23 января 2013, 11:38, Александра АСТАВИНА, активист партии «Альянс Зеленых»

Скользкая технология

Когда-то соль была едва ли не драгоценностью. Из-за нее устраивали бунты и объявляли войны. А шагая сегодня утром от метро на работу обнаружила, что иду по соли, толстым слоем рассыпанной по тротуару трудолюбивыми руками киргизского дворника. И са

Каким снежным в этом году выдался январь! Душа радуется. Быть урожаю, если, конечно, не все озимые вымерзли в бедном на зимние осадки ноябре – декабре. Но в городе белый покров радовал недолго. Здесь снег – опасный враг, с которым надо бороться. Спору нет, наледи, если вовремя не убрать снежную массу, чреваты неприятностями и для пешеходов, и для автомобилистов. Стратегию борьбы со снегом разрабатывают уже почти сотню лет. Недавно в Новосибирске даже прошла конференция Всемирного форума снега, на которой также предлагались разные технологии содержания дорог и тротуаров в бесснежном состоянии.

Даже международный опыт кое-какой есть. В украинской столице, например, решили перейти на соли уксусной кислоты, которые якобы менее агрессивны. В американском штате Айова власти одного городка посыпали дороги просроченной чесночной приправой, пока склад не опустел. В Ярославской области топят снег минеральной водой из местной скважины. По химическому составу пить ее нельзя, а для мостовой вполне сойдет. В Норвегии и Японии под дорогами прокладывают теплотрассы, тепло которых не позволяет образовываться наледи. В Швеции пешеходные дорожки посыпают теплым песком, который вплавляется в лед и не сдувается ветром.

А московские коммунальные службы в очередной раз провалили экзамен на эффективность. Этой зимой любой мало-мальски заметный снегопад приводит к полному параличу движения на дорогах, а пешеходов вынуждает преодолевать полосы препятствий, где гололед сменяется сугробом, а сугроб – широкой лужей рассола из реагентов.

Накануне зимы заместитель мэра Москвы по вопросам ЖКХ и благоустройства Петр Бирюков рапортовал, что в городе будут работать около 150 мобильных снегоплавильных пунктов, и убирать снег будут порядка 7 тысяч единиц техники. А на противогололедные реагенты, судя по тендерам московского правительства, за прошедшие два года потрачено больше 4 миллиардов рублей. Но пришла зима – и мы видим снежную кашу на дорогах во время снегопадов (чем в это время занята уборочная техника?), необъятные горы снега на обочинах (почему они не переплавлены?) и буксующие грузовики на МКАДе (почему полотно не было превентивно обработано реагентами?).

Хотя с реагентами, на самом деле, в столице и так перебор. Складывается ощущение, что столичные коммунальщики сочли реагенты панацеей от всех бед, и поэтому рассыпают их по столице в каких-то немыслимых объемах. Но частично решая одну проблему обледенелых дорог, химические соли создают десяток новых. В результате химической атаки, которую проводят коммунальные службы в столице, да и в других городах, гибнут деревья и газонная трава, засаливаются почвы, домашние животные получают химические ожоги лап, портится обувь… Растворы солей уничтожают жизнь в водоемах…

На все обвинения в чрезмерном применении ПГР московские власти отвечают, что от реагентов отказаться невозможно, потому что тогда город превратится в каток. Я бы хотела спросить чиновников – для того чтобы вымыть руки им достаточно обыкновенного мыла (где содержится немного щелочи) или обязательно нужно окунуть их в гидроксид натрия (самая едкая щелочь)? Мне кажется, можно обойтись мылом. Так зачем же засыпать всю Москву тысячами тонн химических солей, если можно обойтись в десять раз меньшим объемом?

Мы живем в XXI веке – веке технологий, как утверждается. Применение реагентов требует определенных технологий. Для достижения необходимого антигололедного эффекта достаточно использовать относительно небольшой объем солей в точно выбранных местах (в местах разгонов и торможений, у остановок общественного транспорта, на спусках и подъемах) и превентивной обработки дорог перед началом снегопада (для этого метеорологи должны давать точные прогнозы). А в пешеходных зонах химические соли вообще не должны использоваться. Там достаточно хорошо чистить снег и использовать нехимические фрикционы – гранитную или каменную крошку. Только за счет этих нехитрых изменений солевая нагрузка на город снизится в десятки раз. Тогда и количество легочных заболеваний, связанных с повышенным содержанием химических веществ в московском воздухе, снизится на порядок, и выжженную землю на газонах не придется менять каждый сезон.

Сегодняшнее состояние дорог и тротуаров в Москве, к сожалению, демонстрирует, что московские власти, даже обладая всей материально-технической базой для борьбы с зимней непогодой, неспособны овладеть необходимыми технологиями. Причин у этой ситуации множество: кому-то хочется обеспечить работой аффилированных подрядчиков, кому-то – обеспечить неоправданно завышенными заказами близкие заводы по производству реагентов. В результате бюджет Москвы несет чудовищные убытки, а москвичи учатся ночевать в автомобильных пробках.

Источник: Александра АСТАВИНА, активист партии «Альянс Зеленых» Темы: Альянс Зеленых

Политика Белоруссия хочет изменить договор с Россией по охране границы Белоруссия хочет изменить договор с Россией по охране границы

Минск планирует внести изменения в совместный с Москвой договор об охране границы, заявил госсекретарь Совета безопасности республики Станислав Зась.


Общество Лес рубят – щепки летят или Дубки в руках рейдеров Лес рубят – щепки летят или Дубки в руках рейдеров

Как, известно право собственности в нашей стране имеет чисто декларативный характер и путем разного рода действий из богатого арсенала рейдеров можно отобрать все что угодно у кого угодно. В Московской области самым лакомым активом является земля, из-за которой, порой случаются самые настоящие войны. Одна из таких баталий прямо сейчас разворачивается вокруг СНТ "Дубки Плюс".

Культура Огонь, мерцающий в сосуде Огонь, мерцающий в сосуде

В пятницу, 15 ноября, на канале "ТВ Центр" в 8.00 смотрите документальный фильм "Александра Завьялова. Затворница", посвящённый актрисе, запомнившейся зрителям нескольких поколений в роли стрелочницы Зинки из "Алёшкиной любви" (1961) и Пистимеи из сериала "Тени исчезают в полночь" (1971), после которого она не появлялась на экране до 1992 года, когда сыграла свою последнюю героиню – секретаршу Раечку в "Белых одеждах".

Спорт Колобков рассказал об итогах проверки московской антидопинговой лаборатории Колобков рассказал об итогах проверки московской антидопинговой лаборатории

Эксперты, которые изучали ситуацию вокруг московской антидопинговой лаборатории, не нашли подтверждений тому, что результаты тестов удаляли. Об этом сообщил министр спорта России Павел Колобков.