4 июня 2013, 10:01, Никита СОКОЛОВ

Большой футбол «Уралом» прирастает

«Урал» вернулся в премьер-лигу. Точнее, покидал 17 лет назад высшую лигу, а вернулся в премьер-лигу. Футбол стал чуть другим. Другими стали болельщики и стадионы. Да и название команды было иным – не «Урал»

Большой футбол «Уралом» прирастает

Давнюю мечту свердловчан (екатеринбуржцев) и жителей области воплотил в жизнь главный тренер «Урала» Павел Гусев. Точнее, Павел Пантелеевич Гусев.

Коллега Гусева Николай Агафонов говорит о нем так: « Спокойный. Иногда складывается ощущение, что Гусев руководит «Уралом» силой мысли. Вы видели хоть раз, чтобы он носился вдоль бровки во время игры? Слышали его исступленные выкрики с тренерской скамейки? Нет, Павел Пантелеевич другой».

Он и в беседе с корреспондентом «Трибуны» предпочел доброжелательный тон, избегая резких фраз и оценок. Спокойствие его речи придает и мягкий южный говор.

- Одни источники говорят, что вы из Ростова-на-Дону, другие – с Украины. Откуда вы родом, Павел Пантелеевич?

- Я из Донецкой области, город называется Снежное. Это недалеко от границы с Россией, до Ростова 100-150 километров.

- Шахтерский город?

- Да. Папа всю жизнь работал в шахте.

- У вас тоже была перспектива оказаться на шахте?

- Была, но я с детства влюблен в футбол. У меня три старших брата, и двое из них играли на неплохом уровне: один в первенстве области, второй немного выступал в харьковском «Металлисте». Папа у нас тоже интересовался футболом и поощрял наши занятия.

- Успели поиграть за шахтерскую команду?

- В 16 лет, еще школьником. Команда была из соседнего города Тореза и играла в классе «Б», это примерно уровень нынешней второй лиги.

- Сильная там была дедовщина?

- Не сказать, что дедовщина, но старшие нас воспитывали, было психологическое давление. Те, кто был не силен характером, не выдерживали, многие заканчивали играть.

- Говорят, в ходу был такой способ воспитания: брали старую бутсу, и шлепали по мягкому месту…

- Было и такое, только не бутсой, а тапком. Но в раздевалке были разборки и посерьезнее. Если из-под молодого игрока забили гол или нападающий не использовал стопроцентный момент, в него летели бутсы и другие предметы.

- В вашу сторону тоже летали?

- К великой радости нет.

- В ростовский СКА вас призвали повесткой?

- Да, когда я играл в «Роторе», учился в институте. Пока действовала отсрочка, меня не трогали. Но только получил диплом, пришла повестка.

- Быстро тогда собрали вещи?

- В Ростов я уезжал почти без вещей. Только закончился чемпионат, меня вызвал к себе военком. Он был болельщиком, мы хорошо с ним общались. И вот он спрашивает меня о планах на отпуск, а потом говорит: «При всем моем уважении к тебе, я ничего не могу сделать». И достает военный билет, в котором уже была запись о ростовском СКА. Видимо, все решили заранее. Приехал в Ростов – меня встретили и отправили в спортивную роту. Я принял присягу, расписался за то, что я присягнул Родине. А на следующий день меня отправили домой в отпуск. После отпуска стал играть за СКА уже в качестве военнослужащего.

- До какого звания дослужились в СКА?

- До капитана.

- Вы и на поле были капитаном, в том числе в сезоне-81, когда выиграли Кубок СССР. Долго не могли уснуть тогда перед решающей игрой со «Спартаком»?

- Определённое волнение было, потому что финал был в Москве, в «Лужниках» - они тогда вмещали 100 тысяч зрителей. Накануне игры нас вызвали в главное политическое управление и пожелали удачи, сказали, что мы должны порадовать ветеранов войны - финал проходил 9 мая. Напомнили, что мы представляем все вооружённые силы. Из Ростова были организованы специальные поезда на финал.

- Вы все 90 минут отбивались от атак «Спартака»…

- Ну, нельзя сказать, что всю игру. Мы играли от обороны, вторым номером, а в концовке матча забили гол. При этом в первом тайме наш вратарь, воспитанник свердловского футбола Витя Радаев парировал удар с пенальти Саши Мирзояна. Витя достал мяч и переправил его в штангу – это был переломный момент в игре. Так вышло, что на стадионе был президент ФИФА Жоао Авеланж, который вручил мне кубок. И оказалось, что я был единственным человеком в СССР, который получал кубок из рук главы ФИФА.

- Куда отправились после победы?

- У нас была календарная игра с «Зенитом» в Ленинграде. Уже оттуда мы возвратились домой. Когда самолет приземлился в аэропорту Ростова, стюардесса по громкоговорителю объявила: «Первыми выходят футболисты СКА». Встречало всё областное, городское руководство. От трапа проложили ковровую дорожку, гремел оркестр. Самое удивительное было после официальной встречи. Мы сели в автобус, но очень долго не могли на нем выехать на трассу. Вся площадь была занята болельщиками! Двигались тихонечко, чтобы никто не угодил под колеса.

- В том же году вы, обладатели Кубка, вылетели из высшей лиги.

- Да, парадоксальная ситуация. Просто сложилась ситуация, что после победы в Кубке и успешного выступления в еврокубках, многие ребята затянули с празднованиями. Плюс руководство области перед финалом Кубка обещало простимулировать команду: к примеру, позволить купить машину вне очереди. Но они не сдержали слово, а начали «кормить завтраками». Была обида у ребят, хотя это и не красит команду, надо было продолжить играть для зрителя.

- Говорят, тогдашний главный тренер СКА Владимир Федотов потерял рычаги управления командой…

- Владимир Григорьевич был очень воспитанным, порядочным человеком. К игрокам у него было доброе отношение, он не мог в жесткой форме что-либо приказывать, он так был воспитан. Он выстраивал доверительные отношения, но, к великому сожалению, не все это поняли. Поэтому у многих сложилось мнение, что Федотов не очень требователен. Прежний тренер, Герман Семёнович Зонин, был совершенно другого склада человек, у него всё было построено на дисциплине. Владимир Григорьевич сильно переживал по поводу ситуации в команде, обращался ко мне за советом, но виноват в вылете был не он один – и руководство, и игроки тоже.

- Кто был комсоргом того СКА? Наверняка вы, капитан.

- Да, был и комсомольским организатором в том числе.

- Признайтесь: верили тогда в коммунизм? Ростов - город особенный… Там торговали из-под полы и во времена СССР, процветало движение «цеховиков»…

- И не только «цеховиков» - «мясников», «овощников». Город южный, своеобразный. А комсорг… Жизнь такая была. Всем руководила партия, что скажут – не обсуждалось.

- «Цеховики» не крутились возле команды? Через футболистов можно было что-то отвезти, что-то привезти.

- Конечно, крутились ребята, которые знали - к команде особое отношение властей. Нам, например, раз в месяц привозили автолавку с товарами, которые нельзя было найти в свободном доступе. Выделяли пайки – конфеты, кофе, сырокопченую колбасу. А эти товары у игроков покупали те ребята, «цеховики». Машины тоже кто-то из нас оставлял себе, а кто-то – продавал. Она была оформлена на игрока, а те ездили по доверенности. И никто не мог придраться.

- Много покупок привезли из Турции и ФРГ, когда играли там в Кубке Кубков?

- За победу в Турции (СКА в 1/8 финала Кубка Кубков прошел «Анкарагюджю», но в следующем раунде уступил «Айнтрахту». – Прим. авт.) нам сразу выдали премиальные, не такие уж большие деньги. Покупали в основном вещи. Из Анкары привезли кожаные куртки, дубленки.

- На границе не придирались? Сразу же видно - закупились не только на выданные премиальные.

- В Турцию мы тогда летели чартером вместе с киевским «Динамо» - им как раз нужно было играть в Трабзоне. К футболистам и так было лояльное отношение, а в Киеве вообще никаких проблем. Ребята из «Динамо» - Олег Блохин, Саша Бережной – сразу сказали: «Вы не волнуйтесь, здесь упрощенный проход».

А в ФРГ мы летели со «Спартаком», они играли с «Кайзерслаутерном». Мы-то должны были проходить «Айнтрахт» - судья отработал не очень объективно, не засчитал наш чистый мяч. А «Спартак» проиграл 0:4. И вот по прилету мы проходим таможенный контроль. Пограничник показывает рукой: «Ростов, проходите!» - досмотра не было вообще. Зато «Спартак» заставили показать багаж, смотрели пристально. Таможенники тоже живые люди, болельщики…

- Извините за вопрос… Большая сумма у вас накопилась на сберкнижке к распаду СССР?

- Были сберегательные книжки, а были чеки. Удобно: едешь куда-нибудь, а их принимают к оплате. И вот у меня до сих пор лежат чеки на шесть тысяч.

- По тем ценам – на полмашины?

- Это целая машина: вазовская «шестерка», очень тогда популярная. Вот «Волга» стоила 15 тысяч. И в один момент – после распада СССР - эти чеки превратились в бумажки. Так и остались на память.

- В вашей биографии в девяностые ни одной «тренерской» записи: закончили работу со СКА в 89-м, а вернулись в футбол уже в 2001-м. Чем занимались в то время?

- Сложилась такая ситуация, что я остался один с маленьким ребенком, воспитывал его. Но я занимался футболом, возглавлял клуб ветеранов в Ростове. А когда сын подрос, я вернулся на профессиональный уровень.

- Причем сразу же в высшую лигу, приняв волгоградский «Ротор»…

- Тогда из «Ротора» продали большую часть основного состава, и когда я принимал команду, в ней были совсем юные ребята: Рома Павлюченко, Роман Романов, Женя Алдонин, Миша Мысин. Из опытных – Валера Есипов, Денис Зубко, Коля Олеников, Андрей Чичкин. Все в один голос говорили: «Ротор» - первый кандидат на вылет. Но получилось, что мы стали десятыми, а вторая команда – они тогда тренировались вместе с нами - выиграла первенство дублеров.

- Тогда уже было видно, что Павлюченко далеко пойдет?

- Рома – очень талантливый нападающий. Очень. Хорошая скорость, поставленный удар, неординарные действия на поле. Недаром вскоре его забрали в «Спартак», а позже в ЦСКА уехал Алдонин. Хорошая у нас тогда была команда…

- Почему, по-вашему, Павлюченко не до конца раскрылся в Англии?

- Мое мнение – причины не игровые: сказался языковой барьер. Рома сам по себе очень коммуникабельный парень, и ему наверняка не хватало общения. Хотя все относительно. Да, его потенциал выше того, что он показал в Англии, но он отыграл там несколько сезонов.

- В 2003-м вы приняли тонущий «Урал». Сильно сомневались, когда получили приглашение?

- Когда я приехал в Екатеринбург, увидел ту энергию, оптимизм, который излучал Григорий Иванов. (Президент «Урала» - ред.). Он очень хотел создать хорошую команду, но были огромные проблемы: полуразрушенный стадион «Уралмаш» с безобразным полем, отсутствие тренировочной базы. Тренироваться нам было совершенно негде. Ездили в Сысерть на районный стадион, а качество поля там никакое. Так вышло, что мы с Григорием Викторовичем в 2003-м начинали путь «Урала», а спустя десять лет продолжили.

Тогда, конечно, было очень сложно. Я принял команду на последнем месте в первом дивизионе. Перед вторым кругом усилились, пришли Андрей Сметанин, Андрей Дуров, Саша Малыгин, Максим Рязанцев, Андрей Сальников, еще ряд ребят. И команда стала показывать неплохой футбол. Второй круг мы отыграли на уровне пятого места, но спастись все равно не смогли. И не смогли только потому, что некоторые команды, скажем так, устроили подковерные игры. Против «Урала» был определенный пул. Хотя нас тогда ходило по 20 тысяч болельщиков…

- А иногда – и 25 тысяч, полный Центральный стадион.

- Да, на игре «Динамо» из Санкт-Петербурга был аншлаг. Мне даже друзья звонили: «Это, наверное, опечатка? Не 25 тысяч – две с половиной?» Болельщик действительно пошел, потому что команда показывала добротный футбол. А болельщика не обманешь.

- Расчет у вас, кажется, был на быстрый гол: команда всегда начинала мощно.

- Тактика строится с учетом сильных и слабых сторон соперника – это мое кредо. Изучаешь противника и пытаешься сыграть на своих сильных качествах. А быстрые атаки тогда приносили результат.

- Верили, что перед вторым кругом в Екатеринбург удастся пригласить вратаря Сметанина, который за несколько лет до этого играл в Лиге чемпионов?

- Я тогда сам ездил в Москву. Сметанин играл в «Титане», во втором дивизионе. Я полетел на одну из его игр, чтобы согласовать детали, и в том матче увидел Сальникова и Шамрая. После матча спросил у Сметанина, как мне переговорить с этими ребятами, и он вызвал Сальникова. Спросил: «Есть желание поиграть на более высоком уровне?» Тот с удовольствием согласился.

- Сергей Шамрай после ухода из «Урала» занялся пляжным футболом и сейчас далеко не последний человек в этом виде спорта.

- Да, он работает в Российском футбольном союзе. В начале года я был там на совещании и встретился с Сережкой. Он немножко округлился, закончил активно играть. (Улыбается.) А работает он начальником отдела по пляжному футболу – имеет прямое отношение к успехам нашей сборной по этому виду спорта.

- Он и в 2003-м выделялся «пляжной» техникой?

- У него очень своеобразная техника, взрывная скорость, хороший дриблинг. Но, к сожалению, потенциал он до конца не реализовал - при мне в «Урале» у него было несколько серьезных травм.

- Сальников за второй круг наколотил 14 мячей и стал главным открытием сезона в первом дивизионе. Ожидали от него такое?

- Он очень ярко начал. Мы принимали команды из Хабаровска и Читы, у обоих выиграли 4:1, и Сальников в них забил по два мяча. У него был хороший потенциал, физические данные, желание играть… Его огромная ошибка – он послушал людей, которые его окружали. Не здесь – в Москве, был определенный круг людей с личными интересами. Мы с Григорием Викторовичем очень долго его уговаривали, летали в Москву и встречались с этими людьми. Убеждали их: рано ему еще куда-то уходить, ему бы еще здесь годик-два поиграть, набраться опыта. Но Сальников ушел в «Кубань». Потом переходил из одной команды в другую, но по большому счету так ярко, как в «Урале», нигде не заиграл.

- То есть уходил он тогда некрасиво?

- Да. Он нам с Григорием Викторовичем по окончании сезона дал слово, что никуда не уйдет. А потом повел себя не очень корректно: отключил телефон, ни с кем не общался. Это его не красит. Сейчас мы встречаемся, общаемся – где-то и он понимает, что повел себя не очень правильно.

- В том же году случилась трагедия с Петром Хрустовским. Узнали о ней сразу после победы над читинским «Локомотивом»?

- На следующее утро. Петя не играл в том матче. Перед ним, уже на стадионе, он подходил ко мне: «Отпустите меня домой, я все равно не играю с «Локомотивом». И я его не отпустил. Но я так понимаю, что он просто хотел поставить меня в известность, получить добро. У него, может даже, на руках был билет. В итоге Петя улетел в Волгоград, а там его встретили родственники. И по дороге в Камышин – сам он камышинский, случилась та авария…

- В следующем году в команде сложилась ситуация с нарушением режима, причем виновниками стали опытный Сметанин и хорошо знакомый вам по Ростову Малыгин.

- Ну, да… К великому сожалению, эта слабость была и у Андрея, и у Саши, хоть и в меньшей степени. Они, так получилось, сдружились, и иногда после игр… Информация-то у нас была, мы с этим боролись.

- Эта ситуация повлияла на вашу отставку в ходе сезона?

- Я ушел по семейным обстоятельствам. Нужно было быть дома.

- Со стороны это выглядело как ваше увольнение: команда на тот момент не выполняла задачу, отставая от лидера – «Содовика».

- Понятно, что вокруг таких ситуаций всегда появляются слухи. Но мы расстались по-хорошему, я объяснил Григорию Викторовичу ситуацию. И на протяжении всех этих лет мы поддерживали отношения, я был в курсе событий в «Урале».

- В списке команд, которые вы тренировали после отъезда из Екатеринбурга, самая сильная – покинувший первый дивизион «Петротрест». Вы сами ожидали, что будет такой успех с нынешним «Уралом»?

- Когда я увидел, какое отношение к команде, какой состав, инфраструктура, я понял: можно решать серьезные задачи. Даже невзирая на турнирное положение, в котором я принимал команду. Моя задача была в том, чтобы свести воедино потенциал игроков за счет тренировочного процесса, создания нужного микроклимата. Хотя с атмосферой все было в порядке. Здесь Григорий Викторович, поэтому обстановка всегда добрая, семейная. В «Урале» все по-домашнему, все работают ради задачи, все профессионалы своего дела.

- Первый главный тренер «Уралмаша» в российской высшей лиге Николай Агафонов недавно рассказал, что в 1992-м сохранил состав, успешно игравший в первой лиге, и игроки раскрылись по-новому: у них был кураж, желание проявить себя на другом уровне. Вы тоже собираетесь оставить победный костяк на следующий сезон?

- Естественно, ребята, которые добились этого успеха, достойны игры в премьер-лиге. Они талантливые, они преданы футболу. Мне очень приятно с ними работать, потому что их человеческие и профессиональные качества на высочайшем уровне. «Урал» силен командной игрой, командным духом. При маленьком промежутке между окончанием сезона в ФНЛ и началом чемпионата в премьер-лиге создавать новый коллектив не совсем правильно. Тем более, что у нас есть хороший костяк. Да, ротация в футболе неизбежна, но широкомасштабной селекции не будет – нужно усилиться точечно и сохранить игру, которая была в ФНЛ. И вы правильно заметили: эмоциональный заряд от победы вместе с отношением к делу, уверен, приведут к хорошему результату.

- Мы поговорили о самом большом успехе в вашей карьере тренера. А можете назвать свои самые большие тренерские ошибки?

- Трудно сказать сразу. И не потому, что я не хочу об этом говорить – разные были ситуации… Почему сейчас в «Урале» у меня самый большой тренерский успех? Просто практически во всех остальных командах я работал в более чем скромных условиях. И, тем не менее, это всегда были команды, о которых говорят: «с поставленной игрой». Может быть, не всегда стоило соглашаться на приглашение, заведомо зная: одних знаний и опыта недостаточно – должны быть еще и созданы условия для работы. Не всегда были возможности нормально проводить тренировки, сборы, не было стабильного финансирования. И в этом отличие от моей нынешней работы в «Урале».


Политика Китай ввел санкции против ряда американских официальных лиц Китай ввел санкции против ряда американских официальных лиц

Китай принял решение ввести санкции в отношении 11 американских официальных лиц в ответ на санкции по Гонконгу, сообщил в понедельник официальный представитель МИД КНР Чжао Лицзянь.

В мире В ЛНР заявили о взрыве на позициях украинских силовиков В ЛНР заявили о взрыве на позициях украинских силовиков

Народная милиция самопровозглашенной Луганской народной республики зафиксировала взрыв на позициях ВС Украины у линии соприкосновения в Донбассе, заявил в понедельник на брифинге официальный представитель Народной милиции ЛНР Яков Осадчий.

Экономика Сбербанк РФ выпустит собственный стейблкоин? Сбербанк РФ выпустит собственный стейблкоин?

Вскоре после того, как Владимир Путин подписал закон "О цифровых финансовых активах", Сбербанк сообщил, что рассматривает возможность выпуска собственного стейблкоина.


Культура Коллектив театра "Современник" с приходом Виктора Рыжакова разделился Коллектив театра "Современник" с приходом Виктора Рыжакова разделился

Несмотря на пандемию внутренняя жизнь театров не прекращается и бурлит вопреки здравому смыслу. Заявление об уходе из театра народного артиста России Сергея Гармаша, на котором держался репертуар, произвело эффект разорвавшейся бомбы.