12 февраля 2014, 23:16, Антонина КРЮКОВА

Он мог откупиться мгновенным рисунком

В Новом Манеже открылась выставка Анатолия Зверева. В экспозиции представлены работы художника, сохранившиеся в коллекции известного собирателя живописи Георгия Костаки после пожара на даче в 1976 году.

Экспозиция из выставочного проекта под названием «Анатолий Зверев. На пороге нового музея», которая, как и прошлогодняя, показанная здесь же «Зверев в огне», является частью грандиозного замысла, призванного все наследие художника объединить в одном музее. Идея принадлежит страстной поклоннице творчества Зверева коллекционеру и меценату Наталии Опалевой, поддержанная дочерью Костаки Аликой, передавшей в дар более шестисот произведений, часть из которых демонстрируется на нынешней выставке. 


Большинство картин и рисунков было создано в 50-х – начале 60-х годов прошлого столетия. Это разные по техникам и жанрам работы: пейзажи, портреты и автопортреты, абстрактные композиции, анималистика и многое другое, привлекающее эмоциональностью и уникальностью манер живописца, а также оставляющее впечатление непринужденности и свободы. «Я просто пишу: пишу снег – я снег, пишу облако – я облако» – этой фразой самого Анатолия Зверева можно объяснить естественность и обаяние его неповторимого индивидуального почерка. Одинокий дом со светящимися окнами, наклонившаяся береза, осеннее дерево в буйстве разноцветных листьев, светлая церковь и заброшенное кладбище – все это близко и дорого каждому человеку, ощущающему себя частью пространства, запечатленного на картинах художника. «Живописец пишет на природе, пишет потому, что он поэт» – он и был утонченным поэтом, бесприютным странником, вбирающим в свое воображение окружающий мир, отражая его в красках, линиях, легких мазках. Переплавляя их в нежных образах падающего снега, розового заката, большеглазых женщин, парящих в воздухе птиц. Он и сам был птицей, испытавшей свободу полета. При всей яркости красок женские портреты Зверева, с запечатленными на них многочисленными и разнообразными персонажами, вовсе не так просты, как это может показаться. В них поражает отнюдь не сходство, а глубина, сама суть бытия, часто неприкаянного и трагического, почти безысходного. Но разве не в этом есть истинный драматизм жизни, о котором хотя бы иногда надо напоминать, чтобы мы не обольщались сиюминутными соблазнами? «Искусство свободно, жизнь скована», – говорил художник, не имевший ни красок, ни холстов, ни дома, не знавший ни уюта, ни благополучия.


В художественном сообществе трудно назвать еще такого же живописца, имя которого еще при жизни обросло мифами и апокрифами, настойчиво не замечавшегося официальным искусством, выталкиваемого из общего хора тех, кто охотно и легко продавался за звания и привилегии. Впрочем, справедливости ради надо сказать, что Зверев принадлежал к той немногочисленной и достойной среде художников-авангардистов, творчество которых стало выражением протеста против казенщины, заскорузлого соцреализма, погубившего не один талант. Да и его повседневная собственная жизнь тоже стала легендой, порой веселой и забавной, а порой безрадостной и беспросветной. Говорят, его картины можно было приобрести за бутылку, а чтобы выйти из вытрезвителя, он мог откупиться мгновенно созданным рисунком. Но при этом живший впроголодь бездомный художник, не знавший цену своему уникальному дару, никогда и ни перед кем не преклонял голову.


На выставке есть фотография, где скудно одетый Зверев запечатлен переходящим улицу с авоськой в руке, в которой уместилась трехлитровая стеклянная банка с пивом. Кто-то примет этот снимок за универсальный образ художника, живущего в угрюмые советские времена, когда свою невостребованность он пытался компенсировать веселостью и радостью, приобретенной в доступном напитке, следуя заповеди «Истина в вине». Есть на выставке и работа, на которой как солдаты в ряд одна за другой стоят бутылки с этикетками «Егерь», «Егорка», «Водка белая», «Горькая настойка», на которой автор не преминул поместить забавную надпись: «Я клянусь – это бутылки». Однако свидетельством смысла наполненной впечатлениями его жизни все же остаются картины и рисунки, представленные на выставке, и никакие иные увлечения тут не имеют значения. О том, каким самому себе представлялся Анатолий Зверев, можно узнать из бегущих по монитору строк, установленному в Новом Манеже: «Пробуженный и сумрачный, веселый и хмельной, без радостей, без вольностей, без жизни и с житьем». Но это далеко не исчерпывающая автохарактеристика, дополненная также требующими продолжения эпитетами, которые можно прочесть на другом мониторе: «Задумчивый, забывчивый, утраченный, затраченный, испорченный, затюканный, униженный, возвышенный, прилежный, бумажный, восторженный и сниженный, с повышенным, с пониженным и с сумасшедшим чуть».


Музей Анатолия Зверева запланировано открыть в конце этого года. Вот тогда-то мы увидим гораздо больше работ, созданных кистью этого необычайного таланта, встреча с которым, как с подлинным искусством, всегда праздник.



Экономика Зачем России Африка? Зачем России Африка?

Россия, начав налаживать отношения с африканскими государствами в XIX веке, продолжает это делать и по сей день. Стремясь стать для континента политическим, экономическим и военным партнером.


Общество Где найти деньги на просвещение: инвестиции частного бизнеса в образование Где найти деньги на просвещение: инвестиции частного бизнеса в образование

Школа – это место, где ребенок проводит минимум девять лет, где готовится ко взрослой жизни и получает необходимые навыки. Качество этой подготовки оказывает огромное влияние на его дальнейшее личное и профессиональное развитие.

Культура МКФ "Западные ворота" состоится в древнем городе Пскове МКФ "Западные ворота" состоится в древнем городе Пскове

С 27 по 30 июня 2019 года в Пскове пройдет международный кинофестиваль "Западные ворота", на котором будут представлены фильмы из европейских стран.