15 апреля 2014, 23:01, Беседу вела Любовь Лебедина

Оставаться интересным себе

Народный артист России Максим Суханов – личность сложная. Впрочем, хороших артистов с простым характером не бывает. Он умеет быть разным: веселым, заводным, грустным, отстраненным и даже сердитым. Про таких говорят: человек с секретом.

- Максим, скажите, почему в вашем новом спектакле «Возвращение домой» по Гарольду Пинтеру возникла столь многозначная трактовка вашего отца семейства, когда в финале представления вы накладываете грим Сталина?

- В контексте нашего спектакля этот прием родился от того, что образ отца связан с пещерным сознанием, тиранией, и нам показалось органичным преподнести это в конце спектакля еще и через маску Сталина. Во-вторых, его масочность в какой-то степени превратилась в элемент русского театра дель арте. Насколько мне кажется, Сталин олицетворяет как все ужасное, так и уродливо комическое. Я имею в виду то, что сегодня живет в сердцах зрителей по отношению к вождю всех народов. Для того чтобы рельефнее показать возможные перемены в сторону сталинизма, неважно когда, принципиально необходимо затронуть смеховую плоскость. Для нас по времени этот персонаж находится очень близко, и в описании многих людей он выглядел весьма противоречивым. Те же, кто с ним близко общался, часто говорили, что более обаятельного человека они не встречали, и сразу же влюблялись в него. Вот это сочетание ужасного и очень милого человека, мне кажется, под стать ужасному и трогательно-смешному отцу.

- Ведь вы не первый раз «дружите» с этим историческим персонажем. Достаточно вспомнить такие фильмы, как «Утомленные солнцем», «Дети Арбата». Вы постоянно с ним сталкиваетесь. Почему?

- Это касается выбора Михалкова и Эшпая. В то время я никак не предполагал, что ко мне может поступить такого рода предложение. Вероятно, они что-то увидели во мне, как артисте, способном сыграть столь неоднозначный, исторический образ?!

- Тем не менее вам интересно проникать в его психологию?

- Если появится произведение, раскрывающее мотивы поведения Сталина, - это заинтригует меня. Там есть в чем покопаться. Ведь это не только образ, значимый во всех отношениях, но и стоит близко от нашего времени.

- Итак, история идет кругами и как бы повторяется. Ну кто бы мог подумать, что возрождение фашизма возможно на почве оголтелого национализма? Поэтому не могу не задать вам вопрос по поводу всплеска украинского шовинизма и русофобии в Киеве и на Западной Украине?

- Я не аналитик и не человек, разбирающийся в нюансах политики, но в силу своей профессии интересуюсь настроениями в обществе и, естественно, анализирую те или иные события, происходящие в мире. Думаю, что все произошедшее на Украине, в том числе на Майдане, связано с тем, что люди, собравшиеся там, больше не захотели терпеть коррупцию и искренне стремились изменить ситуацию, чтобы войти в русло европейской цивилизации. Но при любых экстремальных ситуациях вылезают разного рода крайности, заложенные в народе, в том числе и национализм. Другое дело, как себя повести в такие периоды. Мне кажется, в этой сложной ситуации им надо было помогать и ни в коем случае не получать разрешение на ввод войск на чужую, пусть и братскую территорию, что может еще больше накалить атмосферу и усилить конфликт. Только мирным путем переговоров и сотрудничеством с международными наблюдателями можно погасить напряжение.

- Но факт присоединения Крыма и Севастополя в качестве автономной республики в составе Российской Федерации уже состоялся. После этого можно ожидать военные столкновения России и Украины?

- Возможно, все что угодно, вплоть до партизанской войны. Наверное, есть какие-то подводные течения, о которых мы не знаем, в том числе связанные с падением экономики. Но ни при каких обстоятельствах нельзя бряцать оружием между двумя братскими народами, победившими фашизм, – это может оттолкнуть даже тех, кто на стороне России.

- А вы не связываете присоединение Крыма и русского Севастополя с защитой русскоязычного населения?

- Я почему-то не связываю. Ведь не защищали 400 тысяч русских в Туркестане, когда там аннулировалось двойное гражданство, и люди должны были либо все бросить и переезжать в Россию, либо отдать российское гражданство, превратившись в изгоев.

- Вы когда-нибудь бывали в Крыму? Снимались там?

- Когда-то бывал и снимался тоже. Там прекрасные места для съемок.

- Одна из ваших блистательных работ в фильме Лопушанского «Роль» тоже касается Гражданской войны, но 1918 года, где фактически происходит перерождение знаменитого артиста, который под чужим именем начинает реально существовать в роли комиссара, внешне похожего на него.

- Что касается этой роли, то для меня главной была его вера в искусство, которому он отдает всю свою жизнь. Именно эта вера толкает его на страшный эксперимент. Отказываясь от славы и спокойной жизни за границей, он возвращается в охваченную красным террором Россию, чтобы убедить себя и окружающих людей, что исполнит роль погибшего комиссара до конца, даже если она будет последней в его жизни. Он переходит грань драматического артиста и окончательно вживается в образ жестокого командира. Я рад, что судьба свела меня с Константином Лопушанским. Ради такой встречи можно ждать и год, и два, пока не появится подобного рода предложение. Меня однажды спросили: «Возможна ли такая история в наше время?» Подобного рода вопрос неправомерный, так как события картины связаны с Гражданской войной, когда люди каждый день находились в пограничном состоянии, а человеческая жизнь ничего не стоила. Но, к сожалению, маятник времени для России привычная вещь.

- Но у вас тоже есть актерский опыт, связанный с татаро-монгольским игом в фильме «Орда» и Борис Годунов» в картине «Борис Годунов». Выходит, судьба вас постоянно подталкивает на встречу с историческими персонажами. Наверное, это большой труд?

- Я работаю так, как мне интересно. И все рассматриваю через контекст нынешних переживаний и нынешнего времени.

- У вас в это время сердце болит?

- Я не очень люблю рассказывать о том, что со мной происходит, но какие бы трудности не возникали в процессе работы над ролью, в конце концов, все сводится к удовольствию от того, чем ты занимаешься.

- Скажите, перевоплощение существует?

- Существует, опираясь на множество оттенков «я», которые заложены в человеке. Но каждый распоряжается этим «я» по-разному. Эта профессия будет интересной до тех пор, пока артист не перестанет себя исследовать.

- Но можно ли по-новому сыграть Бориса Годунова? Ведь уже было столько талантливых трактовок этого персонажа, что «переплюнуть» их очень трудно.

- Я никогда не подхожу к материалу с точки зрения того, что уже было сделано, и ни на кого не обращал внимания, и не обращаю. Мирзоев предложил мне это сделать в контексте нашего времени. Написанный Пушкиным Годунов по характеру рефлексирующий человек, в силу того, что у него еще остались ноты совести, и человеческое в нем не было выжжено властью, которая опасна для любого человека, особенно, если это происходит длительное время. Был ли убит царевич или не был убит, но мысли об этом ребенке мучают Годунова, сводят его с ума.

- Скажите, у актеров существуют свои штампы?

- Так или иначе, они существуют у всех. Все люди склонны возвращаться к штампам, как склонны опираться на знаки социума, чтобы продолжать жить. Но у актеров есть территория, где они могут творить, фантазировать и экспериментировать, все, начиная с белого листа. Поэтому у людей творческих всегда больше шансов не утонуть в болоте штампов.

- Злые языки часто называют вас актером одного режиссера Владимира Мирзоева. Как вы к этому относитесь?

- Я так не считаю, потому что открыт к предложениям других режиссеров и работа с Туминасом тоже для меня ценна. В кино я сотрудничаю с разными режиссерами. Но, увы, не так много режиссеров, с которыми хочется работать. Поэтому тут тоже важен отбор, чтобы продолжать оставаться интересным, прежде всего, себе самому. Психологическая совместимость имеет большое значение, как и творческая атмосфера тоже.

- Партнер для вас очень важен? А если он не слышит вас, что делаете?

- Тогда стараюсь работать с его глухотой. Я беру это за правила игры и ни в коем случае не дистанцируюсь от него. Я ищу способы коммуникации, иначе все будет большой случайностью, чего в театре не может быть. В конце концов у нас еще есть режиссер, который не должен доводить ситуацию в существовании актеров друг с другом на сцене до абсурда.

- Вы более 30 лет работаете в Театре имени Вахтангова? Наверное, это утомительно и трудно?

- Мне никогда не было трудно. Бывали разные периоды, но я никогда не думал о том, что пора уходить. Если бы у меня не было ролей, то, наверное, такие бы мысли возникали. Сейчас у меня три крупные роли в спектаклях: «Сирано де Бержерак», «Ветер шумит в тополях» и «Предательство». А в апреле мы начинаем работать с Владимиром Мирзоевым над «Женитьбой Фигаро».

- И все-таки какие-то роли уплывали от вас, потому что вы были заняты на съемках?

- Из-за занятости в кино я никогда не отказывался от репетиций в театре.

- Насколько мне известно, вы еще и музыку сочиняете.

- Нет, сейчас не сочиняю. Мне не хватает времени для этого, тем более нет заказов.

- А продюсирование возникло от безысходности?

- Вовсе нет. Мне интересно этим заниматься, так как появляется возможность набирать тех людей, в которых я уверен, и они не подведут.

- Вы по характеру лидер?

- Даже не знаю. Если у меня есть большое желание, то могу выступать в роли лидера, но постоянной потребности находиться впереди всех на коне нет.

- Тем более в зависимой актерской профессии такое невозможно.

- Я не считаю ее зависимой, разве только от встречи с талантливым режиссером, помогающим тебе раскрывать себя. От этого, да, ты зависим.

- Как вы относитесь к успеху своих коллег?

- Нормально. Если появляется какой-то талантливый фильм или спектакль, то могу и второй раз пойти и посмотреть.

- Максим, случай – это судьба?

- Конечно, есть момент и случая, и судьбы, но еще важнее держать внутри себя установку – чего бы тебе хотелось и к чему надо стремиться. Радоваться, что у тебя появилась эта установка, и что-то делать ради ее реализации. То есть не успокаиваться и постоянно работать, и быть любопытным… 


Политика Памфилова отреагировала на случайную победу уборщицы на выборах Памфилова отреагировала на случайную победу уборщицы на выборах

Глава ЦИК Элла Памфилова заявила радиостанции "Говорит Москва", что не видит нарушения закона в ситуации с победой уборщицы Марины Удгодской на выборах главы сельского поселения в Костромской области.

В мире Выживший курсант рассказал подробности крушения Ан-26 под Харьковом Выживший курсант рассказал подробности крушения Ан-26 под Харьковом

Курсант Вячеслав Золочевский, выживший в крушении Ан-26 под Чугуевым, не выпрыгивал из самолета, как сообщалось ранее, заявил глава Харьковской областной администрации Алексей Кучер.

Экономика Титов предупредил Мишустина об угрозе волны банкротств Титов предупредил Мишустина об угрозе волны банкротств

Уполномоченный при президенте России по защите прав предпринимателей Борис Титов обратил внимание премьер-министра Михаила Мишустина на системную проблему с выдачей льготных кредитов бизнесу под два процента, которая может обернуться волной банкротств, рассказали в пресс-службе омбудсмена.


Общество Глава комитета Госдумы выступила против поправок в Семейный кодекс Глава комитета Госдумы выступила против поправок в Семейный кодекс

Глава комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Тамара Плетнева считает, что предложенные сенаторами поправки в Семейный кодекс, касающиеся брака и усыновления, слишком объемны, изменения должны вноситься постепенно.

Спорт Фальстарт из-за коронавируса. Как "Зенит-Ижевск" пострадал после матча на Кубок России Фальстарт из-за коронавируса. Как "Зенит-Ижевск" пострадал после матча на Кубок России

Ижевский футбольный клуб сложно было назвать фаворитом "группы 4" в первенстве ПФЛ. "Зенит" рассматривался в качестве крепкого середняка – букмекеры не предполагали, что ижевские футболисты смогла побороться за путевку в ФНЛ.