25 января 2013, 08:54, Сергей РЫКОВ

ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ БЫЛ КОСМОНАВТОМ № 29

Сегодня 75 лет Владимиру Высоцкому. О поэте, актере, бунтаре написаны тонны книг и статей. Вот еще один штрих к портрету Высоцкого.

Первой женой Владимира Высоцкого была артистка нижнетагильского театра драмы. Уже одним этим фактом Высоцкий крепко связан с Уралом. Экс-жена мятежного поэта всю жизнь прожила в родном, рабочем, продымленном, очень криминальном, но всегда гостеприимном, славящемся понимающими, отзывчивыми женщинами городе. Вторым в области по величине и значимости после Екатеринбурга.

В Екатеринбурге живет фанатик творчества Владимира Семеновича, директор одной из музыкальных школ города Виктор Иванович Попов. Попов написал книгу о Высоцком, в которой процитировал малоизвестные поэтические пробы Высоцкого. Но Виктор Попов интересен даже не этим.

Попов собирает устные рассказы Владимира Семеновича, записанные на магнитофон часто случайными знакомыми поэта, его полудрузьями-полуприятелями, а то и просто товарищами по несчитанным застольям. Виктор Попов уверен, что обладает уникальными материалами о жизни Высоцкого. В его коллекции немало магнитофонных кассет с записью шуточных, рассказанных «под мухой» новелл Высоцкого. Как правило, это полуправдивые «случаи из личной жизни» актера, байки о его панибратских встречах с великими мира сего. Много устных рассказов Высоцкого (к слову, талантливого имитатора, пародиста) осталось в архиве известного писателя-диссидента Синявского. (Одна серия про Никиту Сергеевича Хрущева чего стоит!). А живые рассказы Высоцкого, его хриплый, разжиженный водочкой, надсаженный сигаретой голос, пробивающийся сквозь пьяный муммизм застолья, такие рассказы еще большая редкость.

Слушать их с пленки - приятная, но пытка. А потому некоторые из таких полуфантастических, шуточных баек Высоцкого его уральский биограф Виктор Попов публикует в местной «Областной газете». Один из устных рассказов Владимира Высоцкого Попов называет незатейливо – «Про космос». И сетует, что в печатном, а не в живом воспроизведении, рассказ много теряет. Но каждый, кто читает эти заметки, может легко представить голос Высоцкого и «наложить» его на строчки, бегущие перед глазами.

Итак. Байка Высоцкого про его знакомство с Гагариным, слегка мной отредактированная.

«Однажды, я щас точно не помню это время, но, вероятнее всего, в третьем квартале 1963 года, перед самой моей поездкой в Караганду и на Сахалин, я пошел в ВТО.

Когда я прихожу в ВТО, значит, идет страшная пьянка. Ну, мы с другом пришли, начали пьянствовать тоже. Смотрю, приходят Юра Гагарин и Гера Титов. Вдвоем. Чувствую, на бровях просто приходят. Как только они пришли, им сразу зало отдают целое, подставляют стулья. Они тут садятся, космонавты. А со мной Новик. Он им друг был. Он был космонавт-29. Вот, короче говоря, сели за стол. Ну, что у нас стоит? Водка на столе, две бутылки. А во мне шестьсот-то уже сидит. Я уже перед этим набрался прилично. Мне Юра Гагарин и грит:

- Вовка, что ты, сука, влачишь жалкое существование?! Давай, - грит, - мы тебя возьмем в космонавты, - грит. - Ты подходишь по весу, по габаритам. Ты в ракете совершенно спокойно будешь себя чувствовать. Сколько в тебе? - грит.

- 64 килограмма.

Он грит:

- Стоко, скоко и я. Давай к нам приходи! Это ничего страшного. У нас вот Новика, вот этого, который с тобой сидит, Новика, ну, парнишка,космонавт-29, его, - грит, - выгнали. Разжаловали. Мы, -грит, - сейчас прямо едем на ипподром, то есть в смысле на космодром, и тут же моментально проходим испытания. Ты будешь садиться в центрифугу, потом - в бардакамеру. Ну, везде будешь проходить испытания. Давай, - грит, - сейчас и поедем.

Ну, все уже на бровях. А во мне шестьсот-то сидит. Я грю:

- Конечно, давай.

Гера Титов молчит. Он интеллигентный человек. Да и что он может мне еще сказать? А Юра Гагарин прямо разгулялся:

- Поехали!

Я грю:

- Давай!

Садимся в такси и едем на ипподром. В смысле - на космодром. Приезжаем туда. Меня моментально сажают в бардакамеру, чтобы я там, в смысле, был. Понижают давление до такой степени, что просто невозможно верить. Если тебе понижают давление, предположим, там до восьми атмосферов - ты уже можешь трупом быть! Вроде уже труп типичный. И вот меня посадили в эту бардакамеру и стали понижать давление. Страшное дело, как понизили! До такой степени - у меня даже ушами кровь пошла. Я вышел когда из бардакамеры, сказал:

- Я тут больше ни одного испытания проходить не буду. Если хотите.

А во мне шестьсот-то уж сидит. Если б во мне не сидело шестьсот, я бы уже помер давно. У меня же расширение сосудов.

Короче говоря, он грит:

- Теперь ты должен сначала, - грит, - в сурдокамеру садиться.

Я грю:

- Хорошо. А в сурдокамере скоко времени?

Он грит:

- Ничего страшного. Вас, - грит, - обманывают по радио. Ничего, - грит, - мы не сидели по три месяца. Это ерунда. Вот посидишь три часа, если там будет все нормально.

Я сажусь в сурдокамеру. Но в сурдокамере ничего не с лышишь. Абсолютно. И за тобой в глазочек наблюдает врач. Представляешь?! Сижу в сурдокамере. Мне дали с собой томик Есенина, томик Пушкина и томик Маяковского. Чтобы не скучно было. Потом, смотри. Представляешь, сижу я в кресле,в скафандре, как все космонавты. А Гагарин за мной наблюдает .Я же чувствую на себе его взгляд. А во мне шестьсот сидит, представляешь?! Сижу час, второй, третий. Через три часа уже читать нечего. Скучно, понимаешь? Я начинаю стучать в дверь. Грю:

- Суки, вытаскивайте меня отсюдова! Просто не могу!

- Володя, ты, - грят, - сука, космонавт-29.Должен быть 90 дней там.

Я сказал так:

- Сейчас покончу жизнь самоубийством и будет мировой скандал. Американцы наверняка напишут. В журнале напишут про меня: «Погиб смертью храбрых»!

Короче говоря, меня выпускают. И грят:

- Володя, - грят, - ты не можешь 29-м космонавтом быть. Только 14-м.

Я грю:

- И на 14-го согласен.

- Пойдем на испытания состояния невесомости.

Подняли меня на воздух и начали делать, знаете, это самое... Специально у них называется... Как это? Как это? Горки! Горки! Это кривая специальная параболическая. Короче говоря, мы по параболе летим, и чувствую, что я ничего не вешу. Абсолютно. Просто ни грамму. Но, чувствую, летаю я. Летаю. Прихожу к летчикам, знаете, по потолку. Прихожу к летчикам и грю:

- Вы что, суки, делаете? Скоко же можно надо мной издеваться?!

А во мне шестьсот-то сидит до сих пор. Под шестьсот. Я кирной. Он грит:

- Ну, ладно тогда. - И приземляет самолет. Приземляемся, я оттуда выхожу и грю:

- Знаете что, суки, летайте сами. Я летать не буду.

И опять в ВТО пошел. Во мне шестьсот сидит. Добавил двести грамм и - спать. Все...»

Вот такая незатейливая история. За столом ей поверили. Думаю, истина получится в результате деления сказанного, на количество выпитого.То есть на 600...

Впрочем, истина всегда в вине...


В мире На выплату долгов уйдет четверть украинского бюджета, заявил Гройсман На выплату долгов уйдет четверть украинского бюджета, заявил Гройсман

Почти четверть государственного бюджета Украины уйдет на выплату долгов. Об этом заявил премьер-министр страны Владимир Гройсман в эфире шоу "Свобода слова" на телеканале ICTV.


Культура Олег Янковский высказался за целое поколение Олег Янковский высказался за целое поколение

23 февраля исполнилось бы 75 лет актёру Олегу Янковскому (1944 – 2009). К этой дате на телеканале "Россия К" пройдут показы документального фильма "Янковский" (18 февраля, 22.00), игровой картины "Полёты во сне и наяву" (23 февраля, 19.45), авторской программы Сергея Соловьёва "Те, с которыми я…" (23 февраля, 21.15).

Спорт Основатель "КАМАЗ-мастер": организаторы "Дакара" ушли от ответственности Основатель "КАМАЗ-мастер": организаторы "Дакара" ушли от ответственности

Снимать вину с экипажа команды Андрея Каргинова при наезде на зрителя на ралли-марафоне "Дакар"-2019 нельзя, но решением дисквалифицировать российского гонщика "КАМАЗ-мастер" организаторы ушли от ответственности, заявил основатель команды Семен Якубов.