23 января 2013, 14:17, Валентин КУРБАТОВ, ПСКОВ

Министр «Сальери» сыпал яд…

И взвившись, занавес шумит…

Александр Пушкин

Близится февраль и с ним уже привычное нетерпение сердца – скоро Пушкинский театральный фестиваль (с 5 по 10 февраля). Уже двадцатый! А давно ли, когда он затевался в 1994 году, казалось, что только до 200-летнего пушкинского юбилея затеи и хватит (много ли у Александра Сергеевича драматургии-то?). Пожить в свете Пушкина, собраться вокруг него, поглядеть, как выходила его душа из похожего хаоса времени, да и с Богом дальше.

Но нажитое за пять лет оказалось так радостно полно, что не одному Петербургскому Пушкинскому центру, не одному Владимиру Рецептеру, создавшему фестиваль, а и министерскому начальству, и тем режиссерам, кто успел узнать отраву пушкинской свободы, и – особенно – зрителю уже стало ясно, что остановиться было бы грешно. И вот – двадцатый!

«Чему, чему свидетели мы были!» Сколько раз терял рассудок сын вполне нынешнего (да, кажется, и особенно – нынешнего) расчетливого века Герман, ища в Обуховской больнице, где он ошибся в своем финансовом «проекте» «Тройка, семерка, туз»! Сколько раз министр культуры «Сальери» сыпал яд в стакан Моцарта, чтобы сделать культуру прогнозируемой, а бюджетную смету оптимизированно удобной (сделал – получи по труду), или жадно лепил с еще не остывшего моцартовского лица гипсовую маску и поворачивал ее к нам. Вот каким нужен гений – маской, памятником, но не живым, не живым! А Моцарт – или летел ликующим 13-летним мальчиком под битловскую музыку в счастливом танце («О, Моцарт! Моцарт!»), или сгребал бутылки и закуску с обкомовского стола и совал нищему: «Пей за мое здоровье!»

А Борис! Борис! О, когда-нибудь «монах трудолюбивый» от театральной критики «затеплит свою лампаду» и по одним фестивальным постановкам «Бориса Годунова» напишет политическую историю больных лет России. Старик Пимен постепенно будет оставлять перо летописца для пишущей машинки, а там и компьютера, Самозванец перед походом пойдет вырывать микрофоны телекамер и в броском ток-шоу завоевывать наши голоса, как в президентской гонке. Борис переоденется в двубортный костюм от кремлевского портного и устало предупредит охрану, чтобы глядели в оба, потому что сегодня «всем вольный вход, все гости дорогие». И все равно не устоит, и его поволокут в схиму со всей неопрятностью заказного убийства, и скоро боярин Пушкин («Противен мне род Пушкиных мятежный») уже будет кричать с мавзолея: «Московские граждане! Мир ведает, сколь много вы терпели под властию жестокого пришельца», а мужик из оппозиции уже будет звать по «мобиле» своих коллег в разных концах Москвы: «В Кремль, в царские палаты! Ступай вязать Борисова щенка!» А мы в зале будем бледнеть от нечаянной опасности, как невольные свидетели того, чем свидетелем быть нельзя. И с облегчением будем ждать безопасных «Барышню-крестьянку», «Спящую царевну», «Египетские ночи».

Сейчас я перебираю успевшие пожелтеть программки, как счастливый скупой рыцарь. И «минувшее проходит предо мною, волнуясь, как море-океан». Хотя волнуюсь я, а не минувшее.

Какое счастье подарил нам Пушкин за краткое с ним изгнанническое землячество, не поминая зла за лучшие, как оказалось, два года своей жизни в Михайловском. А мы еще привередничаем и в местных интернет-опросах сетуем, вполне в духе родного потребительского времени, что нас обходят столичной культурой, которая полагается единственно достойной этого имени. Это мы-то, видевшие работы Петра Фоменко и Эймунтаса Някрошюса, Деклана Доннеллана и Олега Ефремова, Анатолия Васильева и Юрия Любимова.

А лабораторию-то творческую, работавшую на фестивале, забыть ли? Это кипение страстей при обсуждении спектаклей? Эти дорогие пушкинские открытия, которые иногда делались прямо тут – в пылу спора, когда сталкивались Валентин Непомнящий и Сергей Фомичев, Станислав Рассадин и Александр Свободин. И радостное сознание, что у театрального Пушкина еще нет традиции, а то вот у Чехова и Островского она есть – и театр, и публика уж чуть не в невольниках у нее (попробуй – посягни!), а перед Пушкиным мы свободны. И дорогие уроки «технологии»: ты, конечно, сначала «разбери» Пушкина, но собери потом по своему закону (но закону, а не произволу). И шутливо рождающиеся «классификации», что Гоголь – комический Пушкин, Островский – купеческий, Чехов – интеллигентский, Булгаков – «белогвардейский», но Пушкин, Пушкин – и, значит, не пора ли звать на фестиваль всех.

Подлинно – в нем мы содержимся все. И в пору духовного разорения с ним все не сироты. И уж теперь точно видишь, что двадцать лет – это только юность Пушкинского театра в России.

Это Гете писал: «Шекспир и несть ему конца!» Вот и Пушкину – несть!

Февраль… Никаких чернил и плача. В театр! В театр!


В мире На выплату долгов уйдет четверть украинского бюджета, заявил Гройсман На выплату долгов уйдет четверть украинского бюджета, заявил Гройсман

Почти четверть государственного бюджета Украины уйдет на выплату долгов. Об этом заявил премьер-министр страны Владимир Гройсман в эфире шоу "Свобода слова" на телеканале ICTV.


Культура Олег Янковский высказался за целое поколение Олег Янковский высказался за целое поколение

23 февраля исполнилось бы 75 лет актёру Олегу Янковскому (1944 – 2009). К этой дате на телеканале "Россия К" пройдут показы документального фильма "Янковский" (18 февраля, 22.00), игровой картины "Полёты во сне и наяву" (23 февраля, 19.45), авторской программы Сергея Соловьёва "Те, с которыми я…" (23 февраля, 21.15).

Спорт Основатель "КАМАЗ-мастер": организаторы "Дакара" ушли от ответственности Основатель "КАМАЗ-мастер": организаторы "Дакара" ушли от ответственности

Снимать вину с экипажа команды Андрея Каргинова при наезде на зрителя на ралли-марафоне "Дакар"-2019 нельзя, но решением дисквалифицировать российского гонщика "КАМАЗ-мастер" организаторы ушли от ответственности, заявил основатель команды Семен Якубов.