25 января 2013, 08:54, Сергей РЫКОВ

ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ БЫЛ КОСМОНАВТОМ № 29

Сегодня 75 лет Владимиру Высоцкому. О поэте, актере, бунтаре написаны тонны книг и статей. Вот еще один штрих к портрету Высоцкого.

Первой женой Владимира Высоцкого была артистка нижнетагильского театра драмы. Уже одним этим фактом Высоцкий крепко связан с Уралом. Экс-жена мятежного поэта всю жизнь прожила в родном, рабочем, продымленном, очень криминальном, но всегда гостеприимном, славящемся понимающими, отзывчивыми женщинами городе. Вторым в области по величине и значимости после Екатеринбурга.

В Екатеринбурге живет фанатик творчества Владимира Семеновича, директор одной из музыкальных школ города Виктор Иванович Попов. Попов написал книгу о Высоцком, в которой процитировал малоизвестные поэтические пробы Высоцкого. Но Виктор Попов интересен даже не этим.

Попов собирает устные рассказы Владимира Семеновича, записанные на магнитофон часто случайными знакомыми поэта, его полудрузьями-полуприятелями, а то и просто товарищами по несчитанным застольям. Виктор Попов уверен, что обладает уникальными материалами о жизни Высоцкого. В его коллекции немало магнитофонных кассет с записью шуточных, рассказанных «под мухой» новелл Высоцкого. Как правило, это полуправдивые «случаи из личной жизни» актера, байки о его панибратских встречах с великими мира сего. Много устных рассказов Высоцкого (к слову, талантливого имитатора, пародиста) осталось в архиве известного писателя-диссидента Синявского. (Одна серия про Никиту Сергеевича Хрущева чего стоит!). А живые рассказы Высоцкого, его хриплый, разжиженный водочкой, надсаженный сигаретой голос, пробивающийся сквозь пьяный муммизм застолья, такие рассказы еще большая редкость.

Слушать их с пленки - приятная, но пытка. А потому некоторые из таких полуфантастических, шуточных баек Высоцкого его уральский биограф Виктор Попов публикует в местной «Областной газете». Один из устных рассказов Владимира Высоцкого Попов называет незатейливо – «Про космос». И сетует, что в печатном, а не в живом воспроизведении, рассказ много теряет. Но каждый, кто читает эти заметки, может легко представить голос Высоцкого и «наложить» его на строчки, бегущие перед глазами.

Итак. Байка Высоцкого про его знакомство с Гагариным, слегка мной отредактированная.

«Однажды, я щас точно не помню это время, но, вероятнее всего, в третьем квартале 1963 года, перед самой моей поездкой в Караганду и на Сахалин, я пошел в ВТО.

Когда я прихожу в ВТО, значит, идет страшная пьянка. Ну, мы с другом пришли, начали пьянствовать тоже. Смотрю, приходят Юра Гагарин и Гера Титов. Вдвоем. Чувствую, на бровях просто приходят. Как только они пришли, им сразу зало отдают целое, подставляют стулья. Они тут садятся, космонавты. А со мной Новик. Он им друг был. Он был космонавт-29. Вот, короче говоря, сели за стол. Ну, что у нас стоит? Водка на столе, две бутылки. А во мне шестьсот-то уже сидит. Я уже перед этим набрался прилично. Мне Юра Гагарин и грит:

- Вовка, что ты, сука, влачишь жалкое существование?! Давай, - грит, - мы тебя возьмем в космонавты, - грит. - Ты подходишь по весу, по габаритам. Ты в ракете совершенно спокойно будешь себя чувствовать. Сколько в тебе? - грит.

- 64 килограмма.

Он грит:

- Стоко, скоко и я. Давай к нам приходи! Это ничего страшного. У нас вот Новика, вот этого, который с тобой сидит, Новика, ну, парнишка,космонавт-29, его, - грит, - выгнали. Разжаловали. Мы, -грит, - сейчас прямо едем на ипподром, то есть в смысле на космодром, и тут же моментально проходим испытания. Ты будешь садиться в центрифугу, потом - в бардакамеру. Ну, везде будешь проходить испытания. Давай, - грит, - сейчас и поедем.

Ну, все уже на бровях. А во мне шестьсот-то сидит. Я грю:

- Конечно, давай.

Гера Титов молчит. Он интеллигентный человек. Да и что он может мне еще сказать? А Юра Гагарин прямо разгулялся:

- Поехали!

Я грю:

- Давай!

Садимся в такси и едем на ипподром. В смысле - на космодром. Приезжаем туда. Меня моментально сажают в бардакамеру, чтобы я там, в смысле, был. Понижают давление до такой степени, что просто невозможно верить. Если тебе понижают давление, предположим, там до восьми атмосферов - ты уже можешь трупом быть! Вроде уже труп типичный. И вот меня посадили в эту бардакамеру и стали понижать давление. Страшное дело, как понизили! До такой степени - у меня даже ушами кровь пошла. Я вышел когда из бардакамеры, сказал:

- Я тут больше ни одного испытания проходить не буду. Если хотите.

А во мне шестьсот-то уж сидит. Если б во мне не сидело шестьсот, я бы уже помер давно. У меня же расширение сосудов.

Короче говоря, он грит:

- Теперь ты должен сначала, - грит, - в сурдокамеру садиться.

Я грю:

- Хорошо. А в сурдокамере скоко времени?

Он грит:

- Ничего страшного. Вас, - грит, - обманывают по радио. Ничего, - грит, - мы не сидели по три месяца. Это ерунда. Вот посидишь три часа, если там будет все нормально.

Я сажусь в сурдокамеру. Но в сурдокамере ничего не с лышишь. Абсолютно. И за тобой в глазочек наблюдает врач. Представляешь?! Сижу в сурдокамере. Мне дали с собой томик Есенина, томик Пушкина и томик Маяковского. Чтобы не скучно было. Потом, смотри. Представляешь, сижу я в кресле,в скафандре, как все космонавты. А Гагарин за мной наблюдает .Я же чувствую на себе его взгляд. А во мне шестьсот сидит, представляешь?! Сижу час, второй, третий. Через три часа уже читать нечего. Скучно, понимаешь? Я начинаю стучать в дверь. Грю:

- Суки, вытаскивайте меня отсюдова! Просто не могу!

- Володя, ты, - грят, - сука, космонавт-29.Должен быть 90 дней там.

Я сказал так:

- Сейчас покончу жизнь самоубийством и будет мировой скандал. Американцы наверняка напишут. В журнале напишут про меня: «Погиб смертью храбрых»!

Короче говоря, меня выпускают. И грят:

- Володя, - грят, - ты не можешь 29-м космонавтом быть. Только 14-м.

Я грю:

- И на 14-го согласен.

- Пойдем на испытания состояния невесомости.

Подняли меня на воздух и начали делать, знаете, это самое... Специально у них называется... Как это? Как это? Горки! Горки! Это кривая специальная параболическая. Короче говоря, мы по параболе летим, и чувствую, что я ничего не вешу. Абсолютно. Просто ни грамму. Но, чувствую, летаю я. Летаю. Прихожу к летчикам, знаете, по потолку. Прихожу к летчикам и грю:

- Вы что, суки, делаете? Скоко же можно надо мной издеваться?!

А во мне шестьсот-то сидит до сих пор. Под шестьсот. Я кирной. Он грит:

- Ну, ладно тогда. - И приземляет самолет. Приземляемся, я оттуда выхожу и грю:

- Знаете что, суки, летайте сами. Я летать не буду.

И опять в ВТО пошел. Во мне шестьсот сидит. Добавил двести грамм и - спать. Все...»

Вот такая незатейливая история. За столом ей поверили. Думаю, истина получится в результате деления сказанного, на количество выпитого.То есть на 600...

Впрочем, истина всегда в вине...


Политика В Кремле рассказали, чего ждут от нового президента Украины В Кремле рассказали, чего ждут от нового президента Украины

Кремль надеется, что новый президент Украины не будет принадлежать к "партии войны", заявил пресс-секретарь главы государства Дмитрий Песков.


Культура 25 лет "Золотой маски" не прошли даром. 25 лет "Золотой маски" не прошли даром.

За это время она окрепла, обросла верными спонсорами и друзьями, выработала свой код близкий к новому европейскому театру, потеснила стареющих режиссеров, исповедующих психологический театр, избавилась от вредных критиков, встающих на пути всероссийской национальной премии, поскольку ее авторитет стал непререкаемым.

Спорт Овечкин о драке со Свечниковым: он вызвал меня на поединок, я ответил Овечкин о драке со Свечниковым: он вызвал меня на поединок, я ответил

Напомним, что нападающий "Вашингтон Кэпиталз" Александр Овечкин на одиннадцатой минуте матча с "Каролиной Хэррикейнз" подрался с игроком этой команды, Андреем Свечниковым.