29 мая 2013, 10:26, Владимир ДМИТРИЕВ

История одной России Дмитрия Рогозина

«Известный российский политический и государственный деятель. Чрезвычайный и Полномочный Посол Российской Федерации. Глава Постоянного представительства России при штаб-квартире Организации Североатлантического договора (НАТО), доктор философск

История одной России Дмитрия Рогозина Автор фото: Семейный альбом Дмитрия Рогозина

Такую «объективку» можно получить в Интернете на запрос – Дмитрий Олегович РОГОЗИН. Если же продолжить поиски, то интересно будет узнать, например, что после окончания школы он подал документы на актерский факультет ВГИКа, успешно сдал творческий конкурс, но поступил на международное отделение факультета журналистики МГУ. В рядах КПСС не состоял, но с отличием закончил экономический факультет Университета марксизма-ленинизма при Московском горкоме партии. Первым из советских граждан посетил Чили после событий 1973 года и лично беседовал с диктатором-генералом Аугусто Пиночетом и первым же в 1992 году подал в Конституционный суд иск о неправомерности Прадед. Борис Николаевич Миткевич-Жолток. 1941 год.JPGБеловежских соглашений, повлекших распад Советского Союза.

А в издательстве «Вече» вышла его очередная книга, но на этот раз уже литературное произведение, и как определяет ее жанр сам автор – историко-документальная повесть «Барон Жолток». Увлеченный однажды желанием узнать об истории своего рода, Дмитрий Олегович и представить себе не мог, как далеко уведут эти поиски…

– Дмитрий Олегович! Уже в самом начале сюжет книги приобретает почти детективный характер, когда вы вспоминаете свою умирающую бабушку Наталью Борисовну. Буквально за день до смерти она раскрывает вам, мальчишке-девятикласснику, тайну своей жизни, которую скрывала даже от самых близких. Как сами пишете, вспомнить об этом эпизоде пришлось только через 30 лет и совершенно случайно…

– Бабушка, заболев полиомиелитом, последние 9 лет своей жизни провела в постели в старой московской квартире на улице Дурова. Но я ни разу не видел ее удрученной и жалующейся на жизнь. Наоборот, она была главным оптимистом и шутником в семье.

К ней мы ездили регулярно – строго по раз установленному расписанию – после обеда каждую субботу и там подолгу засиживались. Честно говоря, пока я был маленький, она большого внимания на меня не обращала, и я сновал по комнатам в поисках чего-нибудь интересного. В этот момент она наводила на меня свой взгляд и, указывая на какую-нибудь статуэтку, вдруг начинала сухо чеканить: «Этот фарфор, между прочим, держал в своих руках Александр Сергеевич Пушкин». Если же я, изнемогая от скуки, плюхался в старое кожаное кресло, говорила: «Не продырявь! В этом кресле любил сидеть Сергей Есенин!» Тогда я относился к ее словам с изрядным скептицизмом и на ее исторические экскурсы применительно к посуде или мебели в доме не реагировал вовсе.

История одной России Дмитрия Рогозина2.JPGКак-то в один из традиционных субботних вечеров отец раньше обычного засобирался домой. Я подошел к бабушке, наклонился, чтобы поцеловать, но она стиснула мою руку, велела присесть, собираясь сказать что-то важное. Это было настолько неожиданно и непривычно, что я запомнил наш разговор с фотографической и магнитофонной точностью.

«Послушай, внучек! Я завтра умру. Я это знаю. То, что я сейчас тебе скажу… Я всю жизнь скрывала свое происхождение, работала простой модисткой и держала язык за зубами. Я боялась не за себя, а за твоего отца. Запомни, что я тебе скажу, хотя, может, ты и не поймешь это сейчас. Мальчик мой, в тебе течет благородная кровь. Мой дед Николай был царским генералом, бароном. Он был полицмейстером Москвы, больши-и-и-и-и-м жандармским начальником. Твой папа не все о нем знает, ему это могло бы повредить по службе. Но ты запомни! Хорошо? Ну все, ступай!»

На следующий день бабушка Наташа действительно умерла. Про легенду о прапрадедушке-жандарме я довольно-таки быстро забыл и вспомнил о ней через 30 лет и действительно – совершенно случайно.

– У ваших предков по отцовской линии была довольно-таки редкая фамилия – Миткевич-Жолток. Через нее и начались поиски?

История одной России Дмитрия Рогозина3.JPG– След я нашел неожиданно. Как-то копался в Интернете и наткнулся на документы 3-го Жандармского отделения и Департамента полиции. Смотрю: в перечне ссылок значится: «Миткевич-Жолток Николай Антонович, полицмейстер Москвы, генерал-майор». Сказать, что я удивился, значит ничего не сказать. Вот тут и вспомнил, что мне бабушка Наташа перед смертью говорила. Я за эту ниточку ухватился и потянул. Привлек своих знакомых депутатов, они по старой дружбе подписали запросы в различные московские архивы, ну а дальше оставалось только ждать. Примерно через месяц получил первые копии документов, да еще каких! Личное дело полицмейстера 4-го Отделения Московской полиции Николая Антоновича Миткевича-Жолтка 1866 года рождения, Кавалера орденов Святого Равноапостольного Князя Владимира 3-й и 4-й степени, Святого Станислава 2-й и 3-й степени, Святой Анны 2-й и 3-й степени. Упоминание «из Могилевских дворян» подсказало, где дальше искать, – в белорусских архивах, прежде всего в Могилевском и Минском. Фамилия польская, значит, надо выходить и на польских коллег. Направляю запрос в Польскую миссию при НАТО. Делаю запрос в ГУВД Москвы, с просьбой покопаться в столичных милицейских архивах. И в Центральный военно-исторический архив, где хранятся документы по Русской Императорской армии. Кстати, в личном деле Николая Антоновича значится, что «женат он первым браком на девице Екатерине Николаевне Сорокиной, дочери почетного потомственного гражданина Российской империи, дворянке Смоленской губернии», а детей у них было трое. Я даже узнал, где они жили! Опять же в Интернете нашел «Алфавитный указатель адресовъ жителей г. Москвы и ея пригородовъ». Большого труда не составило разыскать адрес Миткевич-Жолток – Ремизовскiй, 4. Теперь это 1-й Люсиновский, рядом с метро «Добрынинская». Есть даже телефон 108-51.

И знаете, чем больше узнаю о жизни своего прапрадеда Николая Антоновича, тем больше его биография напоминает историю акунинского Эраста Петровича Фандорина. Сначала военная карьера: пехотное училище, служба в Бобруйской крепости, учеба в столичной престижной военно-юридической академии, Русско-японская война, где он – военный прокурор в Маньчжурии, демобилизация и работа в Москве – в Генерал-губернаторстве. В 1908 году «числящийся по армейской пехоте» штаб-офицер по особым поручениям при московском градоначальнике возвращается на действительную службу, но уже жандармскую, и назначается в особо тревожное время полицмейстером Москвы.

– Он так и служил в жандармерии вплоть до революции?

– Нет. В мае 1915 года в Москве на фоне поражений русской армии на фронтах Первой мировой войны произошли История одной России Дмитрия Рогозина5.JPGнемецкие погромы – бессмысленные и беспощадные. Расправлялись, и очень жестоко, с немцами, даже с теми, кто хоть и обрусел лет сто назад, но носил немецкую фамилию. Поиски «немецких шпионов» среди фабрикантов вывели на улицы Москвы десятки тысяч погромщиков и мародеров. Согласно отчету сенатской комиссии, в ходе погромов «пострадало 475 торговых предприятий, 207 квартир и домов, 113 германских и австрийских подданных и 489 русских подданных…». Так вот все причастные и деепричастные должностные лица Москвы после этого уходят в отставку. Царь снес всю верхушку московского начальства, и Николай Антонович, который как раз был один из немногих, кто во время погромов проявил себя как высокий профессионал, ушел на фронт. По приказу императора возглавил один из Головных эвакуационных пунктов Западного фронта. Будет играть важную роль в штабе главнокомандующего Вооруженными силами на юге России генерал-лейтенанта А.И. Деникина, а затем его преемника, генерал-лейтенанта барона П.Н. Врангеля. Николай Антонович, в частности, был заместителем начальника штаба Государственной стражи России. Это что-то типа МВД плюс ФСБ, ФСО – все в одном флаконе.

Большевистский переворот 1917 года он не принял, уехал на юг России и стал там активным участником Белого движения. В 1920 году генерал Миткевич-Жолток вместе со всеми уходит из Севастополя – то ли в Югославию, то ли в Турцию. Далее его следы теряются.

Я был в Белграде, на так называемом Новом кладбище, где захоронен цвет Русской армии в изгнании. Там его нет. Буду искать. Отец перед смертью мне так и сказал: «Я знаю, ты их найдешь».

– Говоря «их», он имел в виду и Бориса Николаевича, своего деда и вашего прадеда? Он ведь тоже был военным. Как закончилась его карьера?

– Где-то после Великой Отечественной следы его теряются. Последний раз отец и моя бабушка видели его в 1942-м, История одной России Дмитрия Рогозина6.JPGкогда он появился в Москве, чтобы эвакуировать их из города. Накануне Первой мировой Борис Николаевич окончил Гатчинскую школу военных летчиков. За храбрость был награжден офицерскими Георгиевскими крестами, благополучно миновал все репрессии и стал одним из первых красных летчиков, служил авиационным инженером.

– Но в своих исследованиях вы ушли далеко в глубь истории и выяснили, что род берет начало от прусских князей. Миткевичей. Потянули за ту самую ниточку и оказались…

– Где-то в XIII веке. Никогда не думал, что сохранились документы тех времен, имеющие отношение к моим предкам. За время поисков свидетельств накопилось столько, что мне уже не хватало компьютерного монитора, чтобы выстроить эти квадратики в цепочку. Поэтому по выходным в большом зале нашего постпредства в Брюсселе пришлось раскладывать все эти листы бумаги прямо на полу, ходить по стрелкам и разбираться в перипетиях своей родословной. Так вот и попал в XIII век.

Из документов я узнал, что родоначальниками фамилии Миткевич стали прусские князья. Гербом рода Миткевич-Жолток был так называемый герб «Калинова», с изображением занесенной к небу рыцарской руки в доспехах с обнаженным клинком, напоминающим о кровавой сече с меченосцами. Род сыграл немаловажную роль в становлении польско-литовского государства. После очередного раздела Польши в конце XVIII века семья оказалась в Российской империи и продолжала служить ей во все времена верой и правдой.

После знаменитой Грюнвальдской битвы* к фамилии Миткевич добавилась вторая половина – Жолток (кстати, часто в разных документах пишется по-разному). Как выяснилось, в ней участвовал один из моих предков – Степан Миткевич, воевавший вместе с великим князем литовским Витаутасом. А приставка Жолток пошла от ярко-желтого плаща, в котором воевал рыцарь.

– Желание написать книгу об истории рода возникло у вашего отца Олега Константиновича. Но, увы, уже на исходе жизни, когда он был тяжело болен. И завещал сделать это вам. А ведь у него самого редкая и непростая судьба.

– Четырнадцатилетним мальчишкой он сбежал на фронт, служил юнгой экспедиционного аварийного специального отряда Днепропетровской флотилии. Чудом остался жив. Но вот что характерно. Даже став генералом, не позволял, чтобы ему оформили удостоверение ветерана войны. Всю жизнь он проработал бок о бок с людьми, которые прошли войну с первого до последнего дня, стали ее героями, и проведенные им несколько месяцев на фронте отец не считал поводом для присвоения столь высокого и почетного звания. До отставки и выхода на пенсию в 1989 году генерал-лейтенант Рогозин занимал должность заместителя начальника Службы вооружения Министерства обороны СССР и практически руководил всей оборонной наукой страны. Концепция всего созданного в России в 70–80-х годах вооружения была разработана и внедрена при его непосредственном участии. Профессор, доктор технических наук, лауреат Государственной премии СССР, удостоился звания Героя Социалистического Труда. Он-то и привил мне интерес к военным делам, хотя и обижался, что я не избрал карьеру военного. Я – первый из Рогозиных по мужской линии, кто прервал военную династию. И хотя я сам не летаю, но с парашютом прыгаю регулярно, люблю экстремальные виды спорта.

– Уж коли речь зашла об увлечениях, говорят, в Брюсселе вас часто можно увидеть на мотоцикле. В Москве такое не практикуете? Кстати, какую марку мотоциклов предпочитаете?

– Трофейные. В смысле немецкие (смеется). И в Брюсселе, и в Москве езжу регулярно.

– Но вернемся к главной теме разговора. Ваши родители прожили вместе 57 лет. У этого супружеского долголетия есть какой-то особый секрет?

– Любовь.

– А как они познакомились?

– Как это часто и происходило в те времена – в офицерском клубе, на танцах. Мама рано потеряла своего отца, он погиб в 1934-м. Чтобы выжить, ее мать сдавала кровь, была заслуженным донором – этим, по существу, и кормились. После войны мама пошла учиться в Оренбургское медучилище, а где-то на втором курсе ее отправили под Иркутск, в ГУЛАГ. Но не как заключенную, а как медработника. Она об этом вспоминать не любила. Можно только догадываться, какие душевные раны остались у молодой девушки, попавшей в среду заключенных. И еще она никогда не ела грибов, даже смотреть на них не могла – ведь там ими только и питались.

– Фамилия Рогозин вам досталась от деда Константина Павловича. Удалось проследить эту ветвь родословной?

– Что касается династии Рогозиных, чью фамилию я ношу по мужской линии, то родом они из-под города Ростова Великого. Сейчас их родовое село Гари находится в Ильинском районе Ивановской области. Рогозины – потомственные кузнецы-богатыри. Жили зажиточно. Когда большевики пришли к власти, мой дед Константин Павлович со своим отцом и его братьями благоразумно решили покинуть малую родину и переехать в Москву. Кстати, наверное, здесь он и подружился с Есениным. Вот, очевидно, отсюда и то кресло в квартире бабушки, в котором любил сидеть поэт. Она же рассказывала, что дед Рогозин был каскадером и даже снимался в кино. Я сам видел какой-то старый фильм, где он лихо прыгает в фонтан.

Были в этом роду знаменитые люди, например боярин Василий Рогозин. Отличился он в русской истории как верный соратник почитаемого на Руси князя Дмитрия Пожарского.

– Ваши близкие, очевидно, были первыми читателями книги «Барон Жолток». Кстати, расскажите немного о семье. Есть ли у вас какие-либо особые традиции, реликвии?

– Как и у всякой семьи, конечно, есть. Жена Татьяна, филолог по образованию. Кстати, книгу читала в рукописи, что-то правила, делала замечания. Сын Алексей занимается бизнесом. Есть двое внуков: Федор – ему уже шесть лет и Мария – ей только три года.

– Не угадывается ли в ваших потомках что-то от знаменитых предков?

– Маленькие еще. Хотя внуку Федору я много рассказываю о витязе Жолтке, и у него, по-моему, сложился романтичный образ сказочного рыцаря. Мы даже о нем свой фильм сняли. Я купил внуку доспехи из пластика – кольчугу, щит, латы – все как полагается. Он в главной роли – рыцарь Жолток, участник Грюнвальдской битвы, жена – прекрасная принцесса. Я – оператор. Очень хочу привить внуку интерес к истории, к своей фамилии и роду. По-моему, это очень важно.

– А сами вы когда почувствовали в себе желание узнать больше о своих предках?

– Лет 15 назад я оказался в Чечне, чтобы вывезти оттуда группу наших заложников. Было это в одном из сел под Грозным. И вот ранним утром, после проведенной в ауле тревожной ночи, вышли мы со стариком-чеченцем во двор. Разговорились. И тут он мне на гору показывает и говорит: «А вот оттуда нас генерал Ермаков обстреливал. А из-за этой горы князь Барятинский наступал». Я его спрашиваю: «Вы-то откуда это знаете? Это же когда было, в XIX веке?» И он стал рассказывать о членах своего рода. Меня тогда поразило то, что он всех помнит. Это даже не седьмое-восьмое колено, а может быть, двадцатое. Вот тогда-то мне впервые стало по-настоящему стыдно, что я, русский, не знаю собственную родословную. Тогда же дал себе слово обязательно написать ее историю. Окончательное решение пришло после трагического в моей жизни события – смерти отца. Это был человек, на которого я равнялся всю жизнь, сына своего воспитывал на его примере и внуков буду тоже.

Я начал собирать материал и так увлекся, что уже не мог остановиться, уходя на много веков назад. И там увидел людей. Простых тружеников и героев, близких мне и по роду, и по духу. Понял, что могу гордиться своими корнями. Гордиться своей Родиной, Россией, любить ее, какой бы она подчас ни была. Помните, как в песне у Юрия Шевчука: «А она нам нравится, хоть и не красавица». Поэтому и книга у меня получилась в принципе о России.

– Наверное, не случайно у нее есть второе название «История одной России»?

– Я стал другим, написав эту книгу. И пришел к выводу, что каждая семья – это и есть Россия. И их истории схожи.

Источник: Владимир ДМИТРИЕВ Темы: Дмитрий Олегович РОГОЗИН


Общество Лес рубят – щепки летят или Дубки в руках рейдеров Лес рубят – щепки летят или Дубки в руках рейдеров

Как, известно право собственности в нашей стране имеет чисто декларативный характер и путем разного рода действий из богатого арсенала рейдеров можно отобрать все что угодно у кого угодно. В Московской области самым лакомым активом является земля, из-за которой, порой случаются самые настоящие войны. Одна из таких баталий прямо сейчас разворачивается вокруг СНТ "Дубки Плюс".

Культура Narcos впервые вышел в России на ViP Serial Narcos впервые вышел в России на ViP Serial

В российском телеэфире состоялась премьера рейтингового сериала Narcos ("Нарко"), на днях вышедшего на телеканале ViP Serial, зрители которого эксклюзивно увидят три сезона легендарной криминальной драмы и ее продолжение "Нарко: Мексика". Сериал идет по будням в 22:15. Смотреть Narcos можно и в онлайн-кинотеатре ViP Play.

Спорт Колобков рассказал об итогах проверки московской антидопинговой лаборатории Колобков рассказал об итогах проверки московской антидопинговой лаборатории

Эксперты, которые изучали ситуацию вокруг московской антидопинговой лаборатории, не нашли подтверждений тому, что результаты тестов удаляли. Об этом сообщил министр спорта России Павел Колобков.