5 марта 2014, 12:10, Владимир МЫТАРЕВ

Чемодан. Вокзал. Работа

Нет, это не о том, как после распада СССР в некоторых республиках начали активно выживать русских и русскоговорящих, якобы объедающих местных, под выкрики: «Чемодан. Вокзал. Россия». И не о том, как некоторое время под таким же лозун

Чемодан. Вокзал. Работа

Но сегодня речь пойдет о другом. О внутренней миграции рабочей силы в России. Не секрет, что существует ряд ярко выраженных депрессивных территорий, а также моногородов, где безработица зашкаливает, и потому миллионы россиян вынуждены работать вдали от дома. Иногда это «вдали» не столь далекое расстояние – например, так называемая маятниковая миграция в Москве и Подмосковье. Такие же встречные потоки характерны и для многих других крупных городов. Настолько, что ученые уже заговорили о необходимости создания городов-спутников. Но зачастую в поисках работы люди едут за сотни километров, едут на конкретный проект, на сезон. Короче, на заработки, что все больше и больше напоминает отхожий промысел на заре капитализма в России, столь красочно описанного литераторами на рубеже XIX и XX веков. Социологи считают, что по самым приблизительным и скромным прикидкам из примерно 50 миллионов российских семей не менее 10—15, а может, и все 20 миллионов семей живут за счет отходничества одного или обоих взрослых членов. Иными словами, немалая доля ВВП страны обеспечивается отходниками, но не учитывается статистикой и не может быть учтена, потому что отходники как субъект рынка для экономической науки не существуют.

Странно, но почему-то правительство не видит никаких кризисных тенденций на рынке труда. Как заявил премьер Медведев, «ситуация с безработицей у нас — самая спокойная в современных, развитых экономиках — и европейских, и азиатских, и в американской. Она составляет около 5,5% от экономически активного населения страны, это очень низкая величина по отношению к мировому уровню». За прошедший после этого месяц ситуация с процентами не изменилась. Но вот что странно – от какой величины правительственные статистики измеряют эти самые проценты, если по их же признанию от 20 до 50 процентов нашей экономики находится в тени, получает зарплату в конвертах и не платит налоги?

Кстати, часть ученых считает, что сегодня борьба с теневой экономикой России не по карману. Ее следовало бы отложить до момента возобновления экономического роста. Сегодня же занятость в любой форме, пусть даже и неформальной, благо, потому как она стала реальной альтернативой безработице. Люди идут на сознательный отказ от ряда социальных гарантий и соглашаются на более низкую зарплату, лишь бы иметь постоянную работу.

Так, по данным Центра макроэкономических исследований Сбербанка, к неформалам можно отнести 20 миллионов человек - четверть от всего трудоспособного населения. Из этой армии теневых рабочих около 4 миллионов человек статистика относит к самозанятым. Таким образом, вне трудового законодательства существует около 16 миллионов россиян. Занятые сегодня в неформальном секторе россияне - это вовсе не перебивающиеся случайными заработками маргиналы, а предприниматели и сотрудники компаний без трудовых книжек, которые наслаждаются гибким графиком и получают почти столько же, сколько официально трудоустроенные. Заставить их платить налоги и пенсионные взносы почти невозможно.

Но даже и таких мест не хватает для всех. Если внимательно проанализировать состояние рынка труда, то можно обнаружить, что в ряде российских регионов безработица гораздо выше, чем в среднем по стране. По данным Росстата за 2012 год, более чем в половине российских регионов официальный уровень безработицы превысил среднероссийский, причем в некоторых – в разы. Причины известны – неразвитая структура занятости, экстенсивное развитие экономики, недостаточное количество «хороших» рабочих мест. Впрочем, не сулит ничего хорошего и интенсивное развитие экономики, борьба за повышение производительности труда – появление новых технологий и современной техники позволяет обходиться меньшим количеством персонала. Возможно, именно с этим и связано еще одно высказывание премьера Дмитрия Медведева: «Мы не должны искусственно поддерживать занятость любой ценой, (…) но, конечно, надо минимизировать социальные и политические риски высвобождения работников». В определенной степени эта возникающая проблема может быть устранена обещанием правительства создать 25 миллионов новых рабочих мест до конца десятилетия. Пока появилось что-то около полутора миллионов. Но нет гарантии, что эти рабочие места будут созданы в регионах, где они нужны, а не там, где это более выгодно экономически, где есть соответствующая инфраструктура и – вот парадокс – рабочая сила, желательно квалифицированная.

Так или иначе, но не надо быть провидцем, чтобы предсказать, что масштабы внутренней трудовой миграции будут только возрастать, а география новых миграционных потоков расширится.

Насколько мы готовы к решению новых задач?

Сначала – о возможности и желании людей переезжать на новые места. Очень остро стоит проблема занятости в так называемых моногородах, городах, выросших вокруг крупного, градообразующего предприятия. Стоит ему сбавить темпы развития или – не дай бог – разориться, без работы останутся и кадры, и все, занятые в инфраструктуре, смежных предприятиях, на транспорте и так далее. Всего же в России насчитывается 342 моногорода, из которых 56 были включены в 2013 году в так называемый кризисный перечень. У каждого из них при всей схожести проблем есть своя специфика, а потому и решать приходится по-разному.

Ученые говорят, что есть два основных подхода к решению проблемы моногородов: американский и европейский. В первом случае люди продают свои дома и переезжают в другой город. Европейский же путь предполагает комплекс мер по переподготовке работников, содействию им в открытии бизнеса. Министерство труда предлагает платить 400 тыс. руб. желающим переехать из моногородов на Дальний Восток, 200 тыс. руб. — решившим переселиться в другие регионы, семьям — по 800 тыс. и 300 тыс. руб. соответственно. Деньги вроде бы есть, но возникает ряд дополнительных вопросов – куда, собственно, ехать, где жить, и нужны ли такие работники на новом месте? Пока адресов для переселения не так много, если, конечно, не немногочисленные мегаполисы, переваривающие кого угодно. Строек больших нет, на крупнейших заводах нужны высококвалифицированные работники, а с жильем, что в моногородах, что в промышленных центрах, что в столицах одинаково плохо. И странно, что проблему жилья ни бизнес, ни государство не хотят форсировать. Например, понятно, что переселяющаяся семья вряд ли сможет купить квартиру на предложенные деньги, да и ипотека не всем по карману. Но вот строить дома или даже отдельные квартиры для сдачи внаем у нас не поощряется, хотя этот способ эффективно применялся еще в царской России на заре индустриализации и наплыва работников в города. Тогда строились доходные дома разных категорий по доходам каждого – от мастерового до банкира. И проблема в целом была решена. Но у нас можно купить сто авто и завести свой таксопарк, а покупка второй квартиры, тем более «инвестиционной» квартиры, обставлена такими сложностями, что немногие рискуют этим бизнесом заняться.

Поэтому в определенном смысле «домоседский» вариант предпочтительнее. Не зря же разработанная Минрегионом Программа развития малых городов с населением до 50 тысяч человек предполагает использование потенциала этих населенных пунктов и не предусматривает их расселение как способ решения проблем горожан. Это очень важная проблема - в России существует 771 город с населением до 50 тысяч человек, и подавляющее большинство городов страны - именно населенные пункты из этой категории. Общее население малых городов составляет около 16,5 миллиона человек. Всех их не переселишь. Да и куда? Мы уже переживали «эхо великих строек», порождавших уродливые моногорода с малым запасом прочности, источники безработицы. Поэтому преобразование «одноэтажной России», перенесение в глубинку новых производств, появление в них модных технологических парков, инновационных производств, многократное увеличение малых и средних предприятий дает возможность не только сохранения жизни в этих городах, но и их развития. Конечно, здесь появляются другие проблемы. Например, программы диверсификации экономики моногородов, где складывается сложная социально-экономическая ситуация, могут быть реализованы только в половине из них, для остальных нужны иные меры поддержки.

А пока в поисках заработка миллионы россиян из этих самых моногородов и малых городов вовлечены в неформальную занятость и конкурируют с приезжими мигрантами за непрестижные рабочие места.


Политика Министр обороны Греции заявил о готовности к военному конфликту с Турцией Министр обороны Греции заявил о готовности к военному конфликту с Турцией

Министр национальной обороны Греции Никос Панайотопулос заявил, что Греция для защиты своих суверенных прав готова ко всему, в том числе и к военным действиям против Турции в случае провокаций.

В мире Глава партии Зеленского в Раде заявил о неприемлемости условий МВФ Глава партии Зеленского в Раде заявил о неприемлемости условий МВФ

Условия Международного валютного фонда по новой кредитной программе неприемлемы для Украины, заявил глава фракции "Слуга народа" в Верховной раде Давид Арахамия в эфире телеканала "Украина 24".

Экономика Источник сообщил детали переговоров ОПЕК+ о сокращении добычи нефти Источник сообщил детали переговоров ОПЕК+ о сокращении добычи нефти

Страны сделки ОПЕК+ обсуждают два варианта продление сокращения добычи нефти в объеме 9,7 миллиона баррелей в сутки: до сентября с пересмотром в августе и до конца года, сообщил источник в одной из делегаций, представленных в альянсе.


Культура Участники объявлены, но фестиваль отменён Участники объявлены, но фестиваль отменён

В этом году 73-й Международный Каннский кинофестиваль по понятной причине не состоялся в традиционно обозначенные сроки, а именно: с 12 по 23 мая, поэтому был отложен ориентировочно сначала до конца июня, потом до середины осени, а теперь президент фестиваля Пьер Лескюр на днях объявил, что в этом году он окончательно отменён.

Спорт РФС определил дату возобновления чемпионата России по футболу РФС определил дату возобновления чемпионата России по футболу

Чемпионат России по футболу, приостановленный из-за коронавируса, возобновится 21 июня, сообщается на официальной странице Российского футбольного союза (РФС) в Twitter.