9 апреля 2014, 08:28, Анатолий БЕЛКИН

Фаворит-рекордсмен Разумовский

Когда после смерти Екатерины I решался вопрос о будущем государе, о Елизавете – родной дочери Петра I, которая жила у всех на виду в Петербурге, – никто и не подумал. И было это потому, что родилась Елизавета еще до того, как ее отец официально

Фаворит-рекордсмен Разумовский

В год вступления на престол Анны Иоанновны Елизавете было 20 лет. Она была всеми признанной красавицей и жила в свое удовольствие. Царица побаивалась козней со стороны двоюродной племянницы и пристально следила за ней. А Елизавета и не собиралась устраивать козни. Она, почти буквально, в основном пела и плясала, была постоянно окружена мужчинами и не давала себе большого труда сдерживать порывы сердца и тела. Но однажды на ее пути появился мужчина, приковавший к себе красавицу цесаревну на долгие-долгие годы.
Летом 1731 года полковник Федор Вишневский возвращался из Венгрии, где закупал вина для двора. На дороге между Киевом и Черниговом в селе Чемары он остановил обоз на отдых, а сам зашел в церковь, где была служба и пел церковный хор. Один из голосов – бас – восхитил полковника красотой и силой. Из расспросов выяснилось, что чудесный голос принадлежал уроженцу соседнего хутора Лемеши, сыну реестрового казака, бывшему пастуху Алешке Розуму. При знакомстве полковник увидел, что этот Алешка был высок, статен и необыкновенно хорош лицом. Полковник взял парня с собой в Петербург и там представил начальству. Хориста из бедной сельской церкви зачислили в придворную певческую капеллу Анны Иоанновны. Это уже было фантастическим везением. Но то ли еще будет!
На красавца хориста обратила внимание подруга цесаревны Елизаветы одна из представительниц знатного рода Нарышкиных. Пленил ее не столько голос, сколько облик молодого человека. Дама эта, по словам одного иностранца, хорошо знавшего светскую тусовку того времени, «не любила оставлять большого промежутка времени между возникновением желания и его удовлетворением». И она быстро приблизила Алешу Розума к себе, так сказать, вплотную. Но одно дело – желания, а совсем другое – силы и возможности. В итоге по утрам она стала являться перед Елизаветой с горящими глазами, но явно не выспавшейся и физически разбитой. Елизавета, конечно, сперва поинтересовалась о причинах физического недомогания приятельницы, потом, что тоже вполне естественно, заинтересовалась объектом, это недомогание вызывавшим. В итоге довольно скоро Алеша Розум, прозывавшийся в то время уже Алексеем Разумовским, поменял спальни. И оба были счастливы. С тех пор на притязания мужчин, которые продолжали атаковать знатную красавицу, она с усмешкой отвечала: «Не про тебя печь топится».
Время летело быстро. Довольно скоро Алексей после простудного, кажется, заболевания, потерял голос и перешел в бандуристы. А потом и совсем переместился в штат Елизаветы на хозяйственную работу – сначала присматривал за одним из ее имений, а потом и за всем ее хозяйством. Так было до знаменательного в истории России 1741 года, когда произошел очередной дворцовый переворот и на троне оказалась родная дочь Петра I красавица Елизавета Петровна.
Об участии в перевороте Алексея Разумовского единого мнения у историков нет. По отзывам одних, его участие в дерзком предприятии было очень важным. Но никаких доказательств при этом не приводится. По отзывам других – он в перевороте вообще не участвовал. Ссылаются на тот действительный факт, что в ночь переворота его рядом с Елизаветой Петровной, лично возглавлявшей заговорщиков, не было, он оставался дома. Но только на основании этого вряд ли справедливо делать вывод, что он в перевороте не участвовал. Отношения любовников были настолько тесными, что без поддержки Алексея цесаревна вряд ли решилась бы на столь опасное предприятие. А поддержка близкого человека – вещь бесценная. Потом он ведь мог остаться дома и для того, чтобы в случае провала подготовить отступление. Да и награжден он был после занятия престола его возлюбленной так, как никто другой. И это тоже неспроста. Ордена, чины, звания, деньги, имения с тысячами крепостных душ – все это посыпалось на него золотым дождем. Но главные награды были впереди.
В Москве, в день коронации, проходившей в апреле 1742 года, Разумовский нес шлейф платья императрицы, т.е. занимал одно из самых видных и почетных мест в процессии. А несколько месяцев спустя в скромной церкви подмосковного села Перово в присутствии всего нескольких обязательных при церемонии свидетелей состоялось тайное венчание Елизаветы Петровны и Алексея Разумовского. Бывший пастух стал законным, хотя и тайным, мужем русской императрицы.
И в последующие годы Алексей Григорьевич отмечался часто и щедро. В мае 1744 года император Карл VII пожаловал Разумовскому титул графа Священной Римской империи. Через два года он стал графом Российской империи и одновременно подполковником лейб-гвардии конного полка (высший чин в гвардии, т.к. полковниками или шефами гвардейских полков были по традиции сами императоры или императрицы). В 1756 году Разумовский был пожалован чином генерал-фельдмаршала, хотя в военных действиях никогда не участвовал. Есть легенда будто в день, когда он стал фельдмаршалом, он сказал императрице: «Лиза, ты можешь сделать из меня что хочешь, но ты никогда не заставишь других считаться со мной серьезно, хотя бы как с простым поручиком».
И теперь самое время сказать о человеческих качествах Алексея Григорьевича. Наивно было бы думать, что высокого положения, чинов, богатства он достиг только благодаря красивой внешности и незаурядному сексуальному потенциалу. Эти качества могут помочь подняться на большую высоту, но удержаться на ней рядом с первым лицом в государстве может далеко не каждый. Ведь вокруг первого лица всегда идет самая что ни на есть острая и беспощадная борьба за влияние. Борьба буквально не на жизнь, а на смерть. Иногда одно неверное слово, даже неосторожный взгляд могут решить судьбу человека, сбросить его с высоты в тюремную камеру, а то и на плаху. Примеров – сотни и сотни. Конечно же, Разумовский с первых дней правления Елизаветы Петровны оказался под сильнейшим давлением различных группировок, стремившихся влиять на императрицу. Заполучить в свои ряды мужа правительницы мечтала каждая из них. Но подкупить Разумовского оказалось невозможно, т.к. он не был жаден и деньги его совершенно не интересовали, а от прямых уговоров и интриг он всегда находил возможность увернуться.
Часто пишут, что Разумовский ни внутренней, ни внешней политикой не интересовался. Да, видным (в смысле видным всем, замечаемым всеми) участником политической жизни он не был. Но он, безусловно, понимал, может быть, интуитивно, что окажись он нужным только ночью в постели, он очень быстро потерял бы эту «должность». Какой бы важной ни была для женщины эта ночная сторона жизни, ей всегда необходимо иметь рядом помощника в делах, человека, с которым как минимум можно все обсудить и посоветоваться. Особенно, если ты руководишь целой страной, и страна эта – Россия. Именно таким человеком и был Алексей Григорьевич Разумовский. К тому же он был, по словам его первого биографа, вежлив и снисходителен со всеми, приветлив в обращении с младшими, чуждался гордости, ненавидел коварство, постоянно откликался на многочисленные просьбы о помощи и заступничестве, совсем не имел врагов и пользовался всеобщей любовью.
В записках Екатерины II, которая появилась в России в 1744 году четырнадцатилетней девочкой сначала в качестве кандидатки в невесты, потом ставшей невестой, а потом и женой наследника престола, будущего императора Петра III, упоминаний о Разумовском немного. Они в основном имеют информативный характер: были в гостях у Разумовского, ездили на охоту с Разумовским, жили в доме Разумовского и т.д. Но есть и несколько упоминаний, которые стоит процитировать. Вот, например, короткий рассказ, говорящий об истинных отношениях императрицы к фавориту, и о том, как эти отношения трактовались ближайшим окружением. Я приведу его полностью.
«Приблизительно среди зимы императрица приказала нам (т.е. Екатерине и ее мужу. – А.Б.), чтобы мы следовали за ней в Тихвин, куда она собиралась. Это была поездка на богомолье; но в ту минуту, как мы собирались садиться в сани, мы узнали, что поездка отложена: нам пришли сказать потихоньку, что у обер-егермейстера Разумовского подагра, и что императрица не хочет ехать без него».
Примечательно, что Разумовский назван здесь обер-егермейстером, а это была должность, которую он официально занимал при дворе; и что даже наследнику престола и его жене, т.е. людям, по дворцовой иерархии стоявшим буквально вслед за самой императрицей, сказали о причине отмены поездки потихоньку. Тайна истинных взаимоотношений императрицы и фаворита оберегалась свято, хотя, конечно, не была ни для кого секретом. И еще одно примечательно. Ведь осторожность, с которой Екатерина II говорит о Разумовском, о его месте и роли при дворе, в ее записках была абсолютно необязательна, т.к. писались они уже рукой императрицы, и осторожничать ей было совсем ни к чему, ей ничто не могло угрожать. По-видимому, сам факт существования фаворита или фаворитов был в те времена не таким, что можно было говорить о нем свободно и открыто. Екатерина II заботилась не только о чести своей предшественницы, но и о своей собственной.
Еще одна легенда. Выходя из церкви после венчания, Елизавета будто бы приказала Разумовскому послать за его матерью и ближайшими родственниками, которые продолжали жить в Украине. Она захотела с ними познакомиться. Было это при выходе из церкви или в другое время, но именно в год венчания за матерью, сестрами и братом были посланы специальные люди, которые с пышностью доставили семейство в Петербург.
Историки очень любят рассказывать о том, как состоялось знакомство матери Разумовского с Елизаветой Петровной. В этих рассказах наверняка много вымышленного, но пройти мимо них просто грех.
Ближайшие родственники Разумовского – мать, три сестры и младший брат – продолжали жить в Украине. Отец – горький пьяница и самодур – к этому времени уже умер. Однажды в селе, где они жили, появляется несколько городских экипажей, и главный из приехавших спросил – где тут у вас проживает госпожа Разумовская? Ни о какой госпоже Разумовской сельчане слыхом не слышали, а где живет вдова шинкарка Разумиха, указали. Вдове преподнесли богатые подарки и в их числе дорогую соболью шубу – дело было зимой. Звали вдову – Наталья Демьяновна. Она, конечно, уж знала о том, что Алексей хорошо устроился в Петербурге (он посылал матери деньги, на которые она поддерживала хозяйство, вконец разоренное мужем-пьяницей, и даже завела шинок), но для порядка будто бы очень удивилась и даже произнесла: «Люди добрые, не насмехайтеся надо мною, шо я вам худого зробила…»
Ей с семейством предстояло ехать в Москву, где еще продолжались коронационные торжества. Собрав всех родственников и соседей, выпив с ними на прощанье по чарке горилки, надев на себя все самое лучшее и перекрестившись, тронулись в путь.
Сын выехал навстречу матери, и они встретились в нескольких верстах от Москвы. Мать, не видевшая сына целых десять лет, сначала не признала его в шикарном, богато разодетом барине, и тогда Алексею пришлось показать хорошо знакомое ей родимое пятно. Он пересадил мать в свою повозку, по дороге сообщил, что ей предстоит встреча с самой русской императрицей и попросил держаться с ней почтительно. Наталья Демьяновна была женщиной умной и предупреждать ее о таких вещах было излишним. В Москве Алексей подвез мать прямо к лестнице Лефортовского дворца, который занимала в те дни Елизавета Петровна. Наталью Демьяновну услужливо проводили в специальную комнату, где ее переодели и причесали по моде времени. Потом она направилась на встречу с императрицей. И тут возникла ситуация, в которую трудно поверить, так она похожа на анекдот.
По пути к императрице надо было подняться по лестнице. На верхней площадке этой лестницы было зеркало во всю стену. Когда оставалось подняться всего на несколько ступеней, Наталья Демьяновна увидела, что перед ней тоже по лестнице поднимается шикарная дама. Она подумала, что это и есть императрица, опустилась на колени и низко поклонилась. Но тут она услышала добродушный смех, оглянулась и увидела своего сына об руку с красивой, одетой в роскошное платье молодой женщиной. Тут она поняла, что это и есть императрица, а та, кого она приняла за императрицу, было всего лишь ее собственным отражением в зеркале. Невестка и свекровь обнялись и расцеловались.
Они часто встречались. Елизавете Петровне нравилось разговаривать с простой умной женщиной. Наталья Демьяновна получила должность статс-дамы, но жить при дворе ей не нравилось. И когда двор собрался возвращаться в Петербург, она попросилась назад, в родные места.
Сестры и их мужья тоже не остались без наград, но особенно интересна судьба младшего брата Кирилла. Его направили учиться за границу десятилетним мальчиком. В 1746 году стало известно, что Кирилл возвращается в Россию. Всем не терпелось узнать, что за человек родной брат фаворита, ведь очень часто русские молодые люди, отправляясь за границу, делом там не занимались, и возвращались домой, научившись лишь говорить комплименты дамам и модно одеваться. Кирилл же серьезно учился в Геттингенском и Берлинском университетах, посетил Италию и Францию. Он вернулся блестящим молодым человеком и буквально через несколько недель стал любимцем всего Петербурга.
Екатерина II несколько раз в своих записках говорит о нем. В одном месте она довольно подробно и с явным удовольствием рассказывает, что он был влюблен в нее и ухаживал за ней. В другом месте пишет: «Это был красивый мужчина своеобразного нрава, очень приятный и несравненно умнее своего брата, который, в свою очередь, равнялся с ним по красоте, но превосходил его щедростью и благотворительностью». В год возвращения – 18 лет от роду – Кирилл Разумовский был назначен президентом Академии наук, 22 лет был назначен гетманом Украины. Титул графа он получил одновременно со старшим братом.
К концу жизни Елизавета Петровна, никогда не любившая заниматься государственными делами, занималась ими все меньше и меньше. Она часто болела и иногда важные дела не решались целыми неделями. Появилась нужда в надежном человеке, который поддерживал бы ход государственной машины. Алексей Григорьевич не был готов для такой работы, да, пожалуй, и не был способен ее делать. Появился молодой, красивый, умный и необыкновенно деятельный Иван Иванович Шувалов. Он стал новым фаворитом. Говорят, что Разумовский даже помогал ему занять это место, по крайней мере, друзьями они были.
Но в отличие от Екатерины II, которая, как правило, удаляла попадавших в отставку фаворитов из Петербурга, Разумовский продолжал оставаться при дворе и занимать все свои официальные должности. Он даже продолжал жить в своих прежних покоях радом с покоями императрицы. И правы те, кто говорит, что он оставался рядом с Елизаветой Петровной до конца ее дней.
Почувствовав приближение смерти, Елизавета Петровна позвала к себе наследника престола и заставила дать клятву в том, что он, став императором, не обидит ни Разумовского, ни Шувалова.
В дни переворота в пользу Екатерины II Разумовский оставался на стороне свергнутого Петра III. Екатерина простила ему эту «оплошность». И он заплатил ей за это сполна мудрым и мужественным поступком.
После занятия Екатериной престола образовалась влиятельная группировка людей, побуждавших ее выйти замуж за Григория Орлова. Екатерина колебалась. Григорий Орлов был одним из главных руководителей переворота. Кроме того, он был любовником Екатерины еще до того, как она стала императрицей. У них даже был сын. Сторонники брака Екатерины и Григория Орлова ссылались на пример Елизаветы, венчавшейся с Разумовским. В Москву, где тогда жил Разумовский, послали специального человека с заданием получить от него подтверждение или опровержение этого факта.
Выслушав гостя, Разумовский подошел к полке, на которой стояла красивая шкатулка, вынул из нее свернутую в трубку бумагу, вслух прочитал ее и бросил в горящий камин. Екатерина могла быть спокойна. Документа о венчании Елизаветы Петровны с простым смертным больше не существовало.
Я закончу цитатой из статьи современного историка Е.В. Анисимова, который кратко, но очень убедительно сформулировал основные качества А.Г. Разумовского, позволившие ему оставаться фаворитом неправдоподобно долгое время – почти двадцать лет.
«Секрет этой искренней, вызывающей зависть и ненависть любви был не только в плотской страсти императрицы к статному красавцу, но и в его несокрушимой надежности, верности и доброте. В придворном мире, среди интриг и ненависти, Разумовский выделялся тем, что, обладая невероятными возможностями фаворита властительницы империи, никогда ни в чем не посягнул на власть государыни, не позволил заподозрить себя ни в каких интригах против нее. Всю свою благополучную – через край – жизнь он помнил, кто он, откуда и в чем секрет его счастья».


Политика Экс-посол Франции рассказал об ожиданиях от встречи Путина и Макрона Экс-посол Франции рассказал об ожиданиях от встречи Путина и Макрона

Президенты России и Франции Владимир Путин и Эммануэль Макрон в ходе предстоящей встречи обсудят широкий спектр тем - от Ирана и Сирии до ситуации на Украине и муниципальных выборов в Москве, предположил бывший посол Франции в России Клод Бланшмэзон.

Экономика Фондовый рынок перегрет: защитный актив – биткоин Фондовый рынок перегрет: защитный актив – биткоин

В наших предыдущих постах, мы уже рассказывали о том, что сейчас весь рынок от американского до европейского находится на пике. И инвесторы ищут новые пути получения прибыли.