала, что он приведет партию туда, куда привел КПСС Михаил Горбачев. Сейчас я иду в Госдуму по спискам «Справедливой России», провозглашающей социалистические ценности. Хотя членом этой партии пока не являюсь.

– Что-то удалось сделать, будучи независимым депутатом Госдумы?

– Да, например, вместе с ректором Уссурийского пединститута смогли добиться выделения для этого вуза около 25 млн. рублей на достройку студенческого общежития и физико-математического факультета. Сейчас меня зовут туда, чтобы посмотреть, как все обустроено. Наверное, если бы я была членом «Единой России», вопросы решались бы куда проще. Но мне и мой статус независимого депутата позволял сделать достаточно много. Я голосовала против отмены одномандатных округов. И по-прежнему считаю ошибкой то, что депутата отрывают от избирателя. Ведь представители партий чаще всего даже не появляются во многих избирательных округах.

Но кое-что мне и не удалось сделать. Например, не получилось отстоять Высшее автомобильное военное училище в городе Уссурийске. Вместе с депутатами от «Единой России» я ходила к тогдашнему министру обороны Сергею Иванову и просила сохранить это учебное заведение. Но нас не послушали...

– Вы верите в социалистическую идею?

– Мне бы очень хотелось, чтобы в нашей стране появилась сильная социалистическая партия. Но я была бы разочарована, если бы рядом с партией власти появился ее двойник. Однако считаю, что все зависит от конкретных людей.

Не ошибусь, если скажу, что большинство населения России чувствует потребность в такой партии, такая политическая организация необходима, чтобы избежать революций и социальных потрясений, дать отпор коррупции, чинушеству и бюрократизму.

– Вы пережили обстрел Белого дома и даже приняли в осажденном здании православное крещение. Почему же до сих пор не написали свои воспоминания?

– У меня в памяти и в личном архиве много материалов для такой книги. Но я не писатель, а денег, чтобы пригласить талант-ливого журналиста, у меня нет. Кроме того, не хочу пополнять своими мемуарами ту посредственную писанину, которой заполнены сегодня полки магазинов.

Да, я приняла крещение в осажденном Белом доме. У родителей в доме всегда висели иконы, но в молодые годы я была атеисткой. Позже пришло осознание того, что в мире и в человеке постоянно борются антиподы: добро и зло. И добро – это Бог, а зло – Антихрист. Сейчас нередко хожу в церковь. Но до сих пор стесняюсь публично креститься. Это все очень сокровенно…

– Ваши родственники безвинно пострадали в сталинские времена. Как вы к этому относитесь?

– Действительно, родители моего отца были репрессированы. Мое отношение к этому в какой-то мере сформировал мой отец. Он прожил большую жизнь, участник войны, ему сейчас 89 лет, а матери 83. Они очень простые люди и живут в деревне в Приморском крае. Так вот, отец как-то очень резко отреагировал на мои возмущенные реплики насчет сталинских репрессий. «Даже я не сужу ту эпоху, – сказал он мне. – А кто вы, современное поколение, чтобы судить то время? Да, Сталин отобрал у меня родителей. Но он дал возможность получить образование, построить дом, создать семью, вырастить детей. Я всегда был уверен, что у моих детей есть будущее. Задача вашего поколения, – выговаривал мне отец, – чтобы то худшее, что было при Сталине, никогда не повторилось. Но не пытайтесь однобоко представлять сталинскую эпоху. Там было и трагическое, и великое».

– Какая вы дома? Как политик, депутат находит общий язык со своими мужчинами?

– Мне кажется, что я строгая жена и мать, характер у меня непростой. К тому же я человек эмоциональный, даже гневный. Но я отходчива. Невестка Инна говорит, что мои внуки мною, с виду суровой, вертят, как хотят. Мужу мною управлять не удается. Он человек более мягкий, чем я, что, кстати, не мешает нам прекрасно ладить многие годы. У нас дома нет домработницы, мы все делаем сами. И со всем справляемся. Свои прически я тоже делаю сама.

Готовить не люблю. Разве что блины боярские – это такие мои фирменные, очень тонкие, воздушные. Еще блюда из рыбы, морепродуктов – все-таки я из Приморья. Домашние мою кулинарию нахваливают, и по глазам видно, что искренне.


Политика Немецкий депутат ответил на угрозы США из-за "Северного потока – 2" Немецкий депутат ответил на угрозы США из-за "Северного потока – 2"

США не должны шантажировать Германию в связи со строительством "Северного потока" – 2, это противоречит отношениям между суверенными государствами, все противоречия нужно решать с помощью диалога, так же, как и в вопросе о санкциях против России, заявил глава германо-российской группы в немецком бундестаге Робби Шлунд, который вместе с коллегами находится с визитом в РФ.

В мире Миссия ОБСЕ зафиксировала обстрел школы в Донбассе Миссия ОБСЕ зафиксировала обстрел школы в Донбассе

Наблюдатели Специальной мониторинговой миссии (СММ) ОБСЕ зафиксировали обстрел школы в неподконтрольном правительству Украины населенном пункте Золотое-5.

Экономика Всемирный банк назвал пять факторов, угрожающих российской экономике Всемирный банк назвал пять факторов, угрожающих российской экономике

Росту российской экономики в среднесрочной перспективе угрожает пять факторов, включая риск расширения санкций, к позитивным для роста факторам относятся национальные проекты, говорится в докладе Всемирного банка (ВБ) об экономике России.


Общество Более пяти миллионов человек вышли на праздничные гуляния в День России Более пяти миллионов человек вышли на праздничные гуляния в День России

Более пяти миллионов человек приняли участие в праздничных мероприятиях в честь Дня России по всей стране, сообщила официальный представитель МВД России Ирина Волк.

Культура Фильмы Франко Дзеффирелли останутся в нашей памяти навсегда. Фильмы Франко Дзеффирелли останутся в нашей памяти навсегда.

Творчество этого великого итальянца словно магнитом притягивало к себе, потому что на экране он творил чудеса. Вот почему его уход из жизни на 97-ом году в Риме можно считать закатом великой империи романтического кино.