31 января 2013, 09:16, Максим БАШКЕЕВ

Сетевая наркомания

Не далее как во вторник глава Роспотребнадзора Геннадий Онищенко заявил, что в основном информация о суицидах содержится в социальных сетях. Столичные власти выделили 14 миллионов рублей на экспертное исследование блогов Рунета на предмет наличи

Сетевая наркомания

Бороться с размещением материалов, содержащих детскую порнографию, безусловно, нужно. Об этом говорилось уже не раз. Ведение и постоянное пополнение списка запрещенных сайтов – дело тоже небесполезное, раз уж ничего лучше придумать пока не удалось. А вот повышенное внимание к социальным сетям – это уже что-то новенькое, пусть и давно ожидаемое.

Пока мы как малые дети радовались потрясающим воображение темпам роста российского сегмента Интернета, с головой окунались в пучину разного рода социальных сетей, на Западе уже вовсю ломали голову над тем, как снимать людей с этой виртуально-социальной иглы. Первые же исследования на эту тему показали масштаб проблемы. Оказалось, что в Сети не могут себя контролировать, то есть следить за временем своего там пребывания от 1 до 5 процентов пользователей. Уже в конце девяностых были созданы первые исследовательские и консультативно-диагностические службы по данной проблематике. В России этот феномен в начале двухтысячных только начал изучаться.

Между тем есть стойкое ощущение, что время упущено. Даже скромного личного опыта хватает для того, чтобы сказать, что все больше людей не просто регистрируются в разного рода мирах, контактах и прочих одношкольниках. Они там живут, общаются, активно дискутируют, обмениваются мнениями, ругаются, мирятся и даже женятся. Такой образ жизни затягивает людей все глубже и глубже, вытащить человека на общение «в реале» все труднее и труднее и вот в один прекрасный момент ты ловишь себя на мысли, что уже и забыл, когда в последний раз виделся с тем парнем или той девушкой. Впрочем, просветления случаются и у них, правда связаны они не с проявлением присутствия силы воли или стремления что-то изменить в своей жизни, а с техническими проблемами на стороне провайдера или отсутствием денег на оплату Интернета на очередной месяц.

Стоит признать, мы все-таки народ увлекающийся. Еще недавно в стране бушевала эпидемия йогомании. Теперь вот меряемся количеством «друзей» в социальных сетях. Признаюсь, грешен, сам несколько лет назад попал в струю. Но на второй сотне иконок поймал себя на мысли: к чему все это? Зачем заменять живое общение с людьми, которые тебе по-настоящему интересны, ни к чему не обязывающей, по большому счету обезличенной сетевой болтовней? Подобная переписка хороша для знакомых второго, а то и третьего круга. Это их можно поздравить, подсмотренным на специализированном сайте стишком на день рождения (о котором тебя предусмотрительно предупредит та же социальная сеть, поскольку самому запомнить столько дат просто не реально). Настоящее общение должно происходить на природе, на рыбалке, в барах, ресторанах, на спортивных аренах. Настоящее мужское приветствие должно сопровождаться крепким рукопожатием, а не жиденьким, как бы извиняющимся «Привет, как сам?». Девушкам нужно дарить охапки живых цветов! Видеть их глаза, улыбку или, наоборот, печаль – разве это можно заменить гаданием об эмоциях по смайликам?

Когда я попытался поделиться мыслями с моими же сетевыми «друзьями», то натолкнулся на железобетонную стену непонимания. Большинство из них увязли в цифровом болоте уже слишком глубоко.

Даже если вам кажется, что у вас все хорошо и замечательно, за месяц до собственного дня рождения проделайте нехитрый эксперимент: уберите дату вашего появления на свет из профиля в социальной сети. Совсем скоро вы узнаете, сколько людей на планете Земля действительно помнят о вашем существовании и кому вы по-настоящему дороги. Вот только, боюсь, результат этого эксперимента вас очень сильно разочарует.

Мы не заметили, как между миром реальным и миром виртуальным растворилась стена их разделяющая. Взаимопроникновение привело к тому, что многие на выходных просыпаются только для того, чтобы налить себе чашку кофе и утонуть в Интернете: оценивать чужие фото, чужие мысли, отправлять сотни смайликов. Будни тоже инфицированы. Не спасает даже работа. Ведь в любом офисе есть компьютер и почти всегда присутствует выход во Всемирную паутину. Работодатели уже в шоке. Они пытаются хоть как-то противостоять бедствию, закрывают доступ к определенным сайтам, но… При желании с системным администратором всегда можно договориться, а если не получилось, то нет ничего сложного войти в заветную Сеть со смартфона.

А как отказаться? Там ты – суперудачливый фермер, обласканный похвалами и вниманием гений, окруженный друзьями. Здесь, как правило, менеджер средней руки со с мутными перспективами карьерного роста, с не имеющим ни малейших перспектив на разрешение квартирным вопросом и личной жизнью, неустроенной настолько, насколько это вообще возможно. Согласитесь, разница существенная.

Следствием этой сетевой углубленности стало еще одно явление, стремительно набирающее в последнее время популярность. На английском языке оно называется life coaching. Наиболее близкий по смыслу русский аналог звучит как «наставничество». Смысл в том, что некто с готовностью и часто не на безвозмездной основе учит страждущих уму-разуму. В принципе ничего плохого в этом нет, если бы не одно но. Происходит все это в Интернете, в среде повышенной анонимности и соответственно безнаказанности. Выступать в роли гуру и матерого специалиста здесь может любой пэтэушник. Чего он может насоветовать, на какой путь наставить? И ладно, если дело касается риторических вопросов из серии «Как познакомиться с девушкой/парнем?» (хотя и тут безграмотные советы могут наделить спрашивающего целым букетом комплексов, бороться с которыми он будет половину своей жизни), но кто может хотя бы предположить тяжесть последствий, например, от рекомендаций медицинского характера? Или что случится, если подросток вместо того, чтобы идти со своей проблемой к родителям или школьному психологу, станет искать помощи там, где, как ему кажется, его понимают по-настоящему? К сожалению, ответов на последний вопрос все больше. Не заметить их нельзя – все они попадают в криминальную хронику с сухой характеристикой: «самоубийство».

Это замкнутый круг. Все более глубокое погружение в Интернет делает возможность выхода из него все менее вероятной, даже для решения действительно серьезных, жизненно важных вопросов. Находящиеся же в онлайне «друзья», зачастую оказываются дурными советчиками. Что это: лень, страх, патологическая тяга к самолечению, архетипический трепет перед ведьмаками и знахарками? Всего понемногу, но именно этот коктейль стал питательной средой для тысяч, десятков тысяч самых разнообразных «наставников».

Самое же страшное заключается в том, что уже успело вырасти целое поколение россиян, которые толком-то и не помнят, была ли жизнь до соцсетей, или они существовали всегда? Им не с чем сравнивать. Для них все происходящее – норма.

А как у них?

Специалисты Берлинского и Дармштадтского технического университетов пришли к выводу о том, что около 30 процентов пользователей социальных сетей испытывают по большей части негативные эмоции. Происходит это чаще всего неосознанно, но тем не менее происходит. Механизм прост: знакомясь с информацией с информационных лент своих «друзей», следя за их путешествиями или просто жизнеутверждающими статусами, каждый третий пользователь испытывает элементарное чувство зависти. Далее идет логичная экстраполяция чужих виртуальных успехов на свою реальную жизнь, критичный взгляд на себя и, как следствие, – разочарование, неудовлетворенность и депрессия, длительное нахождение в которой может привести к еще более серьезным психическим расстройствам.

Почти диагноз

Международное сообщество психиатров и психологов как никогда близко подошло к тому, чтобы официально признать интерет-зависимость одним из психических расстройств, которое требует квалифицированной врачебной помощи. Ожидается, что произойдет это событие в мае текущего года. Более того в мире (в частности, в США) уже существуют клиники, специализирующиеся на лечении излишне углубившихся в Сеть пациентов. Сложность данного процесса заключается в том, что человек категорически отказывается признавать, что ему необходима чья-либо помощь. В том мире он успешен, авторитетен и имеет сотни друзей (что само по себе выделяется сегодня в одну из форм интернет-зависимости). С какой радости отказываться от этого благополучия?

Как определить черту, за которой заканчивается безобидное хобби и начинается болезнь? Интернет – зависимость, прежде всего, выражается в неоправданно долгом ежедневном использовании компьютера, подключенного к Всемирной паутине. Заметны необоснованные частые перемены настроения. Реакция на критику, советы, пожелания становится жесткой, болезненной. Резко ухудшаются отношения с родными, близкими, друзьями. Меняется круг общения. Старые хобби предаются забвению.

Помимо психологических проблем интернет-зависимость, пусть и опосредованно, но является причиной возникновения и чисто физиологических заболеваний. Вследствие гиподинамии развивается ожирение, атеросклероз, увеличивается риск сбоя в сердечно-сосудистой системе, страдает обмен веществ. Довести свой организм до плачевного состояния можно за каких-нибудь 2–3 года глубокого погружения в Сеть.


Политика В Кремле прокомментировали слова Трампа о разработке нового оружия в США В Кремле прокомментировали слова Трампа о разработке нового оружия в США

В Кремле прокомментировали заявление президента США Дональда Трампа о разработке нового, "невиданного" оружия и отметили, что в Москве внимательно следят за действиями Вашингтона в этой сфере.


Культура По мотивам реального обмана По мотивам реального обмана

17 октября на российские экраны выходит американский фильм "Прощание" – семейная драма, снятая режиссёром Лулу Ванг, которая написала и сценарий к этой картине. Родившейся в Пекине Ванг хорошо известны нравы, обычаи и традиции китайских семей, историю одной из которых она и рассказала в своей ленте. А если точнее, то она взяла случай из собственной биографии.