23 января 2013, 09:29, Людмила БЕЗРУКОВА

Архипелаг у Белого моря до сих пор манит своей красотой романтиков со всех концов света

«Очень жаль мне тех, кто не бывал в Евпатории!» – написал, побывав в первой четверти ХХ века в знаменитой детской здравнице, Владимир Маяковский. «Очень жаль мне тех, кто не был на Соловках», – скажу я вслед

Архипелаг у Белого моря до сих пор манит своей красотой романтиков со всех концов света

Что общего, спросите, между популярным доныне черноморским курортом и архипелагом в Белом море? Почти ничего. Там, на курорте, короткие, часто бесснежные зимы. Здесь, на архипелаге, добраться до которого иной раз проблема и в погожую-то погоду, зима дает знать о себе уже в сентябре и тянется-тянется, кажется, нескончаемо, до самого мая, с трудом, под натиском белых ночей, уступая место весне. В Крыму – сады, пляжи, фрукты. На Соловках – вековые сосны, каменистое прибрежье всегда холодного моря, а вместо фруктов (если вдруг опоздал с продуктами самолет) ламинария собственного приготовления.

И все-таки общее есть. Оно – в неповторимости местного колорита.

Ветер с моря дул…

На этом оставим Крым, Черное море. Тем более не сезон. Да и ездят туда россияне куда чаще, чем к морю Белому. Просто купил билет, сел в поезд или самолет, и вот он – «южный берег, бархатный сезон».

На Соловки ехать долго. Дело даже не во времени, которое тратишь на дорогу. У меня, например, ушло, в общем, и немного – без малого сутки на поезде от Петербурга до Кеми. И от Кеми еще… Должно было хватить трех-четырех часов. Крохотный кораблик дедовских времен, курсирующий раз в сутки от пристани поселка Рабочеостровск (полчаса от Кеми на автобусе) до главного в архипелаге Большого Соловецкого острова, ждал пассажиров у причала с раннего утра. Подгадывает обычно к прибытию поездов из двух столиц.

Но утро выдалось дождливым, а главное, ветреным. С каждым часом ветер крепчал. К полудню был он уже шквальным. И застряли мы, любители путешествий, в Кеми на сутки. Набралось, к слову, среди желающих побывать на Соловках в предзимье ни много ни мало два десятка человек. Большинство из Москвы и Петербурга, но были и ростовчане, туляки, екатеринбуржцы.

Нет худа без добра! Вынужденную паузу мы единогласно решили использовать для знакомства с Кемью. Многие россияне знают об этом карельском городке главным образом по фильму «Иван Васильевич меняет профессию». Помните: «Кемска волость, Кемска волость!» – «Да забирай, не жалко!».

А между тем, когда-то он славился на всю Россию своими мастерами. Впервые именно здесь, а не в Кижах, был построен без единого гвоздя храм. Имя возводившего его плотника в отличие от кижского Нестора до наших времен, увы, не дошло. А сам храм в честь Успения Богородицы (Успенский), постройки 1711–1717 годов, пока стоит. Что удивительно, учитывая его ветхость. Ни разу за последние сто с лишним лет не ремонтировался. А все благодаря особо ценной сосне, использовавшейся в строительстве.

В годы репрессий, коснувшихся не только людей по всей стране, но и церквей, спасли шатровый Успенский храм местные жители, написав Сталину гневное письмо: «Вы у себя в Кремле кресты терпите, почему же нам нельзя оставить кусочек православия?». Оставили им это чудо! Только иконы растащили…

Нынче кемчане не столь патриотичны. В основном клянут и старинный свой городок, где практически нет теперь работы, и климат, и отдаленность от центра. В самом деле, убогость в современной Кеми удручающая. Серые дома, разбитые до основания дороги, по которым не то что проехать – ходить опасно. Нет ни кинотеатра, ни клуба. Только пивные ларьки чуть ли не через каждые сто метров.

Что осталось от СЛОНа?

Путешествующим, равно как и паломникам, ночевка под северным небом Большого Соловецкого острова не грозит. В любую погоду, если только ходят катера, встречают у трапа гостей соловчане. Чуть ли треть всего мирского населения архипелага, общая численность которого 900 человек, собирается на причале. С единственной целью: сдать путникам комнаты «на любой срок». Цены от 300 до 600 рублей в сутки за койко-место, что в три раза дешевле гостиничных. Гостиниц на острове, кстати, немало. В последние годы растут там как грибы после дождя. Но, правда, и условия у частников, зарабатывающих на «тихую зимнюю жизнь», несравнимые с теми, что в отелях. Чаще всего, спартанские. Да ведь не на кровати лежать едут сюда, почти на край земли, россияне и иностранцы!

Собственно, почему «почти»? Край и есть. От Полярного круга всего-то пара-другая сотен километров. Полярным ветрам и ледникам эти края обязаны не только климатом, но и красавцами валунами. Ими выложена монастырская крепость. Ее можно сравнить разве что с Великой Китайской стеной. Удивительное творение! Особенно если знаешь, что сработана крепость была сотни лет назад практически вручную.

Валуны встречаются в основе фундаментов и мирских строений. В частности, бараков, появившихся здесь в 1920/30-е годы и предназначавшихся для заключенных печально знаменитого СЛОНа (Соловецкий лагерь особого назначения). Несколько бараков, в советское время «переориентированных» под коммунальные квартиры, дожили до наших лет. Их хорошо видно с главной дороги, ведущей к центральному входу в монастырь. Стоят на пригорке, отливая в лучах не частого здесь солнца черной, полусгнившей от старости древесиной. Покосившееся крыльцо, оконные рамы, которые жильцы никогда не открывают из-за боязни, что закрыть их не удастся. Да и какой смысл открывать, если свежий воздух в комнаты поступает регулярно сквозь многочисленные щели.

Стоя у барака, я обратила внимание на здание схожей «архитектуры» с вывеской «больница». Зашла из чисто журналистского любопытства. Занимает больничка 2-й этаж. Зашла и ахнула: затхлость во всем. Ощущение, что из ХХI века попала в ХVIII или даже ХV, когда на острове появились первые монахи…

Дорога «в никуда»

Большой Соловецкий остров невелик. Всего-то 25 км в длину и 16 в ширину. Обойти его можно меньше, чем за полдня. Что я и попыталась сделать вместе с сыном-подростком. Еще накануне мы запаслись в местной продуктовой лавке минеральной водой с сушками, чтобы, встав утром пораньше, отправиться в путь. Благо погода стояла на редкость сухая для соловецкой осени. Порой выглядывало солнце, не столько согревая все вокруг, сколько освещая своими лучами верхушки вековых сосен, водную гладь многочисленных озер, кресты на главном монастырском Свято-Преображенском храме.

Была и другая цель у раннего подъема в короткий отпуск: успеть к утренней службе в храме. Пришли, скромно встали недалеко от входа рядом с другими мирянами. И тут… «Просим к выходу, пожалуйста!» – дергает меня за рукав незнакомый дядька в камуфляже. А моего 15-летнего Гришу попросту выталкивает в дверь. Оглядываюсь: других мирян тоже активно выпроваживают. Оказывается, монахи попросили охрану освободить помещение «от всех лишних». Служба только для монастырской братии. Туристам разрешено прийти вечером. В порядке компенсации мне, упорно не желавшей уходить, предложили пирожки из прихрамовой пекарни «по смешным ценам».

Когда посещаю православные наши святыни, непременно покупаю выпекаемый монахами хлеб. Очень вкусные пекут они караваи. На Валааме, помню, один запах монастырской буханки утолял голод! На острове Коневец, что в западной части Ладожского озера, чей монастырь старше Валаамского, запасалась булочками на несколько дней вперед, привозила домой еще свежими, будто только из печи.

Соловецкая стрепня скорее огорчила. Дешевые, по 28 рублей, пирожки с капустой, картошкой, рыбой показались мне пресными и, честно говоря, не очень свежими. Или это сказалось настроение?..

Дорога его, впрочем, «поправила».

Дороги на острове большей частью прямые. Немалая их часть вымощена булыжником. Да таким ровным и гладким, будто камни предварительно прошли обработку специальной машиной. Но в ХV–ХVI веках, когда монахи укладывали их в топкую, богатую торфом островную землю, таких машин еще не существовало.

Торф добывали здесь для страны заключенные СЛОНа. На одной из развилок до сих пор можно разглядеть следы от шпал, рельсов для вагонетки, уложенных ими.

Верхняя дорога на той развилке ведет сегодня «в никуда» – к заброшенным торфоразработкам. А та, что уходит резко вправо, – к небольшому аэродрому. С окончанием осенью навигации и вплоть до мая он единственный, что связывает архипелаг с Большой землей. Из Архангельска сюда на самолете доставляют продукты, медпомощь; прилетают специалисты гидромета, в последние годы – частные предприниматели, озабоченные здешним «простором для бизнеса».

Мы с Гришей предпочли пойти влево. Чтобы через 5 км оказаться на лодочной станции.

Загадка Щучьего озера

Каждый, приехавший на Соловки, просто обязан пройти на лодке островными каналами. Те были прорыты монахами еще при Филиппе Колычеве (середина ХVI века). Эта уникальная гидросистема связала монастырь через природные озера с Сосновой губой, расположенной в северной части острова. Озер на архипелаге 516. Большая их часть – на Большом Соловецком. Вода в них пресная и до сих пор пригодная для питья.

Из двух вариантов – Малый озерный круг и Большой, включающий все 60 каналов, – выбираем первый. Берем лодку на три часа, оплачиваем прокат. Дежурный лодочник, пожилой мужчина из числа бывших сотрудников заповедника, ухмыляется, выдавая нам весла: «За три часа еще никто не прошел и полпути Малого круга!» Мы в ответ бодро: «Идем на рекорд!» Со стороны «стартовое» озеро Большой Перт не выглядит проблемным. Берега его скрыты обильной зеленью. Дружно наляжем на весла, думаю я, резво войдем в канал…

Первый из них открылся глазу спустя лишь сорок минут после начала водной части нашей прогулки. Мы еще бодримся, но уже не так оптимистичны. При входе в канал меняем обычные весла на одно короткое, напоминающее саперную лопатку. Гриша падает на нос лодки лицом к воде и быстро-быстро бьет по ней «лопаткой»: справа, слева, снова справа, опять слева…

Прорывая и обустраивая эти «соединительные рукава», монахи не пытались сделать их шире и глубже. Главная задача была в ином: создать условия для безопасного прохода лодок и небольших катеров, которые подвозили к монастырю лес, сено, рыбный улов. Если какое судно застревало в «рукаве», монастырский люд вытягивал его на своих плечах, как те бурлаки на Волге.

Самый красивый из каналов тот, что ведет в Щучье озеро. Мы, проходя его, больше фотографировали и фотографировались, чем «рулили». Как не врезались при этом в берег, не сели на мель, не протаранили остатки единственного дожившего до наших дней древнего водозатворного устройства, загадка.

Само озеро порадовало редким зрелищем. Мы назвали его «танец рыб». Гриша, увлеченный рыбалкой, то и дело закидывал удочку. Не ловилось. Решили больше не пробовать. Прогулка явно затягивалась, день клонился к вечеру. Резко похолодало. А на воде это особенно чувствительно. Едва взялись за весла, как за кормой вдруг вспенилась вода. Глянули, изумленные: целый косяк крупной серебристой рыбы (до сих пор гадаем, какой) поднялся над зеркальной гладью озера, дельфином пролетел над ним и скрылся в воде. И так – несколько раз. Совсем недалеко от нас, будто смеялись над нерадивыми рыболовами…

…Трудная задача рассказать в коротком газетном очерке о путешествии на Соловки. Особенно, если мечтала о нем больше двадцати лет. Все эти годы старательно собирала немногочисленную пока еще литературу «по теме». Выясняла путь следования. Прежде, в советское время, был он с массой пересадок, допусков и пропусков. Что уже само по себе служило тормозом.

Теперь, когда наконец побывала на легендарном архипелаге, прошла часть его своими ногами, прониклась удивительной его скалистой природой, в которой преобладают вечнозеленая хвоя, «разбавленная» тут и там континентальной березой, ругаю себя, что не осталась там хотя бы на месяц. А лучше – на сезон. В таких местах жизнь открывается обычно по-новому. Видится иначе, чем на материке.

Что ж, начну мечтать снова...

Источник: Людмила БЕЗРУКОВА Темы: Соловки

Политика Венесуэла готова закрыть границу с островными государствами Венесуэла готова закрыть границу с островными государствами

Венесуэла намеревается закрыть границу с рядом островов, в том числе с Аруба, Бойнер, а также Кюрасао. С ними будут пересмотрены дипломатические отношения. Такое заявление сделал вице-президент Венесуэлы Делси Родригес.

В мире Мадуро рекомендует открывать валютные счета в РФ Мадуро рекомендует открывать валютные счета в РФ

Bloomberg через свои источники узнал, что Николас Мадуро рекомендует всем компаниям, выпускающим товары народного потребления, наладить отношения с теми странами, которые поддержали его: Турция, Российская Федерация, Индия и КНР.

Экономика Украина лидирует в нанесении экономического ущерба нашей стране Украина лидирует в нанесении экономического ущерба нашей стране

Против нашей страны действуют около 160 ограничений, принятых в 62 государствах. По мнению экспертов, общий ущерб от этих санкций составляет 6,3 миллиарда долларов ежегодно. Украина входит в тройку лидеров по количеству введенных санкций.


Культура Не продается вдохновенье, но можно рукопись продать Не продается вдохновенье, но можно рукопись продать

Стараниями кинопрокатной компании "ПРОвзгляд" 28 февраля на экраны российских кинотеатров выходит фильм аргентино-испанского производства "Шедевр" режиссера Гастона Дюпра. В 2018 году картина участвовала во внеконкурсной программе МКФ в Венеции – и вполне успешно, получив теплый прием фестивальной публики и похвальные отклики критиков.

Спорт Основатель "КАМАЗ-мастер": организаторы "Дакара" ушли от ответственности Основатель "КАМАЗ-мастер": организаторы "Дакара" ушли от ответственности

Снимать вину с экипажа команды Андрея Каргинова при наезде на зрителя на ралли-марафоне "Дакар"-2019 нельзя, но решением дисквалифицировать российского гонщика "КАМАЗ-мастер" организаторы ушли от ответственности, заявил основатель команды Семен Якубов.