10 апреля 2013, 14:46, Иван ГАНИН

«Липовая» справедливость

Борьба с фиктивными диссертациями ударит не по чиновникам, а по добросовестным аспирантам.

Объявленная Минобрнауки война «липовым» кандидатам и докторам все больше приобретает черты «охоты на ведьм», а ярлык плагиатчика стремительно превращается в клеймо похлеще знаменитой алой буквы. Вооруженные программой «Антиплагиат», искатели правды радостно раздувают скандал из каждой фальшивой диссертации, грозя лишить незадачливого автора опуса не только ученой степени, но и должности вкупе с репутацией. ВАК, в свою очередь, придумывает все новые и новые инструменты в этой борьбе. Тем не менее инквизиция от науки выглядит неубедительно: шумихи вокруг разоблачений много, а результаты едва заметны. Зато становится очевидным: если кто и пострадает от академического пехтинга, то это не чиновники, а простые аспиранты и соискатели.

Сам факт, что в качестве поля битвы за справедливость в российской науке были выбраны не вузы, а Госдума и министерства, даже не вызывает нареканий. Почва и в самом деле благодатная: каждый случай разоблачения чиновника с купленной диссертацией выглядит показательной поркой, порождающей общественный резонанс. Однако полноценного «диссергейта» в правительстве не случилось: единственной жертвой ВАК стал бывший зампред Комитета Госдумы по образованию Владимир Бурматов. Выяснилось, что часть его диссертации представляет собой компиляцию чужих научных работ. Скандально известному депутату пришлось покинуть пост заведующего кафедрой политологии и социологии РЭУ имени Плеханова, а также свой думский комитет. Остальные акции устрашения, направленные против членов парламента, не увенчались успехом. Владимир Жириновский и его сын Игорь Лебедев, фактически обвиненные в покупке диссертаций, остались на своих местах. Ни в коей мере не пострадал уличенный в плагиате Уполномоченный по правам ребенка при Президенте России Павел Астахов.

Если оставить разговоры о том, насколько справедливы эти обвинения, налицо все признаки внутрикорпоративных разборок. Не зря инициаторами проверок в Госдуме чаще всего выступают собратья по парламенту. К примеру, внимание научной общественности к докторской диссертации Владимира Жириновского привлек не кто иной, как депутат-эсер Илья Пономарев. Однако конъюнктуру для грязных игр создало, безусловно, Министерство образования и науки. Напомним, что поводом для «диссергейта» послужил скандал в школе имени Колмогорова (СУНЦ МГУ), имевший место в конце прошлого года. Выпускники СУНЦ, возмущенные назначением на пост директора школы Андрея Андриянова (бывший глава студсоюза МГУ, который одним из первых объявил о своем вступлении в Общероссийский народный фронт), обвинили молодого ученого в обмане диссертационного совета при защите кандидатской. После проверки выяснилось, что Московский педагогический государственный университет, присудивший степень Андриянову, пропустил целый ряд «липовых» диссертаций. В 24 работах из 25 было выявлено от 50 до 90% некорректных заимствований. Плагиатом дело не ограничилось: фиктивные исследования сопровождались несуществующими отзывами и фальшивыми списками публикаций. В результате пять кандидатов наук, включая Андриянова, и шесть докторов были лишены ученых степеней. Учитывая, что за последние пять лет ВАК разжаловала не больше десятка человек, это впечатляющая зачистка. Директор СУНЦ (теперь уже бывший) до сих пор пытается оспорить решение комиссии. Он даже провел «независимую экспертизу» своей работы, доказавшую ее оригинальность, но шансов на реванш у Андриянова немного: критерии, по которым ВАК проверяла скандальную диссертацию на научную новизну, скоро будут применяться повсеместно. Речь идет, конечно же, о более широком использовании системы «Антиплагиат» и внедрении дополнительных процедур, оценивающих качество подготовки исследования. Это означает, что для аспирантов и соискателей, защищающихся в этом году, наступают непростые времена.

Глава Высшей аттестационной комиссии Владимир Филиппов, в частности, уже анонсировал, что сайты организаций, где планируется защита, будут обязаны размещать не только авторефераты и тексты диссертаций, но и развернутое заключение от программы «Антиплагиат» по оригинальности материала. Сайт ВАК, в свою очередь, будет публиковать все защищенные и отклоненные диссертации – опять же с соответствующими заключениями компьютерной программы. Такое доверие к искусственному интеллекту вызывает некоторые опасения. Причина даже не в том, что на создание всеобщей базы данных и повсеместное внедрение программы уйдут миллиарды бюджетных рублей: ЗАО «Антиплагиат» только за начало этого года подписал 54 госконтракта. Споры вызывает адекватность работы системы.

Эксперты из научного сообщества сомневаются, что ей можно доверять: робот в принципе не способен оценивать оригинальность мысли. Программа может лишь показать совпадения отдельных фрагментов текста. А это означает, что любые даты, термины и даже имена собственные являются, с точки зрения системы, заимствованиями. По мнению ректора ИТМО (Санкт-Петербург) Владимира Васильева, программа требует серьезной доработки: она определяет как стопроцентный плагиат даже один из трудов историка Ключевского. В этом свете требования к тексту диссертации, что он должен содержать 95% оригинального материала, выглядят смехотворными. Вызывает усмешку и тот факт, что на днях от программы «Антиплагиат» пострадали сами чиновники из Минобрнауки: блогер Виктор Леванов обнаружил в кандидатской диссертации замминистра Александра Климова 32,3% некорректных заимствований.

Помимо неоднозначной программы, соискатели ученой степени в этом году столкнутся с проблемой публикации научных статей, необходимых для допуска к защите. Все потому, что Владимир Филиппов намерен сократить число изданий, аккредитованных ВАК. По его словам, в списке комиссии останутся только «самые сильные» из них. При этом ВАК увеличит количество обязательных публикаций для соискателей: для защиты кандидатской надо будет иметь три статьи в «ваковских» журналах, а не одну, как сейчас, а для защиты докторской – десять вместо нынешних семи. Кроме того, Филиппов запретит изданиям ВАК брать с соискателей деньги за публикацию материалов. Предполагается, что платить за них будет вуз, в котором пройдет защита диссертации. С учетом этих факторов можно представить, насколько вырастет коррупция в этом академическом секторе. Аспиранты, как правило, готовы раскошелиться, чтобы их статью опубликовали вовремя, до защиты, что довольно непросто при значительной очереди на публикацию. Теперь вместо банковских платежей будут деньги в конвертах.

Стратегия ВАК также предусматривает переход к принципиально новым формам защиты диссертации. По словам Владимира Филиппова, научное сообщество поддержало ряд направлений модернизации в этой сфере. Одним из них станет сокращение числа диссертационных советов. Кроме того, в будущем планируется подбирать диссовет в зависимости от темы конкретной диссертации. СПбГУ уже взял эту практику на вооружение. Более чем вероятно, что осенью она будет принята и другими крупными вузами страны.

Вместе с работой диссертационного совета претерпит изменения процедура защиты. Диссертант будет вынужден рассказывать не только про свое исследование, но и отвечать на вопросы по университетской программе. Таким образом, соискателю за весь период обучения придется трижды подтверждать свою компетентность: на вступительных экзаменах в аспирантуру, на экзаменах кандидатского минимума и в финале на защите собственной диссертации. Логичный вопрос – почему бы вместо дополнительных испытаний «на финише» не ужесточить проверку знаний на предыдущих этапах, превратив их из формальности в объективную оценку, – остается открытым.

Детали всех предстоящих нововведений станут известны после 1 мая, когда созданные недавно в Минобрнауки четыре рабочие группы «по совершенствованию государственной системы аттестации научных и научно-педагогических работников» обнародуют предложения по реорганизации диссертационных советов. Однако кампания против «липовых» диссертаций уже сейчас наводит на грустные мысли о лечении симптомов вместо самой болезни. Ведь работе по написанию диссертации должно сопутствовать грамотное научное руководство – реальное, а не формальное, как в большинстве случаев. Это требует как иного уровня оплаты труда научного консультанта, так и создание условий работы для самого аспиранта – начиная с необходимой инфраструктуры и заканчивая приемлемой стипендией. Чиновники же, к сожалению, лишь устраивают показательные порки и раздувает бюрократический аппарат.


Политика Ряд членов правительства Камчатки покидает посты Ряд членов правительства Камчатки покидает посты

Два вице-губернатора, министры здравоохранения и культуры, а также зампред правительства Камчатского края покидают посты, сообщил на оперативном совещании в понедельник глава региона Владимир Солодов.

В мире Тихановская настаивает на введении "точечных" санкций по Белоруссии Тихановская настаивает на введении "точечных" санкций по Белоруссии

Бывший кандидат на пост президента Белоруссии Светлана Тихановская поддержала введение точечных и персональных санкций в отношении соратников Александра Лукашенко, отраслевые санкции, по ее мнению, недопустимы.


Общество Глава комитета Госдумы выступила против поправок в Семейный кодекс Глава комитета Госдумы выступила против поправок в Семейный кодекс

Глава комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Тамара Плетнева считает, что предложенные сенаторами поправки в Семейный кодекс, касающиеся брака и усыновления, слишком объемны, изменения должны вноситься постепенно.

Спорт Фальстарт из-за коронавируса. Как "Зенит-Ижевск" пострадал после матча на Кубок России Фальстарт из-за коронавируса. Как "Зенит-Ижевск" пострадал после матча на Кубок России

Ижевский футбольный клуб сложно было назвать фаворитом "группы 4" в первенстве ПФЛ. "Зенит" рассматривался в качестве крепкого середняка – букмекеры не предполагали, что ижевские футболисты смогла побороться за путевку в ФНЛ.