28 января 2013, 21:00, Максим БАШКЕЕВ, Леонид ТИМОФЕЕВ

Рамазан АБДУЛАТИПОВ: "Без культуры нет экономики"

Своим указом глава государства Владимир Путин назначил временно исполняющим обязанности президента Дагестана зампредседателя комитета Госдумы по федеративному устройству и вопросам местного самоуправления Рамазана Абдулатипова.

Рамазан АБДУЛАТИПОВ: "Без культуры нет экономики"

Экономическая, социальная, криминогенная обстановка в этом субъекте Федерации непростая, здесь нужна жесткая дисциплинирующая рука. Поэтому и доверено руководить республикой такому политическому тяжеловесу. В 90-годы он занимал посты министра национальной политики и вице-премьера. Некоторое время назад Рамзан Абдулатипов был гостем «Трибуны» и в свободном общении с нами рассказал о работе Государственной думы, изложил свое видение проблем региона и тех путей, какими их следует решать.

– У вас был большой перерыв в парламентской деятельности, скажите, каковы ваши впечатления от Государственной думы последнего созыва? Стала ли она умнее, серьезнее?

– Государственная дума работает, и обстановка в ней такая, что и мне хочется в ней работать. Естественно, это уже совершенно другой орган, и он не похож на ту Думу, в которой я работал в 1996 году, как по политическому составу, так и по мировоззренческим ориентациям. Можно сказать, что пока я адаптируюсь, ищу свое место.

– С одной стороны, ситуация в Дагестане кажется благополучной, регион дружно голосует за «Единую Россию», за Путина. Оппозиции в привычном для нас понимании этого слова не существует. С другой стороны, нельзя не заметить перемещение антитеррористических операций из Чечни, Ингушетии в Дагестан. Что происходит на вашей родине?

– Наша родина – Россия. Дагестан – только ее часть, но она сегодня чувствует себя очень неуютно. Пожалуй, это самая кризисная точка на карте страны. Да, в республике сменилось руководство, новый президент старается обновить многие аспекты жизнедеятельности, но те процессы, которые шли еще в 90-е годы, продолжаются до сих пор.
Мы много сил и денег вложили в восстановление Чечни. Но мы при этом не заметили, что рядом в таком же трагическом состоянии находится Дагестан. Я давно пытаюсь довести до руководства страны, что общая программа развития Северного Кавказа не учитывает положение и перспективы Дагестана. Уверен, республике жизненно необходима специальная программа по выходу из глубочайшего кризиса. Об этом говорит и президент республики.

Падение промышленного производства по сравнению с последними годами существования СССР в 90-е годы составило в республике 70 процентов, сельскохозяйственного производства – более чем на 70 процентов. Последствия этого провала не преодолены. На сегодняшний день в Дагестане на одно рабочее место более ста претендентов. В республику нужно не войска перебрасывать, а промышленность. Надо строить предприятия, создавать рабочие места.

Во времена существования Советского Союза, если человек не мог найти работу в Дагестане, он совершенно спокойно уезжал в любой другой регион СССР. Сегодня с этим возникают непреодолимые проблемы. От хорошей жизни никто из дома не уезжает. Мы же сейчас дошли до того, что ставим знак равенства между гражданином России, приехавшим в центральные регионы на заработки, и иностранным мигрантом-гастарбайтером. В результате получается, что молодые активные ребята в поисках работы приезжают сюда, а здесь у каждого вокзала их начинают фактически грабить люди в погонах. И куда им податься в такой ситуации? Даже элементарная, казалось бы, задача – снять квартиру в Москве – уже огромная проблема для кавказцев.

Но позвольте, если мы все граждане России, то и думать обо всех нужно одинаково. И дело здесь даже не в деньгах. Если мы не наладим просветительскую работу, не создадим базовые отрасли промышленности в самой Республике Дагестан, да и другие кавказские регионы так и не выйдут из кризиса.

– В Дагестане огромные суммы тратятся на «Анжи». Редкий европейский футбольный клуб способен проявить подобную финансовую щедрость на трансферном рынке. Не лучше ли было эти деньги отправить на обустройство и развитие республики?

– Хочу подчеркнуть, что в «Анжи» вкладываются не бюджетные, не народные деньги, а средства конкретного предпринимателя, Сулеймана Керимова. Почему-то нас куда меньше раздражает, когда Роман Абрамович вкладывает деньги в «Челси», более того, мы просим его остаться руководителем Чукотки. Редко кто вспоминает, что Сулейман Керимов вкладывает деньги не только в «Анжи», но и широко инвестирует в экономику Дагестана. Естественно, и я бы предложил ему десятки, сотни вариантов лучшего применения для его денег, но это его право распоряжаться собственными средствами по своему усмотрению. Плюс не нужно забывать, что создание такого клуба, как «Анжи», – это тоже своего рода социально ориентированный проект, позволяющий увидеть республику с совершенно другой стороны. Другое дело, что чрезмерная активность на этом поприще воспринимается уже как китч. Простому россиянину тяжело объяснить, почему в глубоко дотационной республике с рекордным уровнем безработицы бизнесмены позволяют себе покупать футболистов за десятки миллионов долларов.

Ситуация в Дагестане в целом ряде направлений критическая, патовая. Деревни фактически обезлюдели. Работы в горных районах нет, все ранее существовавшие предприятия радиопромышленного комплекса закрыты. Пустуют огромные альпийские луга, а на них ведь в свое время паслись отары нескольких районов! В Дагестане было более 5 миллионов голов мелкого рогатого скота. По овцеводству республика занимала первое место в РСФСР. Люди перестали заниматься подсобным хозяйством. Сегодня в семи селах вокруг моего дома нет ни одной козы, ни одного барана. Дошло до того, что народ за мясом ездит за 250 километров в Махачкалу! Старики содержать хозяйство уже не могут, а молодежь заниматься этим не хочет (непрестижно, да и не всегда доходно).

Но у этой проблемы есть и другая сторона. Создалась парадоксальная ситуация, когда за счет даже небольших пенсий и пособий из федерального бюджета происходит развращение населения, у людей отбивают всякую охоту работать. Я говорю одному прекрасному плотнику: «Почему ты бросил это дело, ты же мастер?» Он мне говорит: «Помоги мне лучше кредит получить. Я буду 3 месяца над дверью резной работать – ты мне заплатишь 10–15 тысяч рублей, а кредит – это много и сразу». – «А возвращать как будешь?» – «А зачем возвращать?..»

У вас хорошая газета, вы пишете о том, что волнует Россию сегодня, о проблемах, о которых надо говорить. Большинство же изданий пришли к тому, что пишут про разврат, насилие и прочую чернуху. Созидание приносит мало денег. Ценности, которых общество придерживалось на протяжении десятков лет, хорошие они или плохие, ушли. Что пришло взамен? Деньги. На самом высоком уровне государственной политикой объявлен прагматизм. О духовности и культуре здесь говорить не приходится. Что должен делать простой человек в этих условиях? Добывать деньги любыми средствами. Часто без стыда и совести.

Поэтому прежде чем говорить о Дагестане или еще о чем-нибудь, надо для начала разобраться в том, какое общество мы строим, к чему мы идем, чего мы хотим. Общество, взорванное после развала Советского Союза, полностью деструктурировано. Наверное, именно поэтому Дума приняла закон, по которому можно создать партию из 500 человек… Такое партийное строительство приведет только к еще большему разобщению общества. У меня в роду 500 человек, мне что, тоже теперь партию создать? От одних крайностей к другим.

– Что нужно сделать для того, чтобы наконец началось освоение природных богатств Дагестана? Есть сотни километров песчаных пляжей, но нет отелей. Есть прекрасные горы, но нет горнолыжных курортов. Что мешает создать туристическую инфраструктуру?

– Я согласен, Каспий по многим параметрам привлекательнее, чем то же Черное море. Во-первых, состав воды интереснее (микроэлементов больше), во-вторых, там до сих пор водится рыба. Но не стоит забывать, что Дагестан пока в конфликтном регионе, и это привносит в общую ситуацию некоторую нервозность. Да и в самом Дагестане обстановка не такая спокойная, как хотелось бы. Чуть ли не каждый день стреляют, взрывают. Кто в таких условиях сюда поедет? Надо помочь республике стабилизировать ситуацию.

Пока мы не создадим благоприятную социально-политическую, культурную среду, о туристических перспективах Дагестана говорить бессмысленно. Ну не приставлять же к каждому туристу по автоматчику. Мы даже нормальное авиасообщение с Махачкалой наладить не можем. А жаль. Ведь у нас и море есть, и горы есть, и коньяк есть, и термальных источников больше, чем где бы то ни было. И уникальная культура, наконец.

– На ВДНХ есть фонтан «Дружба народов». Несколько лет назад на нем даже обновили позолоту. А как вы считаете, кроме как на ВДНХ, дружба народов существует? Хотя бы в рамках современной России.

– Расул Гамзатов сказал бы на это, что фонтан есть, а дружбы нет. Я, кстати, принимал участие в обновлении этого фонтана. В свое время мы организовали рядом с ним Дом народов России. Старое руководство, которое предоставляло нам льготные условия аренды, ушло, и мы были вынуждены оттуда съехать. Мы сформировали уникальную библиотеку народов России – более тысячи оригинальных книг, различных национальных изданий. Собрали музей дружбы народов. Куда все это девать? Я перевез в университет. Сейчас перешел из университета в Думу. Куда все это теперь перевозить? Видимо, придется делать пристройку к моему дому в Махачкале. В Москве эти уникальные материалы оказались никому не нужны. Впрочем, часто, как и дружба народов.

Еще во времена Лужкова власти Москвы выделили нам участок земли по адресу: Коровий Вал, дом 4, под строительство Дома народов России. Люди, которых мы привлекли, вложили достаточно большие деньги, чтобы этот участок очистить, подготовить проект… Пришла новая власть, и первым делом закрыла этот важный проект… «Зачем мы им нужны, когда мы им не нужны», – говорила одна старая еврейка в Дербенте.

Нельзя построить идеальный город, думая только о домах, улицах и площадях. Москва – это, прежде всего, культурная среда, причем для большого числа национальностей. Такова судьба любой столицы. Соответственно нужно создать такую культурную среду, чтобы люди нормально сосуществовали. Почему мы не можем создать место, где можно было бы узнать об истории народов России, о роли русского народа в жизни других народов. Ведь зачастую это было самопожертвование, приобщение к высокой культуре, к высоким морально-нравственным ценностям. Я, например, поставил памятник своей русской учительнице, которая у меня была в горах. Теперь такой же памятник стоит и в Махачкале, по инициативе мэра Амирова.

Культура – это память, а если ее нет, то мы получаем общество, состоящее из бандитов и проституток, негодяев и маргиналов. Мы говорим, что в стране плохие межнациональные отношения. А межчеловеческие лучше?

Всякий, кто приходит в инонациональную культурную среду, должен учитывать ценности именно этой культурной среды. Должен адаптироваться. Политика мультикультурализма во многом провалилась из-за того, что в Европе не было программы культурной адаптации мигрантов к местной среде и адаптации среды к мигрантам. И чаще всего получалось, что человек, уходя от традиций своей родины, не приобщался к местным ценностям. Об этом в своей статье «Россия: национальный вопрос» четко сказал Владимир Путин: «Мы – многонациональный народ Российской Федерации» – с этих слов начинается Конституция Российской Федерации.

– В свое время у нас была одна общность. Все мы были представителями большого советского народа. Как вы считаете, имела ли эта идея под собой достаточный интеграционный потенциал или она была априори утопична?

– Посудите сами. Именно тогда мы встретились с женой и создали семью. Я с самой южной части страны, она с самой северной – из Архангельска. Живем вместе 30 лет. Сегодня мы самые близкие родственники. А сколько мы на это сил потратили? Когда люди живут вместе, у них хочешь не хочешь возникают общности. В Советском Союзе люди 70 лет жили, а до этого еще сотни лет жили с Россией в составе империи. Так что идея реальна, причем как тогда, так и сейчас.

– Вы написали много книг, но последняя из них особенно интересна. У нее два автора – муж и жена. К тому же в ней собраны мнения и представлены позиции ряда авторов, имеющих диаметрально противоположные взгляды.

– Эти люди отражают отдельные грани нашего общества. Другой вопрос, воспринимать их или нет. Но учитывать их точки зрения нужно обязательно. Тем более что националистическое движение сегодня имеет своих идеологов. Эта книга называется «Росс и я», и она впервые затрагивает темы культуры и политики совместной жизни россиян. В Советском Союзе мы сводили национальные отношения к идеологии. В современных условиях мы все время говорим о национальной политике. Я же доказываю, что главным фактором развития межнациональных отношений является культура. Пока я писал эту книгу, почувствовал, что в условиях растущих националистических настроений, автор Абдулатипов уже не убеждает, хотя самым искренним образом, в том числе пишу о проблемах русских. Поэтому сказал жене: я уезжаю в командировку, вот тебе рукопись, ты человек с высшим образованием, исправляй, ставь вопросы, я хочу, чтобы ты выступила у меня «крышей». В итоге книга вышла в соавторстве «Абдулатипов – Калинина».

– Как вы относитесь к идее воссоздания некоего государственного органа, функционирующего по принципам существовавшего ранее Министерства по делам национальностей?

– В России насчитывается более 180 национальностей. Это реальность. Соответственно существуют и отношения между ними. В этом смысле вполне логично, что должен существовать некий орган, который координировал бы деятельность государственных органов в отношении каждой из национальностей. Соответствующая проблематика есть и в культуре, и в образовании, и в ФСБ, и в МВД. И везде нужен особый подход.

Мне же в высоких кабинетах говорят, что первым делом нужно подумать о финансах, мол, если мы создадим благополучную экономику, то никаких остальных проблем вообще не будет. Но это справедливо только когда весь народ – огромное стадо. Корми бычка, раз в год подведи к корове, и он, довольный и счастливый, будет остаток жизни ждать поездки на мясокомбинат. Национализм бывает не только от голода, но и от сытости. И еще неизвестно, какой страшнее. Я все-таки уверен, что культура важнее, чем экономика, потому как если культура не дает своих ценностей и ориентиров, то и экономика зайдет в тупик. Это касается и межнациональных отношений. Россия – великая культурная держава. И об этом нельзя забывать. 



Общество Шеф-редактор журнала Мазурин и его коммерческие коллеги доигрались до уголовки? Шеф-редактор журнала Мазурин и его коммерческие коллеги доигрались до уголовки?

Как сообщили сегодня несколько телеграмм-каналов, в редакции российского "Форбс" проходят обыски в рамках расследования возможного дела, возбужденного по статье о мошенничестве.

Культура Кому достанется статуэтка Арлекина и денежная премия. Кому достанется статуэтка Арлекина и денежная премия.

16 ноября на сцене Российского академического молодежного театра состоится награждение лауреатов "Биеннале театрального искусства. Уроки режиссуры".

Спорт Колобков рассказал об итогах проверки московской антидопинговой лаборатории Колобков рассказал об итогах проверки московской антидопинговой лаборатории

Эксперты, которые изучали ситуацию вокруг московской антидопинговой лаборатории, не нашли подтверждений тому, что результаты тестов удаляли. Об этом сообщил министр спорта России Павел Колобков.