6 февраля 2013, 10:40, Геннадий ДЕМИН

Аргентина далеко, а МХТ рядом

Зрительный зал полон – впрочем, для Малой сцены МХТ это неудивительно. Поражает другое: небольшое число рецензий. По сравнению с потоком, который обрушивают газеты на читателей в первые же дни после громких «модных» премьер.

Аргентина далеко, а МХТ рядом

Может, потому, что спектакль «Он в Аргентине» рождался тяжело?

Незадолго до премьеры ушла в иной мир одна из двух занятых в представлении актрис Ия Савина. Ведь для спектакля-дуэта подбор исполнительниц главное. Начала работу новая пара. Выйти на публику успели всего несколько раз, снова последовала трагическая случайность – гибель актрисы Марины Голуб в автокатастрофе.

Казалось, работу надо закрыть, над представлением навис злой рок. Сейчас играет третий состав – режиссер ввел свою ученицу.

При таких обстоятельствах надо бы особое внимание прессы, беречь людей, которые любят театр и разбираются в нем. Но в малом количестве рецензий отражается перекос, свидетельство двойных стандартов рецензентов и печати.

Спектакль создан на подмостках одного из самых заметных театров – МХТ в Камергерском. Художественного руководителя театра Олега Табакова ранее наперебой именовали «успешным менеджером», «обновителем» и т.п. Именовали те же лица, которые теперь словно воды в рот набрали, стараясь не заметить постановки, достойной того Художественного, о ком когда-то писались восторженные строки:

«Отсюда, еще не умея молиться,

Но чая уже глубочайшую суть,

За Белою Чайкой, за Синею Птицей

Мы все уходили в излучистый путь...»

В чем причина внезапного «заговора замалчивания»? (На «Человека-подушку», что выпущен на той же Малой сцене, откликов чуть не втрое больше, кто-то писал не один раз.) Или чужие ближе отечественной Петрушевской – именно она написала трагикомедию о двух соперницах, эту песню об одиночестве и любви, достойном завершении жизни и неистребимой женственности. Автор, равного которому трудно найти в современной драматургии (фигуры «новой драмы» дотла выцветают, прослышав ее приближение), каждую ее пьесу – прошлых ли лет, нынешних – стоит изучать как образец и воплощать на подмостках, особенно молодым режиссерам.

Достойна внимание и сценография Алексея Порай-Кошица (плюс Евгении Кузнецовой): заброшенный дом отдыха «Актер» представлен чем-то вроде деревянного дебаркадера, по обеим сторонам которого – лодки, то ли вытащенные на песок, то ли в ожидании прилива. Под звуки гудков проходящих пароходов возникает реальный снимок сегодняшнего развала, но и дорастает до знака бренности существования, в волнах которого каждому дана своя плоскодонка.

Вряд ли вынудили рецензентов к немоте и занятые в постановке актрисы – та же уникальная Роза Хайруллина, не очень давно ставшая столичной, замеченная в нескольких театрах (кроме МХТ и «Табакерки» – Театр наций). Пожалуй, это лучшее ее проявление. Если в каком-то зрелище смотришь на нее с брезгливым недоумением (беспрерывные непристойности движений и слов), то здесь – словно зеркальное отражение, актриса высокого дара в блеске умений и опыта. Ей повезло: Петрушевская написала исповедальную пьесу, так что артистка с зорким глазом и чуткостью многое взяла от автора. Но это не портрет, хотя немало людей опознают оригинал, это спрессованный до символа образ. Существо театральной плоти, узнаваемое, упрямое и трепетное.

Ее антагонист и собеседница, труженица и разлучница у Юлии Чебаковой отважна, по-детски доверчива и житейски опытна. Пока, правда, ее героиня приземлена, ей недостает выхода за пределы быта, что так характерно для Петрушевской.

Постановщик Дмитрий Брусникин, который давно не работал на родной сцене, отдавая силы педагогике, автора знает, актрис понимает. В собственном мастерстве уверен, марке русского театра – чуткости к слову драматурга, ансамблевости, благородству мысли – верен.

Спектакль надо лелеять. Ухаживать как за редким деревцем, которому есть, куда расти. Он противостоит превращению отечественных подмостков в мутный источник одуряющих зрелищ. Возвращает должное уважение к сцене и ее работникам. О дне сегодняшнем говорит без спекуляций – политических ли, эстетических. Возрождает почти исчезнувшее чувство гордости за русскую сцену, способную трогать и учить, вдохновлять талантами и обжигать головокружительными открытиями. Глядеть широко распахнутыми глазами на будто умытый от чиновников-бандитов очищенный мир.

Зритель, который бурно реагирует – смехом, аплодисментами, а в конце – овацией, это понимает.

Пусть Аргентина далеко – ее палящее танго танцуют в финале.


Политика Зеленский прокомментировал возможность возвращения России в G8 Зеленский прокомментировал возможность возвращения России в G8

Президенты Украины Владимир Зеленский прокомментировал в своем фейсбуке возможность возвращения России в G8, выразив мнение, что это станет возможным только после "возвращения" Крыма и прекращения конфликта в Донбассе.


Культура Второй раз Пускепалису в Волковском театре должно пофартить. Второй раз Пускепалису в Волковском театре должно пофартить.

После конкурса кандидатов на должность художественного руководителя первого русского театра имени Федора Волкова, объявленного Министерством культуры Р.Ф, победил Сергей Пускепалис, пребывающий в должности заместителя по творческим вопросам Эдуарда Баякова с декабря 2018 года в МХАТе имени Горького.