15 апреля 2013, 16:23, Сергей РЫКОВ

И модно, и Сатане угодно?

«Трудные подростки» – выражение, придуманное взрослыми. Наверное, не теми взрослыми, кто непосредственно виноват в их бедах. И все же мы в ответе за них. Все эти порченые яблоки – из нашего коллективного сада.

Детский сад за решеткой

Алеша С. из Подмосковья (14 лет) украл из торговой палатки несколько пачек мороженых пельменей и котлет, чтобы накормить брата и сестру. Мать Леши умерла. Отец безработный. Прокурор счел проступок мальчишки преступлением (500 рублей ущерба) и бросил паренька в камеру к взрослым бандитам. Так удобнее, решил прокурор. Алеша живет в области, а следствие велось в Москве. Удобнее таскать пацана на допрос из кутузки, а не из родной деревни…

В Жигулевской колонии для несовершеннолетних отбывал срок мальчик, осужденный на четыре года за кражу буханки хлеба…

В Екатеринбурге, не выдержав допросов, подросток выбросился из окна…

Если бы я узнал об этом от случайных знакомых за седьмой (после литра водки) кружкой пива в провинциальной общественной бане, расположенной рядом с тюрьмой, например, я бы сделал поправку на количество выпитого. Но, во-первых, я не пью пиво после водки в бане рядом с тюрьмой, а во-вторых, об этих ужасах я узнал на парламентских слушаниях. От судьи коллегии по делам несовершеннолетних из Санкт-Петербурга Николая Шилова и от заместителя председателя Комитета по делам женщин, семьи и молодежи Веры Лекаревой.

В России более четырех миллионов беспризорников. Есть регионы, где до полутора тысяч ребят школьного возраста абсолютно (подчеркну – абсолютно!) безграмотны. При этом дети, извините, не дебилы. Просто они ни единого часа не были в школе.

Несколько тысяч несовершеннолетних (а точнее, «несовершенновзрослых») «парят нары» в зонах и спецучреждениях. Представьте некий город, населенный детьми, огороженный колючей проволокой, со сторожевыми вышками по периметру, с ночным воем голодных собак и утренним визгом сирены… Архипелаг ГУЛАГ, над которым реет знамя Детства.

Не так давно побывал в Можайской женской колонии. На территории колонии есть родильный дом и детский сад. Мамы-убийцы, мамы-грабительницы, мамы-хулиганки, мамы-насильницы (пишу и вижу дикое несоответствие слов, стоящих рядом, но что делать?!), мамы-мошенницы и аферистки после свиданий с мужьями рожают детишек, вынужденных как минимум до трех лет жить в зоне. (Говорят, животные не размножаются в неволе – человек размножается.)

Детей, живущих в домах ребенка при женских колониях, в России более полутысячи. Можайским узникам-малюткам высокие гости привезли подарки: одежду, обувь, игрушки… Все это было мило и, конечно, гуманно. Но посмотрим на проблему с другой, не парадной стороны. Задаривая детишек зоны, широко, с помпой и треском об этом рассказывая, не поощряем ли мы осужденных женщин рожать в неволе? Не выдумываем ли мы, еще сохранившие остатки романтизма и святости, не вымучиваем ли мы материнство в этих, извините, часто уже обсосках судьбы? Не нарушаем ли право ребенка, отдавая на откуп непутевой маме-зэчке решать, где этому ребенку появляться на свет – в зоне или на свободе?

Возможно, сгущаю краски. Но вот факты. Восемь из десяти рожденных в женских колониях малышей рано или поздно повторяют судьбу своих горе-родителей. Восемь из десяти таких малышей своим горе-матерям не нужны. Оставшихся из десятка двоих (по статистике) в лучшем случае забирают родственники осужденной. Оставленных в тюремном детсаде крох с грехом пополам, с невероятными сложностями (из-за прописки и прочих формальностей) пристраивают в детские дома России. «Мать» продолжает «мотать срок», допустим, в том же Можайске, ее сына (дочь) «везут по этапу», скажем, в детский дом Бийска (что на Алтае). «Мамаше» досиживать еще лет пять-восемь (в Можайской колонии отбывают срок очень серьезные дамы) – с ребенком практически связь потеряна. (Не писать же ему, несмышленышу, письма!)

Повторюсь, восемь из десяти таких детей остаются сиротами при живых матерях. Не ребенок как таковой (за редчайшим исключением) нужен осужденной, а живая кукла в ее крапленой колоде: авось срок скостят, раз родила; авось лишнее свидание с милым разрешат; авось…

Воспитатели дома ребенка в Можайской женской колонии сказали мне, что в отведенное для свиданий с ребенком время (здесь в момент моего посещения было 54 малыша до трех лет) в лучшем случае приходят только кормящие мамы. Остальным их дети, тоскующие в детском саду в ста метрах от мамкиного «барака», – до лампочки.

Я не знаю, где выход из этой деликатно-криминальной ситуации. Но убедился, что материнство и зона несовместимы. Есть в этом что-то аномальное – в беременности на нарах. Что-то не от Бога…

20–25 лет назад рецидивная (то есть повторная) преступность подростков составляла 2–3%. Сейчас каждое шестое преступление совершается несовершеннолетними повторно. Только в одном районе Москвы примерно месяца за три-четыре подростками совершается 300–350 преступлений. 60% из них – кражи. Причем кражи квалифицированные, совершенные почти профессионально, с проникновением в жилища, с применением холодного, а то и огнестрельного оружия… Профессор Белгородского государственного университета Георгий Потанин уверен, что более двухсот так называемых «воров в законе» управляют несовершеннолетней «братвой» прямо из зон. (О вольных «ворах в законе» и не говорю.)

К чему я нанизываю на красную нить темы черный бисер фактов? К тому, чтобы доказать простейшую мысль: в России созрела такая криминальная ситуация среди подростков и молодежи, что пора выстраивать СИСТЕМУ ПРАВОСУДИЯ ДЛЯ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ. Пора вводить суды для подростков, ювенальную (то есть только для несовершеннолетних) адвокатуру, ювенальную прокуратуру. Словом, необходима так называемая «ювенальная юстиция». Нельзя чесать под одну гребенку и детей, и взрослых.

Не за решетку надо стараться немедленно упрятать ребенка, а как минимум понять причину его поступка. Не гильотина ему нужна – терапия. Ибо 80% несовершеннолетних преступников имеют серьезные отклонения в психике. Каждый четвертый подросток, чье дело рассматривает суд, лишается свободы. 70% оступившихся получают условный срок. И эти же 70% (все как один!) садятся на скамью подсудимых во второй (и в третий…) раз. Вывод? Мы осудили их, не выяснив причину первого преступления. Мы наказали, но не «вылечили».

Суды трещат от перегрузки работой. В стране огромный дефицит хороших судей. Подозреваемый подросток часто годами (!) гниет в камере в ожидании приговора. И в СИЗО (следственном изоляторе), и в зоне подросток приравнен к взрослому зэку. Его также унижают – морально, физически, сексуально… То есть права ребенка (пусть и оступившегося, но ребенка – по паспорту), его права нарушаются беспредельно. Сплошь и рядом.

В Швейцарии ювенальные суды проходят в присутствии врачей, педагогов, психологов. (Об адвокатах и не говорю.) В Англии полицейский, задержавший тинейджера, обязан в течение часа разыскать его родителей или их представителя. Без них он не имеет права начинать допрос. У нас же чуть ли не каждого третьего подростка во время допроса жестоко избивают.

Не идет из головы факт, с которого начал этот очерк, – в Жигулевской колонии для несовершеннолетних сидел мальчишка, укравший буханку хлеба. Нет, чтобы посадить тех, кто его этого хлеба лишил!

Волк в овечьей шкуре

Вывод Научного центра охраны детей и подростков РАМН беспощаден: нервно-психические заболевания детей в последние 15–20 лет вышли в России на второе место. (На первом – заболевания органов пищеварения – 52,7%.) Нервно-психическими же недугами той или иной тяжести страдает каждый третий отечественный подросток. (В 70–80-е годы прошлого века «сносило крышу» только у шести из ста.)

Эти цифры скрывали от общественности даже в наше относительно открытое время. «Сор из избы» вынес член-корреспондент Российской академии образования Д.Д. Зуев на одном из заседаний Совета по проблемам учебников для общеобразовательных школ. Вывод ученого упрощенно звучит так: человек (общество) поставил себя выше Природы, забыв, что он (оно) лишь часть ее. Не будем вдаваться в философские дебри. И без того ясно – наше время почти обесценило человеческую жизнь как таковую.

Еще не забылся случай массовой смертности детей на религиозной почве. Бывший тренер по плаванию Чирковский выдавал себя за врача-экспериментатора и «именем Сатаны» «закаливал» новорожденных: приняв роды, тут же натирал младенца снегом, «изгоняя» из него «христианский» дух. Этому варвару доказали семь детских смертей за неполные полгода, но Чирковский успел улизнуть от российского правосудия в Штаты. На самом деле смертей было раза в три-четыре больше, но матери погибших детей повели себя истинно по-сатанински: кто-то решил, что «так угодно Сатане, а значит, пусть ребенок станет жертвой».

Мрак! Бред! Сатана правит бал и в новом веке?

В детском лагере отдыха «Казачок» при санатории «Вешенская» в Ростовской области (намоленные Шолоховым места!) подростки, подражая неведомым «силам Сатаны», сначала разрисовали фломастерами мальчишку-инвалида, а потом несколько дней издевались над ним. В объяснительных записках органам правопорядка подростки написали: «Били сильно и без жалости…», «… нам было все равно, больно Денису или нет…» Сексуального насилия несовершеннолетним не доказали, но к делу о «Казачке» подшито письмо, написанное родителям мальчишки, униженного его сверстниками. От имени жертвы «сатанисты-казачки» подробно расписали, в какие «ритуальные оргии» они втягивали мальчика – инвалида детства.

Впрочем, жестокость, помноженная на глупость, не знает географии. Владивосток от Москвы и Ростова-на-Дону, считай, у черта на куличках. Не хочешь, да поверишь в Сатану: то наводнения в этих краях, то пожары, то землетрясения… А тут новая напасть – учеников двух школ (№ 13 и № 6 – оба числа считаются «сатанинскими») огромного и (хочется верить) цивилизованного Владивостока обратили в свое время в… язычество. Причем родители «новых язычников» узнали об этом последними. Да что родители?! В 6-й школе даже директор (по ее словам) не ведала о том, что учеников двух седьмых и одного пятого классов сняли с уроков и повели в некую Крестовую сопку. Во главе «детского стада» (точнее не назовешь) шли «язычники» – преподаватель так называемого факультативного предмета «Экология духа». Юлия Войтовская и ее «брат по разуму» Валерий Новицкий (в миру, так сказать) – проповедник язычества, в церковных кругах больше известен как радарь Ярослав, а в криминальных – по кличке Волк. Радарь был обличен в волчью шкуру. Дети шли под звуки гуслей и возгласы Ярослава. На Крестовой сопке развели высокий костер. Пошаманили вокруг него со всеми возможными языческими «прибамбасами». После чего детям объявили, что православное крещение с них снято. Отныне они язычники…

На полном, читатель, серьезе! На Крестовой сопке не было игры в переодевание в сказочных Лисичку-сестричку и Серого Волка. Не было театрализованного представления. Потому мне страшнее, чем в сказке…

Заявления родителей «юных язычников» да иски к радарю в волчьей шкуре долго гуляли по судебным инстанциям мятежного Владивостока. Семиклассники, побывавшие на сопке, рассказали родителям, что «поп в волчьей шкуре» готовил их к «свальному греху». То бишь к банальной групповухе.

В поселке нефтяников Кедровый (Томская область) был скандальный случай. Бывший пьяница и бомж Анатолий Нечаев вдруг «прозрел» и организовал в Кедровом секту «Свет истины». Мало того. Убедил директора местной школы Елену Бояринову в незыблемости так называемого «эзотерического учения» некоего Василия Гоча. «Продвинутая» директриса разрешила бывшему алкашу вести в своей (единственной в поселке!) школе спецкурс по «теории причинности». Каждый день школьникам методично вдалбливали простые истины – что все они смертны и непростые – что к встрече с «иным миром» надо готовиться с колыбели… Хорошо, что снова первыми прозрели (не преподаватели, нет!) родители. Подняли шум. Алкаш-проповедник от греха подальше тут же снялся с места.

Город Кстово Нижегородской области «прославился» в свое время шестью самоубийствами школьников. Шесть самоубийств подростков за неполные полгода! Сережа Николаев, Саша Галкин, Илья Еремин, Денис Сергеев, Женя Денисов бросились с крыши многоэтажки. Их примеру последовала Ксюша Сюртукова… Дети играли в некую компьютерную сатанинскую игру, суть которой сводилась к «неизбежному прозрению» – постарайся, мол, уйти из жизни до 14 лет. И ты будешь счастлив. Прокуратура города долго разыскивала «идеолога» этих самоубийств…

Берегите своих детей от смертельной глупости. Глупость смешна до тех пор, пока не стала трагедией.


Политика Памфилова отреагировала на случайную победу уборщицы на выборах Памфилова отреагировала на случайную победу уборщицы на выборах

Глава ЦИК Элла Памфилова заявила радиостанции "Говорит Москва", что не видит нарушения закона в ситуации с победой уборщицы Марины Удгодской на выборах главы сельского поселения в Костромской области.

В мире Выживший курсант рассказал подробности крушения Ан-26 под Харьковом Выживший курсант рассказал подробности крушения Ан-26 под Харьковом

Курсант Вячеслав Золочевский, выживший в крушении Ан-26 под Чугуевым, не выпрыгивал из самолета, как сообщалось ранее, заявил глава Харьковской областной администрации Алексей Кучер.

Экономика Титов предупредил Мишустина об угрозе волны банкротств Титов предупредил Мишустина об угрозе волны банкротств

Уполномоченный при президенте России по защите прав предпринимателей Борис Титов обратил внимание премьер-министра Михаила Мишустина на системную проблему с выдачей льготных кредитов бизнесу под два процента, которая может обернуться волной банкротств, рассказали в пресс-службе омбудсмена.


Общество Глава комитета Госдумы выступила против поправок в Семейный кодекс Глава комитета Госдумы выступила против поправок в Семейный кодекс

Глава комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Тамара Плетнева считает, что предложенные сенаторами поправки в Семейный кодекс, касающиеся брака и усыновления, слишком объемны, изменения должны вноситься постепенно.

Спорт Фальстарт из-за коронавируса. Как "Зенит-Ижевск" пострадал после матча на Кубок России Фальстарт из-за коронавируса. Как "Зенит-Ижевск" пострадал после матча на Кубок России

Ижевский футбольный клуб сложно было назвать фаворитом "группы 4" в первенстве ПФЛ. "Зенит" рассматривался в качестве крепкого середняка – букмекеры не предполагали, что ижевские футболисты смогла побороться за путевку в ФНЛ.