23 июля 2013, 15:04, Геннадий ДЕМИН

Учились бы, на старших глядя

Учились бы, на старших глядя…

В недавнем прошлом или близком будущем вряд ли найдется сезон, в котором на профессиональной сцене появилось бы столько новых режиссерских имен. Ранее лишь отдельные театры предпринимали (с разным усп

Учились бы, на старших глядя

Театры «продвинутые» старались меньше, но все же какие-то фамилии возникали на афишах ЦДР и Театра.doc. А в минувшем сезоне число площадок, где резвится молодежь, резко возросло: Вахтанговский и фоменки, МТЮЗ и Ермоловой, меняющая курс Маяковка и скромный «Булгаковский дом», не говоря уже об отдельных проектах.

Однако столичный театральный пейзаж интервенция молодняка не расцветила. Скорее, наоборот, – начинающие вдруг обнаружили такую замшелость и тягу к заимствованиям, прибегли к таким окоченелым штампам, что остается только изумиться. И попытаться прояснить, откуда проистекает разительная уязвимость тех, на кого возлагали решительные надежды. Тем более что классная литературная основа вялых премьер указывает на повышенное самоуважение постановщиков: они берут не только Шекспира и Мольера, но Ибсена и Бунина, Уайльда и Мандельштама, Лермонтова и Камю…

Прежде всего, у новичков заметно стремление рвануть за рамки профессии: вторгнуться в литературные тексты. Словно одной майки лидера-режиссера недостаточно, манят еще и лавры инсценизатора. Добро речь бы шла о «новой драме», там хоть все перепиши, но тут напротив: чем именитее и знаменитее автор, тем больше жаждет его переиначить режиссер-создатель сценической версии. Провал «Дориана Грея» в Ермоловском (символичный: в спектакле играют былой и нынешний худруки) вызван в первую очередь рваной композицией, где проходные эпизоды разрастаются, а важные провисают. Блестящие парадоксы Уайльда, данные вне действия, переходят в разряд неуместно затянутых острот. Постановщик А. Созонов не ощущает ритм романа, что тут же откликается отсутствием ритма на сцене – смотреть унылое действо утомительно, вопреки притягательному Меньшикову и переливчатым картинкам на висящем над подмостками экране. В итоге до середины зритель досиживает не редкий, но после антракта зал заметно пустеет.

Искушение скорректировать авторский текст подстерегает и более опытных, тех, кто уже поставил несколько спектаклей на профессиональной сцене. Своим изложением «ГенАцида» в «Современнике» К. Вытоптов смазал главное в повести – причины эксперимента по поиску нацидеи; вперед вышли эстрадные номера пародийного чтения стихов и прозы: актеры исполняют их блестяще, но вся постановка клонится к легковесности, а то и глуму. Напротив, Е. Половцева в том же театре так увлеклась своеобразием «Постороннего», что избыток подробностей и гэгов оставляет публику в полном недоумении относительно происходящего.

Еще прямолинейнее выглядят вторжения постановщиков в текст пьес – произведений, для сцены предназначенных. Перелицовка нежной «Снегурочки» под дискотеку или драмы Ибсена под митинг (в Маяковке постановщику Н. Кобелеву помогла литдама) приводят к схожему результату – примитивизации театра: никаких авторских глубин режиссеры вскрывать и не собираются, исполнителям не обязательно даже знать текст, его можно спроецировать на экраны и читать, как при синхроне. Конечно, старый текст, тем более древний Аристофан требует комментариев, но стали ли его «Птицы» в Вахтанговской студии понятней, после того как их дописал своими словами М. Милькис?

Похоже, создатели сценариев твердо рассчитывают на собственные режиссерские ресурсы, но тут и кроется ошибка. Слабость драматургии способен преодолеть мастер, но новичку вряд ли это удастся – он скорее усугубит помехи. Особенно, если к неуклюжести текста присоединяется неумение работать со сценографом: одно из жутких впечатлений сезона – деревянный тупой стук, с которым куски якобы льда рушились у А. Кузмина-Тарасова при наступлении весны в «Снегурочке». Сравнить впечатление можно только с диким скрипом смычков по спицам, этим царапающим скрежетом, аккомпанирующим И. Ромашко, который читает «Демона» (Центр драматургии и режиссуры). А органный набор труб, прямо отсылающий к памятнику Сибелиусу, заставляет гадать, какая связь у знаменитого скандинава с Моцартом или Сальери («Я – или Бог – или никто» А. Маликова).

Сбои в работе с литературным материалом и сценическим пространством влекут неминуемые провалы ритма. Представление то стынет в ложной многозначительности, то содрогается от мелькания картинок на экранах и механических перемещений актеров. Пробежки по подмосткам или через зрительный зал не спасают: физические упражнения, ужимки и прыжки превосходны в цирке, для драматического театра требуется их связь с внутренним течением действа. Пусть даже одолженная, как в «Египетской марке» фоменок: у Д. Рудкова оживающие костюмы видятся сколком с похожего фрагмента из «Опуса № 7» Крымова. Режиссерские построения молодых грешат заимствованиями, подчас до умиления откровенными, но само по себе это не страшно: профессия открытая, свеженайденный фокус тиражируется многими. Но трудность в том, что прием должен обрести суверенность, читаться вполне законным рядом с другими частями постановки, – чего не происходит, взятые напрокат фрагменты выглядят инородцами.

В довершение к названным пробелам (и еще многим не озвученным) решающее и все более распространенное у молодых постановщиков – неумение работать с актером. В том же «Дориане» аплодисменты раздаются единственный раз на протяжении долгого представления – после диалога Андреева и Меньшикова, мастеров, способных убедительно существовать в любых обстоятельствах. И то же практически во всех спектаклях всех театров: старшее и среднее поколение самостоятельно добывают заслуженные аплодисменты, младшие выглядят много бледнее, хотя и заняты в великолепных ролях. Это означает хилость молодых режиссеров даже при работе с отдельными артистами, не говоря уже об актерском ансамбле, определяющем для отечественной сцены.

Тогда впору бить тревогу: речь идет о понимании самой профессии режиссера, определении его места в сегодняшнем, а тем более завтрашнем театре. Сегодня молодым льстят, включая их дипломные спектакли в афиши профессиональных театров. Молодым внушают: знать то, что делали предшественники, даже самые великие, вовсе не стоит, главное – собственная самобытность (см. «Господа пошехонцы» Салтыкова-Щедрина). Недавно из Центра Мейерхольда убрали знатока биомеханики Левинского, а лекции о работах Мастера сократили до раза в неделю (в заведении, носящем имя режиссера). Не поэтому ли в работах молодых видны не просто ошибки, но очевидное невежество. Для подавляющего большинства быть режиссером означает размещать на сцене исполнителей и декорации исключительно по собственной прихоти, создавая забавные картинки.

Столичный департамент по культуре, который тупо ратовал за радикальное привлечение молодых, теперь вынужден назначать глав театров (с той же слоновьей грацией и нарушениями этики) тех, возраст которых близок к 60.

Молодые, не будьте доверчивы.


Политика Путин утвердил основы госполитики в области ядерного сдерживания Путин утвердил основы госполитики в области ядерного сдерживания

Президент России Владимир Путин утвердил Основы государственной политики в области ядерного сдерживания. Соответствующий указ опубликован на официальном интернет-портале правовой информации.

В мире Польша пригрозила "Газпрому" штрафом в 50 миллионов долларов Польша пригрозила "Газпрому" штрафом в 50 миллионов долларов

Польский антимонопольный регулятор (UOKiK) возбудил дело против "Газпрома" за непредоставление информации в рамках расследования по "Северному потоку — 2" и отсутствие сотрудничества, сообщило ведомство.


Культура Давид Самойлов был влюблен всегда Давид Самойлов был влюблен всегда

Больше всего в жизни знаменитый поэт- фронтовик Давид Самойлов, столетие которого отмечают 1 июня, ценил красоту, которая превыше дарования. А раз так, то, именно присутствие красивых женщин давало ему импульс к творчеству, заставляло звенеть сердечные струны. И в этом он был похож на своего кумира Александра Пушкина, как, впрочем, и вся его лирика.

Спорт РФС определил дату возобновления чемпионата России по футболу РФС определил дату возобновления чемпионата России по футболу

Чемпионат России по футболу, приостановленный из-за коронавируса, возобновится 21 июня, сообщается на официальной странице Российского футбольного союза (РФС) в Twitter.