10 апреля 2014, 23:00, Юрий ПОПОВ

Все беды Украины от безыдейности

Драматическая ситуация в Украине объясняется многими причинами. Это и слабость государственной власти, и борьба между различными политическими кланами, и глубокий экономический кризис, и угроза дефолта, и, наконец, плохо прикрытое вмешательство

Я же хотел обратить внимание еще на один, как мне представляется, важный фактор: отсутствие у граждан Украины единой духовной скрепы, которую принято называть «национальной идеей». Конечно, национальная идея – нематериальна, трудноосязаемая, ее просто невозможно ощупать, она почти эфемерна. Однако она реально существует. Примером тому может быть недавний Крымский референдум, вызвавший затем целую серию других важных событий. Не будем подробно разбирать, как Крым с его преимущественно русским населением формально оказался в границах постсоветской Украины.

Однако крымчане оказались в государственной структуре, которая игнорировала их российскую идентичность и относилась к ним, как к людям «второго сорта». Им навязывали украинский язык, другую интерпретацию истории России. Русскоязычным крымчанам обидно было каждодневно видеть унизительное положение российского Черноморского флота. Назначенных из Киева начальников, они рассматривали как заезжих наместников. Себя же они продолжали идентифицировать с российской цивилизацией и культурой, с гордостью за великую Российскую державу, с ее православными традициями, духовностью и т.д.

Все эти нравственные и духовные ценности российской цивилизации они два десятилетия бережно хранили и вынашивали в своей душе. И только когда бандеровский Майдан перешел к открытому вооруженному насилию, сжатая до предела пружина возмущения крымчан лопнула – национальная идея вырвалась наружу. Они сами выбрали своих общественных руководителей, заявили, что не хотят быть людьми «второго сорта», потребовали проведения референдума, который и дал единодушный результат – Крым воссоединился с Россией.

Референдум в Крыму позволил нам еще раз убедиться в том, что национальная идея – это не выдумка, не какое-то воздушное облачко, которое может неожиданно появиться и также мгновенно исчезнуть. Она играет роль духовной скрепы, позволяющей объединить в одном сообществе людей разных этнических групп, неодинаковых конфессиональных верований и исторических корней. Понятно, почему для России национальная идея особенно важна и актуальна.

Другой урок, который мы можем извлечь из украинских событий, – это недопустимость потакания национализму, который очень быстро набирает неуправляемую разрушительную силу. Вспомним, как развивались события у наших ближайших соседей. Майдан 2004 года назывался «оранжевым». Украинцы были недовольны масштабами коррупции и обвиняли в этом власть. Казалось бы, все было нормально и законно. Граждане имеют право критиковать власть, организуя протестные акции. На «оранжевом» Майдане не стреляли, не было человеческих жертв. Может быть, изредка малочисленные ультрарадикалы выкрикивали антироссийские лозунги и провоцировали манифестантов на конфликт с силами порядка. Киевская власть афишировала свой либерализм и сквозь пальцы смотрела на националистические выходки либералов, за что потом дорого заплатила.

Совершенно другой характер обрел Майдан в 2013-2014 годах. Его не случайно называют «евромайданом». Вчерашние патриоты превратились в ярых антимоскалей и приверженцев европейских ценностей. Бандеровцы и другие националисты, пользуясь абсолютной безнаказанностью властей, не теряли зря время. Они не только вели активную антироссийскую пропаганду, особенно среди молодежи, но и находили себе солидных спонсоров, создавали специальные лагеря для подготовки боевиков.

Результат евромайдана налицо: националистические лозунги стали доминирующими, наведение своего порядка на Майдане взяли на себя вооруженные «сотни» бандеровцев, они силой захватывали общественные здания и диктовали свои условия депутатам Рады. Среди некоторой части участников Майдана истерия достигла своего апогея. Казалось, что они зомбированы, стали толпой, слепо идущей за провокаторами. Весьма показательно, что появился и такой термин, как «майданутые». Конечно, термин несколько грубоватый, но вполне вписывается в современную молодежную лексику. «Правый сектор» - это обыкновенный неофашизм, имеющий своих вождей, организационные структуры и оружие. Теперь трудно представить, что какая-то власть может их обуздать. Превращение «оранжевого» Майдана в «евромайдан» - это еще один урок для нас. Я думаю, что он положит конец дискуссии о том, могут ли существовать «хорошие национализмы»: «конструктивный», «здоровый», «демократический» и пр.

Национальная идея всегда должна сочетаться с сильным государством, которое призвано развивать национальный язык, культуру, защищать нравственные ценности. В многовековой истории украинского народа практически не было более или менее длительного и устойчивого периода, когда его государственные структуры могли бы быть названы сильными и суверенными. Большая часть украинской истории была связана либо с Малороссией в составе Российской империи, либо с УССР в составе Советского Союза. Но ни в том, ни в другом случае Украина реальным государственным суверенитетом, конечно, не располагала.

Сложные отношения между этническими сообществами на территории Украины также не способствовали формированию единой духовной скрепы. Отношения украинцев с русскими были очень неровными. Были, например, Петр I и Мазепа, Богдан Хмельницкий и Переяславская рада, были не только украинские и русские большевики, но и Махно, Петлюра. Имя Степана Бандеры будут, вероятно, проклинать еще многие годы и в первую очередь родные десятков тысяч русских, евреев, поляков, белорусов, которые были зверски замучены и погибли от рук его бандеровцев.

Этнический состав населения на территории Украины еще более усложнился, когда к ней в 1939 году была присоединена Западная Украина, а в 1940 году – Северная Буковина и часть Бессарабии. Иными словами, появились новые регионы со своей особой культурой и менталитетом.

Формированию украинской национальной идеи мешало и многообразие конфессиональных общин. Конечно, самыми многочисленными были православные, но большое влияние имела и Уницкая церковь, которая находится под патронажем Католического папы. Много на Украине католиков и протестантов. Но особенностью Украины является то, что между различными церквями ведется острая борьба, часто сопровождаемая насильственными захватами храмов. К сожалению, даже православная церковь расколота на два непримиримых, по крайней мере, на сегодняшний день патриархата – Московский и Киевский.

Таким образом, в сегодняшней Украине сложились несколько неоднородных между собой регионов: Центральный, Юго-Восточный и Западный с разными историческими корнями, социально-экономическими структурами, конфессиональными верованиями и национальными традициями. К сожалению, приходится признать, что верховная власть в постсоветской Украине за 20 с лишним лет так и не сумела создать духовную скрепу для своего народа.

Драматические события в Украине заставляют нас лишний раз вспомнить, что Россия тоже плюраэтническая и многоконфессиональная страна. Учитывая горький опыт наших ближайших соседей, напрашивается еще один вывод - социальная и политическая стабильность народа-нации обусловлена в первую очередь авторитетным и сильным государством, которое имеет возможность опереться на национальную идею.

Конечно, решающую роль в драматических событиях в Украине сыграли внутренние факторы: беспомощность власти, разобщенность общества, отсутствие эффективных институтов гражданского общества, разгул национализма и в первую очередь русофобии, и т.п. Но нельзя сбрасывать со счетов и прямое вмешательство Запада в политическую ситуацию в Украине.

Можно напомнить, что еще в 70–80-е годы Збигнев Бжезинский - видный американский государственный деятель польского происхождения, в своих планах разрушения Советского Союза делал ставку, прежде всего, на разрыв Украины с Россией. После распада Советского Союза Запад получил возможность использовать так называемые «мягкие» методы воздействия на политику не только Украины, но и других бывших советских республик. Вместе со спецслужбами в этот процесс были вовлечены неправительственные организации (НПО), эксперты, консультанты, советники. Стало системой, что каждый серьезный шаг украинского руководства предполагал согласование с зарубежными экспертами и требовал их одобрения. Украина явно теряла свой государственный суверенитет.

Во время самого «евромайдана» иностранное вмешательство уже стало совершенно неприкрытым. Не стоит спорить, сколько денег американские спецслужбы выдали на Майдан – 5 млрд долларов, больше или меньше – это не имеет принципиального значения. Важнее попрание государственного суверенитета: американский военный атташе дает конкретные инструкции украинским военным, лидеры Европейского союза своими выступлениями на Майдане «разогревают» манифестантов и т.п. Причем в тактике европейцев и американцев просматривается определенная специализация – первые рекламируют европейские ценности, а вторые – убеждают Януковича, что нельзя использовать подразделения «Беркута» против «титушек» и бандеровцев.

Неизбежно случилось то, что и должно было произойти: пролилась кровь, более 100 человек погибли, законный президент бежал, фактически государство перестало существовать, по крайней мере, в правовом отношении.

Признаюсь, что до событий в Украине у меня были определенные сомнения относительно проектов законов по поводу деятельности НПО в России и правил проведения протестных акций. Один только термин «иностранный агент» неизбежно ассоциируется с ужасными временами сталинских репрессий.

Но я вспоминаю одно из интервью протоиерея Всеволода Чаплина, который справедливо предупреждал об опасности безграничного либерализма. Он отмечал: «Государство слишком либерально. Оно не может перегрызть пуповину, связывающую нынешнюю власть с 90-ми, которые являются антимиром». В этом высказывании есть что-то рациональное - последствия показного либерализма мы уже видели в Украине. Но все же в антилиберальном рвении, как мне представляется, нельзя переходить известные границы.

Национальная идея позволяет определить морально-нравственное здоровье общества, чему оно отдает предпочтение: духовному или материальному. Особо надо отметить, что в России практически не было меркантильной дискуссии относительно экономических выгод или ущерба в связи с воссоединением Крыма. Государственная дума и Правительство РФ незамедлительно выделили десятки миллиардов рублей для новых субъектов Федерации. Но что еще может быть более важно, так это то, что на предприятиях и в организациях шел добровольный сбор средств на помощь крымчанам, а из десятков регионов и городов России на Крымский полуостров направились фуры с продовольствием, медикаментами, медицинским оборудованием и другими необходимыми вещами.

Запад попытался запугать нас международной изоляцией и санкциями. На Генеральной Ассамблее ООН было навязано голосование резолюции, осуждавшей Россию. Однако половина официальных представителей стран - членов ООН ее не поддержали или не приняли участия в голосовании.

Значительная часть простых граждан США и стран ЕС не поддерживают русофобию своих официальных представителей. Буквально на следующий день после оглашения результатов референдума в Крыму, мне позвонил известный французский профессор Юбер Ландье и от имени членов Международного института социального аудита поздравил с воссоединением Крыма с Россией. Хотел бы уточнить, что членами этого института являются видные исследователи, адвокаты, предприниматели, профессора из многих стран Европы, Азии, Африки.

Глубоко убежден, что воссоединение Крыма с Россией еще более подняло престиж нашей страны в глазах мирового сообщества. Россия уже встала с колен времен Ельцина - Козырева, она не просит любви со стороны Запада, но уважать себя она должна его заставить.



Общество Благовещенск хотят развивать за счет намывов Благовещенск хотят развивать за счет намывов

Возвести "новый город" возле моста через Амур, увеличить количество пешеходных улиц и намыть территории у слияния рек предложили участники Амурского экономического форума для развития Благовещенска.

Культура Бахрушинский музей вручит награды победителям Премии "Театральный роман"-2019 в "Новом Манеже" Бахрушинский музей вручит награды победителям Премии "Театральный роман"-2019 в "Новом Манеже"

Торжественная церемония вручения VI-й Премии в области литературы о театре "Театральный роман"-2019, учрежденной Бахрушинским музеем в 2014 году в рамках масштабного проекта Биеннале театрального искусства, пройдет 10 декабря в "Новом Манеже". Награды будут вручаться при участии Председателя Жюри – руководителя московского театра "Сатирикон", Народного артиста России Константина Райкина.

Спорт В Кремле прокомментировали ситуацию вокруг РУСАДА В Кремле прокомментировали ситуацию вокруг РУСАДА

В Кремле сожалеют о том, что комитет Всемирного антидопингового агентства (WADA) предложил отстранить Россию от международных соревнований, заявил пресс-секретарь президента Дмитрий Песков.