19 ноября 2013, 08:10, Мария Безрук

«Спутник над Польшей» и антироссийский огненный марш польских патриотов

В Варшаве завершился седьмой фестиваль русского кино «Спутник над Польшей». Две главные награды киносмотра – Гран-при и Приз зрительских симпатий достались ленте Александра Велединского «Географ глобус пропил». Серебро вручили блистательному «Майору»

«Спутник над Польшей» и антироссийский огненный марш польских патриотов

То, что «Географ» получит главный приз, и уж тем более - Приз зрительских симпатий, было понятно ещё до старта "Спутника". Картина была показана на Варшавском Международном кинофестивале, а потому публика изначально проявила к ней повышенный интерес. Билеты были проданы загодя. На всех показах фильма залы были набиты до отказа, не всем желающим хватало места. Вероятно, невзирая на истовое желание многих поляков перечеркнуть в себе социалистическое прошлое, у наших народов гораздо больше общего, чем мы сами думаем. Тема «лишнего человека» без смыслов и целей оказалась близка и польским зрителям, и профессионалам. Закрыв глаза на драматургические проблемы ленты, члены жюри купились на искренность режиссёра и мощный актёрский ансамбль. Да и сама история новоиспечённого учителя географии, отправившегося с нерадивыми учениками в опасное приключение, пришлась польским кинолюбителям по душе. По истине, перебор социально-агрессивных картин, как в русском, так и в польском кинопроизводстве последнего десятилетия, даёт о себе знать. И у простого человеческого кино гораздо больше шансов стать событием, нежели у мощного социального высказывания. Правда массовый зритель, судя по сборам, не спешит платить деньги за подобные откровения. За две недели проката картина на пятистах копиях собрала в России $3 млн. И, несмотря на то, что в первые дни проката федеральные каналы с утра до ночи призывали зрителя сходить в кинотеатр и посмотреть картину, на многомиллионную страну нашлось лишь 300 000 желающих внять этому призыву.  

Нельзя не отметить самоотверженность организаторов фестиваля, проводивших его практически в боевых условиях. Ведь нынешний «Спутник» совпал по времени с Днём независимости Польши – главным национальным праздником, превратившимся в последние годы в большую головную боль для местных властей, полиции и жителей центральной части Варшавы. Мы с моим годовалым сыном оказались в самом центре событий этого дня. А потому, при всём желании рассказать о том, с каким интересом польская публика смотрит российские картины, поведаю о совсем не об этом, ибо для меня самым ярким впечатлением фестиваля стал именно День независимости. Вот ведь журналистское везение – оказаться в нужное время, в нужном месте, и увидеть во всей красе и мощи то, что со стороны тёплых московских квартир кажется незначительным проявлением хулиганства отдельных асоциальных персонажей.

марш 3.jpgУтро не предвещало беды. Впервые за весь период фестиваля рассвет встретил ярким солнцем. Перспектива наконец-то погулять по Варшаве и увидеть, как поляки отмечают свой главный национальный праздник, не могла не радовать. Выйдя из гостиницы в 10 утра, мы с годовалым сыном направились к Старому городу. Проходя мимо Дворца Культуры и Науки – сталинской высотки, подаренной Советским Союзом братской Польше в 50-е годы, и по сей день остающейся архитектурной доминантой Польши, мы встретили компанию молодых людей с польскими флагами в руках. Видом своим юноши скорее напоминающих футбольных фанатов, нежели мирно празднующих патриотов. Парни шли бравым шагом, то и дело, выкрикивая какие-то лозунги. Слов было не разобрать, однако знакомый по столичным потасовкам агрессивный посыл в интонации скандирующих - настораживал. Пройдя чуть дальше, мы встретили двух молодых людей, один из которых, услышав, как я обращаюсь к малышу на русской языке, лукаво улыбаясь, протянул мне красный круглый стикер. «Что это?», - спросила я у парня на польском. Однако, парень не сказав ни слова, настойчиво вложил в мою руку стикер. Его товарищ, молча, вручил мне газету с какой-то картой на последней полосе. Поблагодарив, я положила подарки в коляску – профессиональная привычка ничего не выбрасывать, не изучив досконально, в итоге спасла нам жизнь.

марш 4.jpegВ 10.30 к площади с разных сторон маленькими группками подтягивалась молодёжь в капюшонах с национальными флагами. На некоторых были полосатые бело-красные шапочки. Молодые люди угрожающе-брутальной наружности мирно пили пиво из стеклянных бутылок, вопреки действующему законодательству. Ни одного полицейского на улице замечено не было. Ни о чем не подозревая, мы с малышом отправились к центральной площади города, где у Вечного огня уже собирался народ. Любопытно, что праздничный парад, на котором выступали первые лица государства, в отличие от наших парадов, проходил в абсолютно открытом режиме. Никаких ограждений, вооруженной охраны, запретов. Все граждане Польши, желающие прийти на официальный праздник и поприветствовать участников парада, имели такую возможность. Помимо военных, облаченных в современную форму, в параде приняли участие марширующие, одетые в исторические костюмы польской армии и отрядов народного ополчения разных лет. Всё действо транслировалось на большой плазме в старинной части города. На множественных лотках помимо традиционных булочек и пончиков продавались национальные флаги различных размеров. Отмечаю про себя, что мэрия Москвы никогда не допустила бы того, чтобы в день массовых гуляний продавали огромные флаги с древками, которыми при желании легко можно проломить череп. Налюбовавшись видами Старого города, мы с малышом отправились обратно во Дворец Культуры и Науки, где собственно и дислоцировался наш фестиваль. Проходя по пустынным улицам, слышу странные звуки, доносящиеся из района, где мы жили и работали. Полагая, что это всего лишь мирная праздничная демонстрация, двигаюсь по маршруту.

марш 1.jpg

Подойдя к фестивальной башне обнаруживаю, что, обычно пустующая площадь, запружена народом, а дорога, окружающая Дворец Культуры и науки, оккупирована изрядно подпитыми “патриотами”, жаждущими крови. Многотысячная толпа что-то скандировала, повсюду со страшным грохотом взрывались петарды и горели красные факелы. Над площадью возвышалось сизое облако дыма, обстановка накалялась. Чувствуя себя Штирлицем в осаждённом берлине, достаю газету и стикер, врученные мне утренними незнакомцами на том самом месте, где теперь неофашисты с польскими и украинскими флагами, бесновались в общем националистическом порыве. Надпись на стикере в одно мгновение прояснила всю перспективу происходящего – “Марш независимости”. Понимая, что путь от дворца до гостиницы в сложившихся обстоятельствах можно и не преодолеть, не задумываясь наклеиваю стикер на верхнюю часть коляски. Мы с сыном медленно продвигаемся сквозь беснующуюся толпу, напоминая собою польский флаг – моя белая куртка, красные перчатки и красная коляска малыша с алеющим стикером марша оказались неплохой маскировкой. С трудом продираюсь сквозь ряды ошалелых юнцов, готовых в любую минуту ринуться в бой. Агрессивно настроенная толпа, окружающая нас, крепнет с каждой минутой. Стикер марша выступает в роли оберега – каждый агрессивный взгляд, обращенный на нас, гасится при виде заветного пароля. В голове стучит цитата из Солженицына “Ни слова по-русски!”. В метре от коляски с диким грохотом взрывается петарда. Заглушая бешеное биение сердца, молю лишь о том, чтобы не тронули ребёнка. Благо, в отличие от меня самой, малыша происходящее веселит и забавляет. Отмечаю, что ни одного полицейского на улице по прежнему не видно. Небольшой запас польских слов и неплохое произношение позволяют преодолеть бесконечный путь к дому сквозь ряды “патриотов” без потерь. Дойдя до гостиницы, впервые оглядываюсь на полыхающую площадь, не веря, что нам с сыном удалось вырваться из этого ада. Людское грохочущее море алеет факелами и начинает движение по маршруту. 

Входя в гостиницу выдыхаю, ноги подкашиваются и силы покидают. “Вы были там?!” – спрашивает меня метродотель. “Да, а что это?” – интересуюсь я, ещё не до конца осознавая, что произошло. “Это же Марш Независимости. У нас каждый год такое проходит. Со всех городов съезжается агрессивно настроенная молодежь и устраивает беспорядки на улицах. В прошлом году несколько десятков человек погибло. Все об этом знают и стараются уехать из города или не выходить на улицу. А вас разве не предупредили?”. Нас не предупредили. Хотя, думаю, будучи предупрежденной, я наверняка оставила бы малыша в отеле с коллегой, а сама ринулась бы в самый центр марша и прошла бы вместе с ними, дабы сделать вкусный “репортаж с петлёй на шее”. Из последних сил поднимаюсь в номер смотреть новости. Все каналы только и говорят о марше. Кто-то показывает прямые включения, кто-то комментирует. Не понятно одно, почему в момент разгара демонстрации, на улице не было ни одного полицейского? Почему власти, зная о марше, не позаботились о безопасности мирного населения? Не представляю себе подобное в Москве. Апофеозом марша стало нападение на Российское посольство – оголтелые националисты подожгли территорию нашего представительства. Умники в телевизоре комментируют происходящее: «Поляки ненавидят русских на генетическом уровне. И те, в ком этот ген сильнее – выходят на Марш Независимости. С этим ничего не поделаешь”. Напоминает короля из “Обыкновенного чуда”: “Я не виноват. Это все мои пробабки, проотцы и проматери”. Другой спикер говорит о том, что власти не предполагали о том, что манифестанты пойдут к российскому посольству – это ложь! В карте, опубликованной в той самой газете, раздаваемой волонтерами на каждом шагу, был обозначен маршрут, где в том числе фигурировала улица, не которой расположено Российское посольство. В то время, когда горела территория нашего представительства, президент страны в прямом эфире разглагольствовал о польской демократии. В итоге, все беспорядки списали на неких "гопников", которым “лишь бы подраться”. Позвольте не согласиться с вами, господа. Этих гопников очень организованно собрали со всей страны, привезли в столицу, подогрели алкоголем и направили именно туда, куда нужно. И то, что случилось очень точно характеризовало ситуацию, описываемую российскими представителями в Польше. Государственная политика страны сегодня, к сожалению, направлена против России. Именно на "русскую оккупацию" нынешнее правительство Польши пытается списать все экономические проблемы государства и собственную несостоятельность в их решении. За последние годы страна обеднела, безработица захлестнула города, люди озлоблены и растеряны. Общие настроения всё хуже день ото дня. И вместо того чтобы признать свою политическую близорукостьость, правительству выгодно все свои беды списать на внешнего врага в лице России.

Честь и хвала отважным полякам, осмеливающимся в полу-военной ситуации проводить национальные российские киносмотры, вопреки внешней политике и подковерной работе властных структур. Спасибо каждому зрителю, пришедшему на сеансы “Спутника” и всем тем, кто в нынешних условиях практически холодной войны продолжает любить и изучать русскую культуру. Низкий поклон волонтерам, которые работали на этом фестивале, и к каждому русскому гостю относились с теплом, заботой и вниманием. Героиня одного из лучших фильмов великого и любимого польского режиссёра Романа Поланского верила в то, что культура может остановить агрессию. На этот раз – не вышло. Но всё-таки хочется надеяться, что 8-й фестиваль русского кино в Польше состоится.


В мире Эрдоган подписал закон о налоге на проживание в турецких отелях Эрдоган подписал закон о налоге на проживание в турецких отелях

Президент Турции Тайип Эрдоган подписал принятый парламентом страны закон о налогах на услуги, который предусматривает введение двухпроцентного налога на проживание в отелях с 1 апреля 2020 года, текст закона опубликован в официальном издании Resmi Gazetе.


Общество Благовещенск хотят развивать за счет намывов Благовещенск хотят развивать за счет намывов

Возвести "новый город" возле моста через Амур, увеличить количество пешеходных улиц и намыть территории у слияния рек предложили участники Амурского экономического форума для развития Благовещенска.