17 января 2013, 08:19, Валерий САВЕЛЬЕВ

России необходимо восстановить животноводство и создать нормальное мясное производство

Хлеб, конечно, всему голова, но и мясо в меню человека занимает далеко не последнее место. Однако сегодня мы отстаем от многих стран по производству и потреблению этого богатого белками продукта. Об истории вопроса и нынешнем состоянии мясного сто

- Владимир Николаевич, сейчас принято считать, что в царские времена с мясом в нашей стране дела обстояли куда лучше, чем в СССР. Советские учебники утверждали обратное. Истина где-то посередине?

- Анализируя мясное довольствие жителей Империи, следует отрешиться от эмоциональных оценок. В «добром, старом» 1913 году в России (с Царством Польским) содержалось свыше 52 млн голов крупного рогатого скота. Прирост составлял порядка 9 млн, столько же потреблялось населением. За год скотобойни выдали 95,6 млн пудов говядины или по 22 фунта на человека. Небогато. Уточнение средних показателей выявляет характерную особенность. Меньше всех ели крестьяне – по 1,3 пуда в год на душу. Не удивляет, что 40% новобранцев из деревни только на службе приобщались к мясному котлу. Не жировали также ремесленники и рабочие. Врачи санкт-петербургской медицинской полиции в 1891 году отмечали суточное питание рабочих: утром – чай с хлебом, на обед – суп или щи в скоромные дни с полуфунтом говядины, каша либо картошка, пополудни – чай, ужин – повторение завтрака с кусочком неважнецкой колбасы или остатками обеда. Хотя на еду тогда тратили до шести рублей серебром при среднем заработке в девять с полтиной. А еще за год набегало до 190 постных дней, когда скоромное на столе возбранялось.

Более-менее нормально питались истинные союзники престола – Армия и Флот. Солдатская норма мирного времени начала XX века варьировалась на отметке четыре пуда в год на штык. Это 64 килограмма парной говядины. Скотину забивали на войсковых пунктах, и сразу в котлы. С началом первой мировой войны норму удвоили. Например, в августе-ноябре 1914 года на передовой выдавали по 615 граммов мяса. Фронтовики, случалось, не выедали паек и подторговывали остатками. Но вскоре поголовье скота покатилось на убыль. Через год войны осталось 43 млн голов. Мясные ресурсы молодняком уже не закрывались. В солдатский котелок к традиционной говядине стали подмешивать свинину (солонина) и баранину. Постепенно суточную дачу мяса убавили до 205 граммов. Кому понравится? Призывают воевать до победного конца, а пайку режут. Отличная была тема для большевистской «Искры»!

Впрочем, война лишь обострила ситуацию, а причины ее лежали глубже. По признанию тогдашнего министра земледелия А.Н.Наумова, царская Россия по сравнению с европейскими странами была бедна скотом. Во всей Сибири овец паслось меньше, чем в Болгарии, а свиней было почти в пять раз меньше, чем в Венгрии. Отчасти от того, что мясной стол русского человека исстари признавался говяжьим. Условия определяли традиции. Рогатый скот держать сподручнее. Птица и свинья все-таки не пастбищные животные, летом – куда ни шло, а зимой сеном и соломой, как со жвачными, не обойдешься. Нужно зерно, а его и людям зачастую не доставало. Кроме того, крестьянам требовалось большое поголовье тяглового скота с существенной долей волов, которые отслужив свой век, также шли на стол. Но и по поголовью крупного рогатого скота мы также отставали. На сотню жителей европейской части Империи его приходилось в четыре раза меньше, чем в крошечный по сравнению с Россией Дании. Да, и в сопоставимых с Россией по территории Канаде и США содержали по 61 млн крупного скота, то есть значительно больше, чем у нас. Поэтому следует избавиться от мифа, что, дескать, царская Россия не испытывала проблем по части мясного довольствия. Испытывала и еще как! То, что многие русские люди недоедали, а работали на износ, стало одной из причин свержения царя.

- Бытует мнение, что «советский Титаник» также напоролся на айсберг продовольственного дефицита. Горбачевские талоны, колбасные электрички, гулкая пустота гастрономов…

- Недовольство в обществе было налицо. Возможно, оно породило усталость, равнодушие. Сознание переключилось с высоких помыслов на элементарную потребность «достать» чего-нибудь из того, что в магазинах «выбросили» сверх пресловутых талонов. Это, действительно, можно определить масштабным парадоксом. Но объяснять его тяжким наследием «застоя» – битая карта. При Л.И.Брежневе наши сограждане сидели за пятым по размерам столом в мире. Уступали лишь США с их центнеровыми отбивными-стейками на душу в год, и совсем немного трем европейским странам. По данным ФАО – продовольственной организации ООН – в 1985 году каждый житель СССР получал в сутки 105,3 грамма белка (из них 51,2 гр. животного происхождения). При этом в мировых стандартах суточное потребление белков определено в количестве 82,2 гр. (из них 46,5 гр. - животных). Еще лет сорок назад ООН установила это планкой благополучия наций, держав, альянсов. Кстати, акселерация советских детей, увеличение их роста и физической массы - оттуда, с «пятого» стола. Где же застой? Нормальное застолье!

В последующем дефиците, на мой взгляд, виновато не сельское хозяйство, а то, что у нас развалили систему межрегионального распределения и продовольственного обеспечения населения. Было же: в столице перебирали сорта сосисок, а в райцентрах и ливерной не купить. Партийная верхушка витийствовала о социализме с человеческим лицом, забывая, что привлекательный румянец ему быстрее придадут не словеса о перестройке, плюрализме и консенсусе, а добрая порция доступной говядины. Предполагаю, что энергию бунта сдерживало удивление: совхозы и колхозы держат уйму скотины, куда все девается?

Удивляться, и, правда, было чему. Агропром СССР производил 6% мирового объема мяса при 3% населения! Даже в 1990-м, когда устои уже скрипели, мяса в стране производилось примерно по 69 кг на душу в год. Конечно, это статистика и ее в кастрюлю не положишь, но все равно непонятно, почему народ посадили на карточки? Поскольку внятного ответа общество не дождалось, поползли различные слухи. Вместо «Искры» в пропаганду включились либерально-демократические СМИ. Чем все закончилось, вы и сами знаете…

- Россия стала независимой, 20 лет шли реформы в сельском хозяйстве. А результат? Неужели им следует считать всякую всячину на витринах и мясных рядах?

- Начну с того, что, заявив о независимости, республики приосанились. Теперь, дескать, заживем. Братьев по соцлагерю и африканских борцов за независимость отшили, своих нахлебников по Союзу – тоже. Отныне сало и мясо – только себе, никто харч не заберет даром. Наедимся вволю! Так до сознания граждан доводилось хоть какое-то, пусть даже «желудочное», оправдание развалу…

Были подобные настроения и в России, чего греха таить. А тут еще рынок подсказал исключительно «здравое» соображение. Зачем собственному мужику платить за говядину, условно, пять рублей, если Запад продает по три? Это же какая экономия бюджета! И произошло невообразимое: Россия без введения против нее каких-либо санкций и эмбарго приняла условия снабжения страны-изгоя: нефть и газ в обмен на продовольствие!

Брошенное на произвол судьбы собственное животноводство подверглось небывалому в истории страны разрушению. Дикий рынок почище монгольских ханов и «люфтваффе» громил корпуса свинокомплексов, молочно-товарных ферм, откормочных площадок. Довершали разгром директивная ликвидация совхозов и массовое банкротство, которое начиналось непременной резней скота. Рассказывают, что на мясокомбинатах даже опытные забойщики теряли самообладание, когда в утробах битых коров обнаруживали телят, уже покрытых шерстью. 90-е годы – это Варфоломеевская ночь нашего животноводства!

К 2000 году поголовье крупного рогатого скота убавилось почти на 30 млн (более чем наполовину), свиней – на 23,6 млн (осталось 40%). Овец и коз – на 42,4 млн (осталось не более четверти). Всего за несколько лет страна потеряла почти сто миллионов голов скота! В результате отечественное производство мяса сократилось больше чем наполовину.

- Откуда тогда неведомое ранее мясное изобилие?

- Понятно, что «оттуда». В мясном довольствии Россия давно утратила независимость. Уже в 1997 году мы импортировали свыше 60% того, что потребляли. И это при спаде потребления ниже 50 кг на человека. А через три года этот показатель скатился до 42,5 кг, что всего в шаге от среднемирового уровня, который учитывает и совершенно голодные страны.

Самое безобразное в данной статистике то, что белковое недоедание российского населения произошло на фоне эффектного вида витрин, переполненных мясом. Это был классный фокус! Так и видятся недовольно-брезгливые лица продвинутых рыночников: жратвы полно, а совки с чего-то еще кочевряжатся. Невдомек было господам, что не тоска по советским гастрономам раздражала народ, а совсем другое. Советский дефицит в определенной мере плодила доступность мяса по ценам, которые не менялись десятилетиями, зато семейные доходы росли. Первосортную говядину, сырокопченые колбасы покупали и пенсионерка, и ученый, и слесарь, а не только большой начальник. Поэтому тысячи тонн буквально сметались с прилавков. Нередко – про запас. А сейчас горы мяса лежат на прилавках, да только деньги имеются далеко не у всех.

- Кто виноват, понятно. А что же делать?

- Восстанавливать животноводство! Есть хороший шанс. Об этом сейчас обоснованно говорят в Кремле, в правительстве РФ. Где на обломках, где с чистого листа, но надо создать, наконец, нормальное мясное производство. Не беда, что начинать приходится с низкого старта. Вот Минздравсоцразвития еще летом 2010 года выпустило приказ, где была прописана следующая норма на душу – 70 гр. белков в сутки (из них 40 животного происхождения), 75 кг мяса в год на человека (птичье - 30, говядина - 25, свинина - 14, баранины – 1). Количество ниже международного стандарта, есть изменение структуры в пользу птицы, что для россиян не очень традиционно. За такую «разблюдовку» авторов уже критиковали, на мой взгляд, поспешно. Написать можно гладко, однако министерство учло реалии, обозначило производственному сектору выполнимые задачи.

Другое дело, как осуществлять их. Если норму наполнять собственным продуктом, а килограммов пять-шесть мяса добавлять по импорту, тогда приемлемо. Сами восстановим белковое довольствие. Но если годовой паек обеспечивать наполовину завезенным со всего света мясом, тогда усугубим ситуацию. Чего, надеюсь, избежим. Простой арифметикой обозначаются следующие рубежи для российских скотоводов: для обеспечения населения установленной нормой, достаточно производить 10,7 млн тонн мяса. Из них: говядины - 3,6 млн т., около 2 млн т. - свинины, 4,3 млн т. мяса птицы и 2,4 млн тонн баранины. Причем эти объемы не требуют производственных подвигов. Особенно по мясу птицы и свинине, где оборот стада самый короткий.

- То есть, надежды на выправление ситуации в правильное русло имеются?

- Да, надежды остались. Бывая в регионах, повсеместно замечал одну особенность. Люди изо всех сил берегли племенной скот, как раньше на пожаре деревня спасала в первую очередь иконы, детей и семена. В России осталось немало племенных заводов, репродукторов с отечественными породами. Это важно. У специализированного скота организм больше «заточен» на привесы, стало быть, отдача кормовых единиц всегда эффективней, рост быстрее, говядина лучше. Среди мясных у нас самые распространенные - старинная калмыцкая, казахская белоголовая, выведенная советскими учеными. Прекрасный скот, адаптированный к нашим суровым условиям. В нагуле отлично конвертирует не самые богатые пастбищные корма во вкуснейшую говядину, даже «мраморную», то бишь, с характерными прожилками жировых тканей. Затраты на килограмм привеса составляют 5-6 кормовых единиц. Причем, скороспелые породы. За полтора года бычки-кастраты с пастьбы набирают вес до 420 килограммов. При интенсивном откорме – 530 кг и более.

Случалось бывать на фермах, где хозяева заводят заграничные породы. Герефордов, обраков, санта-гертрудов… В газетах уже писали о проекте «Русский галловей», который реализуется в Костромской области. Галловей – это шотландский мясной скот. В других местах становятся популярными ранее известные у нас абердины, ангусы, их помеси. На Белгородчине, в Тюменской области берутся за шаролезский скот. В Ивановской, Ленинградской, Тверской, Нижегородской, на Ставрополье – лимузинскую породу. Надо поддержать людей! Особенно семейные фермы. Разводят мясной скот – не только честь и хвала, но и поощрять добрыми ценами. К сожалению, мраморную говядину чаще приходится реализовать по стоимости обычной. Зря…

А главное - стремление хорошо работать сейчас возросло, потому что много людей трудится в условиях частного хозяйства. Это - мощнейший стимул! И, что ни говори, его дали реформы. Фермеры, владельцы личных подворий - их десятки, сотни тысяч. Они обеспечивают половину, а по некоторым видам - где 70, где и 90% российского продовольствия. Каждый хозяин кровно заинтересован в развитии бизнеса. И, поверьте, он все сделает лучше, чем совхозный передовик.

Проблема в том, что этот стимул, этот потенциал крайне слабо востребован государством. Приоритеты в сторону создания мега-ферм считаю не всегда оправданными. Мудрейший реформатор Дэн Сяопин говорил: пусть расцветают сто цветов. Русский мужик имел взгляд еще конкретнее: чей бычок бы не скакал, теля наше будет. Построит инвестор крупный свинокомплекс, откормочник на 10-15 тысяч бычков – замечательно! Главное, чтобы не передавил в округе сотни мелких и средних частников, а еще лучше – кооперировался с ними, налаживал интеграционные связи, межхозяйственную специализацию. Один корма выращивает, другой молодняк получает, третий откармливает… Всем дел хватит. Толкаться на просторах России да при великой громаде неотложной работы - неимоверная глупость.

Мясной скот США, например, стоит на откормочных площадках фермеров. Семь тысяч голов - уже считается крупной. На семейных содержат по 20, 100, реже – по 200 мясных коров, откармливают приплод. По всей территории страны поголовье рассредоточено. Не случайно, а продуманно. В двух-трех штатах произойдет несчастье - другие выручат. Это не ЧП на мега-ферме с десятками тысяч голов. В ресурсах моментально образуется дыра. А, не дай Бог, накроет несколько таких гигантов? Коровье бешенство, сибирская язва, африканская чума… Момент стратегический, между прочим, продовольственную безопасность нельзя игнорировать.

Главное в аграрной политике развитых стран – это обеспечение доходности фермерского производства. Не стоит пытать людей: сколько тысяч, миллионов долларов они складывают в семейный кошелек. Посмотрите на уровень рентабельности. Специально интересовался динамикой. В штате Айова, например, рентабельность десятилетиями колеблется в узком коридоре между 25 и 27%. Плохой год – минсельхоз добавляет, хороший – включают регулировки рынка, чтобы не зашкаливало. Эта планка позволяет фермерам обеспечивать расширенное воспроизводство, то есть стабильно развиваться при достатке семейного бюджета. Удивительно, государство не оставляет фермера и когда он надумал потратиться. Штат Канзас. Через полтора месяца семья под ключ получила современную животноводческую ферму, приступила к работе. У нас фермер за полгода проект и земельный участок едва ли оформит. За каждый «чих» - плати. Сметы непомерные, хотя по качеству обустройства и технологиям, ферма не выйдет лучше американской. Зато дороже! С нынешнего года у нас реализуется программа Минсельхоза РФ по развитию семейных животноводческих ферм. Это - первая ласточка, ее масштабы пока скромные – на всю страну за 2012-14 гг. создать 450 семейных ферм. А надо бы поддерживать всех кто желает заняться этим важнейшим государственным делом. Нам надо, кровь из носу, заселять пустеющую страну. На миллионах гектарах бурьян и залежи превратить в пастбища. Это же реальное, подъемное дело, увязанное с пучком стратегических целей.

Подвижки есть. По данным ФАО, потребление мяса на душу населения у нас поднялось в 2010 году до 65,4 кг. Но мы медленно выбираемся из ямы, куда угодили, надо быстрее предпринимать меры, совершенствоваться. Например, система господдержки АПК, основанная на субсидировании процентных ставок по кредитам, слабо работает. Хотя бы потому, что не гарантирует крестьянину даже бесконфликтного возвращения банковских займов. Не говоря об уверенности в завтрашнем дне. Субсидирование – это болт и гайка, помощь на раз, узел скрепить. Обеспечение доходности - это механизм долговременной поддержки. Конечно, государству тут сложнее, хлопотнее. Зато отдача будет эффективнее.

Скачут цены и спрос, скачет доходность. Рентабельность - то ниже, то ноль, то в минус. О каком развитии думать? Пока государство не вмешается, не возьмется рулить как у американцев или немцев, российское сельское хозяйство насчет доходности останется при туманных перспективах. Но при этом, абсолютно не согласен с теми, кто во всем винит рыночную экономику. Рынок вообще, а для нового дела в особенности, - механизм полезный. Но он как опасная бритва: в руках человека - незаменимая вещь, в руках обезьяны - ужасная. Поэтому пользоваться рынком надо при ясном сознании, тогда он получится цивилизованным. А где верх берут рефлексы одной наживы - получается «черкизон». Другое заблуждение: у нас многие изначально уверовали, будто рынок и планирование несовместимы. Совместимы, еще как! Мужику без планирования жить, что без царя в голове. Тут рука государства необходима, его воля, а не диктат торгашей. Не могу забыть один случай. В командировке подходит интеллигентного вида мужчина: что делать? Включился в нацпроект, взял кредит, купил молодняк, откормил, теперь не может продать. Оказывается, перекупщики цены опустили ниже плинтуса, даже на погашение кредита не хватит. Приставы приходили дом описывать, а он учитель. Стыдобища! Увы, случай далеко не единственный. В деревнях до суицида доходило. Разве так можно? За мясное довольствие народа должны отвечать двое: крестьянин и власть. В принципе, крестьянину одно и надо: чтобы у него вовремя и без канители купили им выращенное по божеской стоимости. Рискну вместо советского лозунга: «Животноводство – ударный фронт!» предложить вполне рыночный: «Дайте заработать мужику!».

- Но это опять же – лозунг, а что на практике?

- Есть варианты. Например, внедрение государственного заказа, что, кстати, не противоречит условиям членства в ВТО. Иначе говоря, правительство выступает участником рынка, контрактует и выкупает у крестьян продовольствие для обеспечения национальной безопасности. В том числе, для регулировки внутренних цен, снабжения армии, бюджетных организаций, формирования госрезерва и на другие важные цели. В дальнейшем госзаказ можно трансформировать и поэтапно превращать в практику, которую давно освоили развитые аграрные страны. Чем плохо?

Следует внимательно присмотреться и широко используемому в мире опыту адресного обеспечения продовольственными продуктами отечественного производства через продовольственные талоны. В США, например, такой поддержкой пользуется 48 млн человек. Речь идет не только о малообеспеченных слоях, но и, например, о школьниках, студентах, пациентах больниц и т.д.

Наверняка, сыщутся и другие меры и способы. В России достаточно умных голов и практической сметки, работящих рук. Им надо дать дорогу, обеспечить условия, при которых если человек вкалывает от души, от души бы и получал за свои труды. А то, что они у крестьян всегда праведные, только глупый поспорит!


В мире В ДНР сообщили о гибели трех ополченцев из-за обстрелов силовиков В ДНР сообщили о гибели трех ополченцев из-за обстрелов силовиков

В самопровозглашенной Донецкой народной республике за последние сутки из-за обстрелов со стороны украинских силовиков погибли три ополченца, сообщил журналистам начальник пресс-службы управления Народной милиции ДНР Даниил Безсонов.

Экономика Впервые внутренние резервы России превысили наш внешний долг Впервые внутренние резервы России превысили наш внешний долг

В январе 2019 года наши резервы достигли рекордной суммы в 468 миллиардов долларов, при этом наш внешний долг составляет меньшую сумму – менее 454 миллиардов долларов. Владимир Путин отметил, что в настоящее время создана мощнейшая "подушка безопасности".


Культура Не продается вдохновенье, но можно рукопись продать Не продается вдохновенье, но можно рукопись продать

Стараниями кинопрокатной компании "ПРОвзгляд" 28 февраля на экраны российских кинотеатров выходит фильм аргентино-испанского производства "Шедевр" режиссера Гастона Дюпра. В 2018 году картина участвовала во внеконкурсной программе МКФ в Венеции – и вполне успешно, получив теплый прием фестивальной публики и похвальные отклики критиков.

Спорт Основатель "КАМАЗ-мастер": организаторы "Дакара" ушли от ответственности Основатель "КАМАЗ-мастер": организаторы "Дакара" ушли от ответственности

Снимать вину с экипажа команды Андрея Каргинова при наезде на зрителя на ралли-марафоне "Дакар"-2019 нельзя, но решением дисквалифицировать российского гонщика "КАМАЗ-мастер" организаторы ушли от ответственности, заявил основатель команды Семен Якубов.